Александр Кочетков: Власть не сшивает страну. Страна держится на «живой нитке»

Александр Кочетков: Власть не сшивает страну. Страна держится на «живой нитке»

Власть, будь она патриотической и думающей, должна была делать, чтобы сшивать государство,  сглаживать острые углы, находить общее

Александр, хочу вернуться на насколько дней назад, когда все города и веси были завешаны биг-богдами со слоганами типа «можем повторить», а центральный телеканал «Интер» круглосуточно вещал о «бессмертных полках». Мне до сих пор не дает покоя вопрос – почему это до сих пор возможно в нашей стране? Кто дает добро на все то «победобесие»?

…Коротко, но издалека. Дело в том, что Украина является расколотым государством. Это определили не мы, это позиция США. И концепция расколотого, как бы неполноценного, несшитого государства взята на вооружение Кремлем. Это одна из фишек, которую он старается разыгрывать вместе с так называемым кремлевским православием.

Что это за концепция?

Концепция Кремля заключается в том, что Украина – расколотое государство, неспособное сформировать в себе собственные движущие и управляющие силы. И только внешняя сила способна преодолеть этот раскол. Соответственно, они стремятся к этому расколу, они стремятся максимально усилить его по тем трещинам, которые есть в украинском общественном сознании.

Украинская власть, будь она действительно патриотической и думающей, должна была делать все для того, чтобы сшивать государство, максимально сглаживать острые углы, находить общее.

Мы должны - и власть, и общество - предпринимать все необходимые усилия для защиты своего информационного пространства.

Кстати, я – один из авторов самой первой концепции информационной безопасности Украины. Она создавалась еще в 1995 году. Я тогда работал в Администрации президента Украины заместителем пресс-секретаря.

 

Так вы – человек Кучмы?

…И вместе с Горбулиным мы много думали над этой проблемой. Главной проблемой тогда был не Интернет, а телевидение, которое тогда «висело» на первой кнопке ОРТ, чтоб вы понимали, и еще куча российских каналов. И вообще – все еще существовал государственный монстр российско-украинского телевидения, унаследованный от советских времен. Тогда мы понимали, что нам надо сделать сильный украиноязычный канал, и таким стал 1+1. Появление этого канала было совершенно сознательным. Нам нужен был канал, который бы плавно вытеснял ОРТ, нужно было создать информационное украинское вещание, и таким тогда стал «Интер». Это все было сделано, и сделано довольно быстро.

Кстати сказать, все наше радио было русскоязычным. Но мы придумали нечто вроде пряника. Пряник – это лицензирование. Лицензия – это документ, который во всем мире позволяет претендовать на инвестиции, то есть это - финансовый документ в том числе. Но в обмен на пряник мы выдвигали требования.

Я просто расскажу одну байку. Радиокомпания «Просто радио», родом из Одессы, абсолютно русскоязычная, одна из сильных на тот момент. Пришли ребята - хорошие, творческие, и говорят: «Борисович, мы не хотим никаких «шаровар», мы хотим вещать хорошую музыку. Но нет этого». Я говорю: «Не может быть. Езжайте во Львов и ищите». Вот «Просто радио» и начало искать, поехало, и нашло несколько групп, одна из них называлась «Океан Эльзы». Они, одесские ребята, выкопали «Океан Эльзы», начали их крутить в своем русскоязычном эфире, таскать по фестивалям. Вот таким образом стартовал без пяти минут кандидат в президенты Святослав Вакарчук.

А что касается так называемого победобесия… Не будет иметь будущего страна, которая пытается двигаться вперед, глядя назад.

Не будет иметь будущего страна, у которой все победы были в прошлом.

И у которой главным лозунгом является: «Можем повторить!». В отношении Украины главный лозунг должен быть: «Никогда больше!». Никогда больше мы не должны пройти через ужасы войны, никогда больше мы не должны пройти через противостояние в обществе. Никогда больше у нас не должно быть преступного идиотизма, даже преступного умысла, когда по благословлению Администрации президента в русскоязычных областях проводятся акции «Бессмертный полк». А с другой стороны, по благословлению той же Администрации президента националисты получают добро на проведение марша памяти дивизии «Галичина».

Вы уверены, что это все с благословения Администрации президента происходит?

Да, это делается сознательно.

Зачем?

Для удержания власти нынешнего олигархата во главе с ненавидящим деньги Петром Алексеевичем Порошенко, готовым умереть за нашу страну. Я уж не знаю, от жадности или от чего он готов умереть...

Так вот, для удержания власти Порошенко пойдет абсолютно на все. Абсолютно.

Раскол общества - это как раз та технология, которая активнейшим образом используется властью.

И канал «Интер» играет в эту игру.

У нас ведь сегодня происходит жесточайшее противостояние между олигархами. Олигарх отличается от большого бизнесмена тем, что он извлекает прибыль из политики. Илон Маск или Билл Гейтс не олигархи, потому что они извлекают прибыль на своих предприятиях. Ахметов является олигархом, потому что он, с одной стороны, извлекает деньги из бюджета страны, с другой стороны, - через СМИ и политических лидеров - влияет на политику.

И формирует вместе со своим партнером Петром Порошенко удобную для их местного собизнеса политику. Например, реализуют аферу «Роттердам плюс».

Так вот все эти противостояния – между русскоязычными и украиноязычными – у нас искусственно раздувает власть.

Противостояние общества - как технология удержания власти - стает особенно актуальной в преддверии предстоящих президентских выборов. Сейчас это главное. У них. Не страна, не экономика, не стабильность, а - удержаться любой ценой.

Это – сознательная политика или уже рефлекс?

Такие люди, - они врут настолько часто, что начинают верить в то, что говорят… Если такой человек говорит, что собрался завтра полететь на Марс - он реально верит в данный исторический момент. Но завтра у него появляются другие проблемы, надо ехать на работу. И только потому, что ему надо ехать на работу, - на Марс не получится, а так бы, конечно, он полетел… Это психологическая реакция замещения и любой психиатр легко распишет анамнез этой болезни. 

Понимаете, к новому правителю перешли все те уроды, которые были при предыдущей власти и все схемы коррупционные сохранились. Только цифры откатов растут. Я не думал, что после Януковича можно увеличить цифры отката. Увеличили. Плюс открыли еще новые коррупционные схемы на войне, которые Януковичу и не снились.

 

Хочу вернуться к слогану «Можем повторить». Ведь его тиражирует определенная политическая сила.

…Которая полностью ориентирована на Россию, полностью.

Это что значит? Что, раскалывая общество, как вы утверждаете, наша власть сотрудничает с Оппоблоком? Я начала разговор с вопроса: почему власть закрывает глаза на то «победобесие», которое творит «Интер», и на все остальное…

…А я пытался на эту тему выйти, но не договорил. Я говорю о том, что наши большие бизнесмены жестко конкурируют между собой, но для сохранения той модели власти, которая существует. Они абсолютно все - партнеры. И когда мы говорим, что Оппоблок противостоит БПП – так выглядит только в медиа. Они сотрудничают, они взаимодействуют, они встречаются, общаются, обмениваются идеями, консультируются. Да, естественно, конкурируют. Но делают все, чтобы их общий корабль оставался на плаву. Да, - «Интер», Левочкин, Бойко, Новинский и все прочие - играют в игру так называемого русского электората. Петр Порошенко тоже имеет структуру, которая окучивает пострегиональный электорат – партию «Наш край», хотя с ними все неоднозначно. Тут они немножко конкурируют, но, в общем и целом, для сохранения своей власти они договариваются.

Оппоблок сориентирован на Россию. А что хочет Россия? Она хочет, чтобы Украина была на самофинансировании, но шла в кильватере политики России. В первую очередь, внешней политики, во вторую очередь, военной политики, в третью - экономической политики. Но, повторю, содержалась за свой счет. То есть их всех – и Россию, и Оппоблок, того же Вилкула, устроит генерал-губернатор на должности президента.

Левочкин в значительно большей степени сориентирован на Штаты. Но, тем не менее, их всех устраивает ситуация, когда «начальник» будет в Кремле или Вашингтоне, а тут они будут бесконтрольно заниматься тем, чем они занимаются практически 25 лет - пилить остатки нашей экономики, вытаскивая все в офшоры.

Хорошо, вот вы это понимаете, я это понимаю, мы можем анализировать ситуацию. Но таких людей меньшинство. 

Которые понимают?

Да, которые понимают.

Докладываю… С одной стороны, людей понимающих не должно быть много. Их и не может быть много. В успешном западном, - мы его называем цивилизованном - мире, существует культ эксперта. Мы даже в фильмах голливудских видим: какая-то там комета летит к Земле, президент США вызывает ученых, а они с ним говорят в режиме «слушай, бестолочь!». И он кивает и делает то, что ему говорят…

У нас же высокая власть похожа на восхождение на Эверест. Там, в условиях кислородного голодания и сумасшедшей нагрузки, проявляются некие истинные черты, исходные черты альпиниста.

Вот так и в человеке на вершине власти проявляются его исходные черты.

Если он был немножко жадный, то наверху окажется полным жлобом, если он был немножко жестокий, то наверху окажется кровавым диктатором.

 

Вернемся к экспертам.

Да, вернемся к экспертам. У нас нет общественной культуры ориентироваться на экспертов, потому что постсоветское прошлое формировало позицию, что некие уроды, которые находятся в коммунистической партии или там, не знаю, в какой-то другой правящей партии, - носители некой истины, которая, на самом деле, лжива. Но формально она считается истиной, провозглашаемой с телевизора. Поэтому у нас в стране отношение к этим всем экспертам достаточно скептическое. С другой стороны, экспертное сообщество у нас чрезвычайно комерциализировано. Все мы знаем, что социологию и социологов покупают, экспертов, вещающих по телевизору, покупают.

В прайм-тайме любого телеканала не может появиться человек, который не координирует свои действия с властью, потому что Банковая имеет полностью контроль над всем информационным вещанием в стране.

Такой негласный, а кое-где и гласный закон.

Кроме того, используется достаточное количество технологий, которые разрабатывает целый центр на Банковой во главе с Медведевым и Уколовым.

Олег Медведев и Виктор Уколов - политтехнологи Порошенко, которые придумывают и вбрасывают разные темы. Вбрасывают в общественное сознание в тот момент, когда им кажется, что нужно наступить на какую-то клавишу этого общественного органа. Примеров мы знаем массу. Кого-то побили, еще что-то…

Ну хоть бьют-то не специально?

Вы знаете, не всегда уверен. А то, что активность условного Вятровича или Корчинского четко совпадает с моментами, когда надо переключить внимание, - факт.

Общество реально отвлекают от реальных проблем, стоящих перед ним.

Почему общество это разрешает делать с собой?

С одной стороны - это его постсоветская незрелость, патерналистский настрой. Большое количество людей продолжает ориентироваться на то, что где-то какие-то правители что-то порешают. С другой стороны, это результат сознательного оболванивания и дезинформирования нашего общества. С третьей стороны, - это естественное следствие того, что наиболее активные не в состоянии найти себя здесь и либо уезжают, либо уходят во внутреннюю миграцию, либо плюют на все эти общественные дела. То есть пишут-пишут в ФБ, а потом плюют и, после второй революции, не приведшей ни к чему хорошему, начинают заниматься собственным огородом. Махнули на все это рукой и перестают нести функцию общественного просвещения.

Что же нам делать?

Кроме молиться? (смеется)… Украина – страна, в которой возможно все. Украина – страна-спринтер. Она не может, как выяснилось, ровно держать марафон и даже полумарафон. Но пробежать спринтерский забег, так, что поражается весь мир, мы, оказывается, способны.

Первый Майдан, оранжевый, второй Евромайдан продемонстрировали всему миру совершенно новые принципы самоорганизации нашего общества, которые, между прочим, напугали мир.

Подчеркиваю: напугали весь мир. Тема самоорганизации общества Европе абсолютно не нужна. Да и Штатам это не очень нужно.

Но главное, чтобы активная часть общества не опустила руки и была готова к этому спринтерскому забегу. Наша задача – всячески формировать в обществе понимание, что в наших бедах-проблемах виноваты не конкретные люди, - хотя и они должны нести конкретную ответственность.

В наших бедах и проблемах виновата неэффективная постсовковая система власти.

И что делать с этой системой?

Система власти, выписанная в Конституции 1996 года, зафиксировала лишь противодействие, реальный расклад между тогдашним президентом Кучмой и Верховным Советом во главе с Александром Морозом.

В ней, Конституции 1996 года, президент является полным слепком, аналогом секретаря ЦК КПУ и даже физически находится в том же здании. То есть, он ни за что не отвечает, по факту.

У нас нет и не было ни одного закона, который бы обозначал ответственность президента за его деятельность на этом посту.

Точно также у нас отсутствует система влияния общества на народных избранников, на депутатов. Чисто постсоветский принцип.

А должна существовать система ответственности за любое публичное заявление государственного деятеля.

У нас ни один политик никогда не был не то, что покаран, - не получил порицания за то, что он чего-то пообещал и не выполнил.

Закончить АТО за считанные часы, например, да?

Поэтому новая система должна предусматривать автоматическую ответственность.

Человек пообещал Укрзализныцю вывести за два года на такой-то там уровень. Зафиксировано: сроки, обещания, фамилии. Мер пообещал водопровод починить или канализацию – записано, зафиксировано. И когда приходит время, красная лампочка загорается: не выполнил? Значит, уже не депутат, уже не мер, уже не министр, уже не президент. Автоматически. Или вот этот депутат принял на себя крутое обязательство: всех коррупционеров посадить на вилы. Не посадил – не депутат!

 

Вот что вы предлагаете? Чтобы эти люди, которые сейчас в этой системе себя прекрасно чувствуют - своими же руками сломали эту систему…

Ни за что!

Но если он будут знать, что он выходит из Верховного Совета, и проходит через 100 тысяч человек, которые крайне недовольны им, он идет домой, где возле его дома стоит еще 10 тысяч, и возле школы, где учится его сын - тоже стоит 5 тысяч человек. Которые от него ничего не требуют, кроме одного - выполнить свои публичные обязательства.

Любой государственный деятель все свои сбережения обязан немедленно перевести в гривны и разместить в государственном банке… И деньги всех членов своей семьи.

Если вы, ребята, не верите в наше будущее - так что же вы нам тут укрепляете, а?

Зачем вы нас обманываете, Владимир Борисович? На рынке в Виннице, где вы работали, так не принято. Почему вы считаете, что в Кабинете министров это принято и это можно? На рынке за такое, между прочим, бьют морду. 

Я вам больше скажу.

Новая система власти должна предполагать, что во власть имеют право идти только те, кто безусловно признает существование независимой, суверенной, субъектной Украины.

Безусловно! Второе – они готовы защищать ее с оружием в руках. Не обязательно – взяли винтовку и пошли на фронт. Но они должны быть готовы к этому. Более того - избирателями не должны быть те, кто за килограмм гречки отдают свой голос. Эти изменения могут произойти только под давлением общества, ставящее власть в позицию сервис-менеджеров, которых мы нанимаем.

Вот эту вот концепцию так называемого нового общественного договора, крайне необходимо пропагандировать. Этим путем прошли ряд стран, Исландия, например. Там произошел сумасшедший рывок и в цивилизационном, и в экономическом плане. Ведь когда речь идет о 50-70% ВВП, который находится в тени, - мы не можем говорить о росте экономики, это абсурд. 

Нам нужно обеспечить, чтобы человек укравший не имел возможность потратить то, что он украл.

Все эти электронные декларации - смысл их как раз и заключался в том, чтобы контролировать расходы. Не можешь объяснить, откуда у тебя взялся дом, - либо заплати за этот дом, либо, как минимум, ты уже не госслужащий. И тобой занимаются правоохранители.

Должен заработать общественный контроль за расходами наших чиновников.

После Евромайдана был интереснейший казус: часть людей, бизнесменов среднего уровня, воодушевились и пошли на работу в исполнительную власть… Но у нас ведь существует квотный принцип, партийцы и все такое, которые получили реальную власть. Те заняли места министров, а этих - взяли замминистрами. И замминистров посадили на ничтожные несколько тысяч гривен зарплаты, и не дали возможности решать ни одного вопроса. Через полгода эти люди сами начали писать заявления, потому что жить было не на что, потому что они не воруют. И ничего невозможно решить. Они предлагают какие-то идеи, им кивают первые лица, которые относятся к этой олигархической системе, которая у нас существует 20 лет…

Есть ли те, кто знает, как эту систему сломать?

Сегодня ситуация достаточно понятная с точки зрения куда идем и что делать. Последняя попытка поднять этот общественный протест, о котором я говорил, была предпринята Михаилом Саакашвили, активнейшим, пробивным спикером. Но, в общем-то, «не загорелось». Дрова оказались сырыми.

Военные, с которыми я общаюсь регулярно, говорят, что захватить власть несложно, а вот что делать потом? Эту власть, пришедшую в результате переворота, никто не признАет. Страна моментально развалится, все держать на силе оружия - невозможно. В ХХІ веке, слава Богу, наши военные это понимают.

Так вот, сейчас необходимо сформировать команду, объединяющую в себе тех кандидатов в президенты, которые, являются жесточайшими публичными противниками действующей власти, власти олигархата, вот той, которая не любит деньги.

Я - как профессионал - достаточно циничен, но и у меня периодически волосы начинают шевелиться при делах и высказываниях нашей власти. Если бы я не знал этого человека с 1998 года…

Так вот, лидеры. Их нужно окружить общественным сознанием, движением, давлением, молодыми, незапятнанными, перпендикулярными политиками, которые неиспорченные и которые имеют некие принципы. Часть из которых прошла войну, - у них совершенно другое восприятие жизни, смерти, обязательств. Чтобы они некоторым образом сдерживали, ограничивали маневр наших публичных политиков, которые могут прийти к власти. 

Один мой товарищ, который претендует (на президентскую должность – ред.), но пока известен больше на ФБ, - он верит, что как президент сможет за два года поменять всю политическую систему, включая искоренение этого поста в принципе.

 

Это вы про Касьянова говорите? Я с ним, кстати, тоже недавно общалась.

В том числе и про Юру. Касьянов, Стеценко, Гнап... Девушки тоже есть, не только Юлия Владимировна, Богдана Бабич, например. Хорошие самодостаточные люди, которым надо найти место на этой шахматной доске. Вот если удастся объяснить первым лицам, начиная от Юлии Владимировны и заканчивая Анатолием Степановичем, что их надо очень крепко подкреплять людьми перпендикулярными, - а без этого не победить и со страной не совладать…  

Если не окружить себя энергичными, нестандартно мыслящими, активными людьми, то никакой самый умный и самый радикальный президент ничего не решит.

Ну, попробуйте сказать Юлии Владимировне, что ее время истекло.

Ее время не истекло… Ее миссия заключается в том, чтобы прийти самой, расчистить бульдозером площадку, и запустить под своим, так сказать, чутким руководством бригаду молодых горячих строителей на этой стройплощадке. Другой вопрос, что кроме «слушать и кивать», нам нужно еще иметь общественные гарантии, что все это будет исполняться. Вот почему нам нужны законы об отзыве депутатов, об импичменте президента, о специальных следственных комиссиях Верховного Совета, о специальном прокуроре. Новый закон о выборах.  

И вы считаете, что возможно поменять схему выборов до выборов?

Нет. Они должны быть подписаны и прийти в действие с новым президентом. Этот, конечно, ничего не примет.  

Ну, движение какое-то пошло, да?

Да, пошло, пошло. Это пошли терки между «Народным фронтом» и БПП. Партнеры Петра Алексеевича по коалиции страшно недовольны, что он все стянул на себя, и чем дальше – тем больше пытается стянуть. Мало того, он им ставит условия, на которых они его должны поддержать. Требования «Народного фронта» заключаются в том, что «мы не верим тебе, потому что ты – брехло последнее, мы хотим увеличения полномочий Верховного Совета и уменьшения президентских. А иначе мы тебя поддерживать не будем. И если мы вынуждены нести политическую ответственность за Минский сговор, то мы хотим, по крайней мере, обсуждать эти темы». Они хотят перераспределения властных полномочий, в то числе - влияния на экономические потоки, в том числе - на теневые.  

Шансы изменить избирательное законодательство до выборов – есть?

Изменить можно все. Желания нет.

Но ближе к выборам, если у нас обозначится победитель, - все побегут к нему договариваться. И тогда и парламент может прогнуться под будущего победителя и в качестве отступного, чтобы его не больно разгоняли, примет все что угодно. У нас абсолютно беспринципные, лицемерные политики. Трусливые и жадные. То есть управляемые абсолютно.

Они, подобно депутату Розенблату, могут ходить по эфирах, рассказывать нам о морали и подавать в суд на тех, кто ему инкриминирует коррупцию.

Они трусливы и никчемны. Как только ветер подует в другую сторону, они нынешнего хозяина бросят и побегут немедленно к новому.

Вы уже можете определить каких-то лидеров этой гонки президентской или еще рано говорить?

Они очевидны сейчас.

Что, не будет никаких сюрпризов?

Будет, будет, будет. Сейчас объясню, в чем дело. Снова повторю: Украина – это страна, в которой возможно все. И это до сих пор лично меня греет. И думаю, что не только меня. 

Пункт номер один. Петр Алексеевич и его ближайшее окружение, неглупые так сказать люди, отчетливо понимают, что если они потеряют власть, для них будет беда. Может быть, он как-то там в Брюссель и выскочит (а у него есть договоренность: если он протиснет, продавит все то, что хочет Европа, выведет конфликт на уровень тлеющего, то Европа готова его в благодарность вытащить в Брюссель. И капиталы за ним сохранятся, а Украину отговорят преследовать его. Временно).

Президентское окружение прекрасно понимает, что Порошенко любым образом должен баллотироваться и побеждать. Поэтому, когда я говорю, что они пойдут на все, то они реально пойдут на все: на провокации, на эскалацию военного конфликта, на теракты в Киеве – ничего нового. Зачем придумывать то, что работает в России, вот зачем придумывать? Они убедились, что это работает.

Но существует жесткая позиция США: они вынуждают наших политиков не бузить. Поэтому и не поддержали любимого ими Саакашвили. Не бузить, не раскачивать ситуацию, не обеспечивать центробежных процессов в обществе, поскольку - если сильно раскачать ситуацию, - отколется Закарпатье, отколется Львовская область, не знаю, что будет с Черниговской, моментально начнутся проблемы с Одесской…

На Западе все прекрасно понимают, что власть не сшивает стану, что страна держится «на живую нитку».

Запад обещает: если вы спокойно дождетесь выборов, то мы используем свое влияние, чтобы на выборы не пустить Петра Алексеевича. Мы начнем «уголовку» по нему, соответственно, президента с «уголовкой», даже если он каким-то образом изберется,  арестуют, да и все.

Какой интерес у Штатов?

Они утомились от вранья, от невыполнения обязательств. Как вы думаете, такого человека как Трамп, не достает все, что происходит в Украине? Когда он слышит «я не люблю деньги» от самого богатого президента Европы, который по ряду параметров, если мы посчитаем, побогаче Трампа может оказаться. Как он к этому должен относиться? Просто он видит, что над ним издеваются, держат, я извиняюсь, за лоха? Их это все раздражает.

Западу нужна система, которую не надо содержать. Сколько уже можно содержать  сорокамиллионную страну?

Долги-то нарастают, а они хотели, чтобы мы были более эффективными, то есть меньше воровали. А эта власть делает все, чтобы воровать больше, больше, больше и больше…

А вы верите, что у Штатов есть шансы в решающий момент повлиять на ситуацию кардинально?

Не верю. Я думаю, что их обманут в очередной раз. И до общественного противостояния на фоне выборов мы-таки скатимся.

Но все это заставляет олигархат суетиться, искать варианты. Поэтому ближе к выборам наверняка всплывут неожиданные варианты. Тот же Славко Вакарчук, который является проектом Виктора Пинчука. Сейчас он смотрится достаточно иронически, но в какой-то ситуации, когда у Петра Алексеевича возникнут проблемы и он окончательно разругается с «НФ», несистемный Вакарчук может получить поддержку значительно большую, чем просто Пинчук.

Есть Анатолий Гриценко, первый непроходной, - он сам себя так бестолково назвал, тем самым похоронив себя. Но и на него крупный бизнес начинает посматривать более-менее серьезно. Сегодня лидер Тимошенко, но если она не изменит принципиально подходы, не докажет обществу, что не просто изменилась, а что у нее есть команда, которая не будет походить на пашинских и всех этих, пардон, ляшко...  

 

Неужели из наших «непервых непроходных» можно сделать президента?

При нынешней системе, без ресурса - невозможно. Только войти в команду к кому-то, занять там ключевые позиции. 

Либо у нас произойдет что-то похожее на околовоенный переворот, то есть неконституционный переход власти. Тогда эти несистемные люди могут прийти к власти, но я такого, откровенно говоря, боюсь.

А почему вы в любом контексте не упоминаете Авакова?

Я упоминаю Авакова, я называю это «Народным фронтом». Это те силы во власти, которые хотят там остаться, но их не устраивает Порошенко в качестве мажоритарного партнера. Они относятся к власти как к бизнесу, и они хотят быть равными партнерами. Вот во главе их - Аваков, сосредоточивший у себя самый востребованный  ресурс.

Какой?

Деньги есть у многих. Власть тоже есть у многих. Но Аваков довольно мудро, прозорливо сосредоточил у себя силу, которая не только связана с должностью. Дело в том, что в том жестком противостоянии за трон президента, которое предстоит, задача выиграть – это сложная задача. Но еще более сложная задача, - чтобы проигравший признал поражение.

Я абсолютно ясно вижу, как, скажем, Порошенко проигрывает, но тут же взрывается что-то, не дай Бог, например на Бессарабке, он тут же объявляет военное положение и, в результате, объявление выборов откладывается на неопределенный срок.

Поэтому Аваков предлагает политическому бомонду хорошую услугу: «Я завожу президента в его кабинет на четвертый этаж Банковой силой Нацгвардии или силой «Азова».

Я найду, какой силой завести, вот такая у меня сервисная услуга. Но, естественно, в обмен на то, что я остаюсь».

Потому что никакое СБУ не станет противостоять, если с той стороны будут не беззащитные протестующие с деревянными щитами. И заявление о том, что, условно говоря, Нацгвардия или «Азов» поддерживают избранного президента - снимет проблему с возможным терактом, его не произойдет.

То есть вы допускаете, что статус Авакова и его влиятельность сохранится при любом новом президенте?

Сейчас с ним ведут переговоры те, которые реально претендуют на президентский пост.

Автор: Галина Плачинда, издание МИР

Поделиться​​ новостью:


- ПОЧЕМУ растут цены на газ и почему Порошенко грудью защищает грабеж и мародерство НафтоГаза?
- Фанфароны из провинции),а виноваты инопланетяне
- Евгений Середа: "Ми йдемо своїм шляхом" (Петро Порошенко). Конечно своим, я даже знаю куда...
- Вони розв'язали війну
- Лиза Богуцкая; Памяти Кахи Бендукидзе. Он уникум. Таких больше нет. Почему у нас не получается сейчас?
- Как он работал в очистке? Гройсман это дешевый фигляр и доморощенный Керенский, — Кучеренко
- Винницкий клан рулит. От Украины остались флаг, гимн, половина населения и коррупция
- "Я СЕБЯ НЕ ОБДЕЛИЛ?!" - Правительство Гройсмана хочет резко снизить налоги с "белых" высоких зарплат
- Германия призвала укровласть закрыть позорную интернет-помойку сайт «Миротворец» (сливной бачок)
- Юлия Тимошенко: Новая власть пересмотрит пенсионную и медицинскую реформы
18:08Май, 18 2018 1457

► РЕЗОНАНС
сегодня
за неделю