Loading...
► Аналитика
Мировые процессы "гибридной войны" входят в непредсказуемые фазы, - Горбулин Спросите себя: Вы такую Украину хотели в 1991-м, в 2004-м, в 2014-м? Сейчас? Для себя, для своих детей? Медреформа: 10 рисков, о которых молчит Супрун Что показывают акции протеста под Радой Фонд Карнеги: между Украиной и Западом нарастает напряженность из-за нежелания Порошенко бороться с коррупцией Кто разделит с Порошенко ответственность за «минский сговор»? Cамые "интересные" нюансы пенсионной реформы Страшный сон Запада. Он в конце концов, неизбежно проиграет в Украине Почему украинский парламент объявил итальянскую забастовку “Петушиный отряд шоколадного цеха” От урагана к миротворцам. Что изменится для Украины после встречи Трампа и Порошенко Порошенко ради личной наживы целенаправленно уничтожает Украину — Сенченко Альона Шкрум: ТРИ УРОКИ "ПРОРИВУ СААКАШВІЛІ" Святослав Стеценко: Важкі істини - наші правителі діють на боці нашого ворога. Це об'єктивно

Физик-атомщик: На Украине есть все возможности для создания ядерного оружия

Физик-атомщик: На Украине есть все возможности для создания ядерного оружия

Физик-атомщик, эксперт экологического объединения "Беллона" Андрей Ожаровский в интервью прокомментировал заявление Украины о возможном выходе из договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО).

— Завершился саммит по ядерной безопасности в Гааге. Почему не было Путина, хотя была возможность встретиться с Обамой, Меркель?

— Давайте не путать. То, что происходило в Гааге — это не саммит по ядерной безопасности, а саммит по физической ядерной безопасности, собственно, так он называется в документах МИД России. Речь там шла о физической ядерной безопасности, то есть об охране объектов, об учете ядерных материалов, чтобы террористам не достались материалы, и чтобы из них нельзя было делать несанкционированные ядерные взрывные устройства.

Россия в этом саммите участвовала в полном объеме, а то, о чем спрашиваете вы, случилось на полях саммита, то есть в свободное от него время. Участники могли пойти пить пиво (в Голландии очень хорошая традиция потребления спиртных напитков), и эти семь человек сели разговаривать друг с другом. То есть в саммите мы участвовали, просто параллельно встретилась эта "семерка".

— Украина заявила, что выходит из Договора о нераспространении ядерного оружия? Почему?

— Я не видел документа, мне кажется, там было заявление о намерении. На Украине есть все возможности для создания ядерного оружия, но я не думаю, что страна сейчас бросится создавать его. В распоряжении Украины имеется значительное количество ядерных материалов, урана и плутония, из которых действительно можно в достаточно короткие сроки создать ядерное взрывное устройство.

Я думаю, что речь идет о дипломатической угрозе. С чем она связана? Когда распадался СССР, на территории нескольких новых государств, таких, как Украина, Белоруссия, Казахстан и Россия, находилось ядерное оружие СССР. Возникал вопрос, кто и как будет нести ответственность за это оружие, будут это новые ядерные державы.

Поскольку все это регулировалось договором о нераспространении ядерного оружия, были предприняты определенные усилия, чтобы лишь одна из стран СССР осталась с ядерным оружием. Это Россия.

Украина, Белоруссия и Казахстан вывели… Это было решение новых независимых государств. Украине мы тогда обещали обеспечить территориальную целостность в обмен на то, что она даст нам ядерное оружие. С их точки зрения то, что сейчас происходит — это действительно сильная несправедливость, и поэтому они на это указывают. Я считаю, что это дипломатическая угроза, но она может превратиться в реальную, потому что все возможности у Украины имеются.

— Украина обвинила Россию, что она якобы угрожает безопасности ядерных объектов на Украине. Какие это объекты и так ли это?

— Наверное, можно расценивать как угрозу. У нас сложные отношения, идет информационная война, а в информационной войне информация вторична, может происходить все, что угодно. По конкретным обвинениям было заявление Дмитрия Рогозина, он славится эпатажными ходами, он публично усомнился в способности Украины обеспечивать физическую оборону, то есть охрану от несанкционированных проникновений и краж ядерных материалов.

На одном из совещаний у президента Рогозин сказал, что нужно привлечь внимание общественности, МАГАТЭ. Вот был саммит, к нему было привлечено внимание. Есть ли реальная угроза — нужно спрашивать людей, которые живут на Украине.

Даже в той страшной Ровенской области, где недавно убили одного из бандитов, мне говорили, что станция (Ровенская АЭС) находится под армейской охраной. С начала событий на Майдане объект был под охраной, и если бы кто-то незаконно проник на станцию, Украина смогла бы дать адекватный отпор.

Угроза Рогозина не понравилась, это не было высказано, но это могло интерпретироваться таким образом, что Украина — это государство, которое провалилось или не состоятельно, и поэтому Россия должна взять под охрану ядерные объекты. Вот это была бы страшная угроза.

Это читалось между строк, сказано это было примерно так: не мы это построили, а СССР, Россия не имеет никакого отношения ни к Хмельницкой, ни к Ровенской, ни к Южно-Украинской, ни к Запорожской АЭС.

Попытка использовать ядерные объекты в геополитических целях, в целях какой-то угрозы — есть такая тема, и вот в частности, строительство Россией АЭС в других странах, например, в Белоруссии, тоже имеет такую коннотацию, потому что идут разговоры о размещении вокруг российских баз, защиты и всего такого.

Действительно, российские ядерные объекты на чужой территории — это угроза суверенитету других стран, не надо об этом забывать.

— Может ли Украина обосновать возвращение ядерного статуса, например, в связи с невыполнением РФ Будапештского меморандума 1994 года, когда США, Великобритания и РФ дали Украине гарантии ее территориальной целостности в обмен на отказ от ядерного оружия?

— Конечно, может. У меня такое ощущение, что юридически произошло нарушение территориальной целостности страны, как бы это не обосновывалось, в результате чего бы это не произошло, потому что юридически Будапештский меморандум гарантирует целостность страны на момент его подписания, и это связано с тем, что Украина выдала уже существующее на тот момент оружие.

Сейчас Украина не может физически получить обратно те же ракеты и бомбы, которые мы вывезли, конечно, не об этом речь. Любая сторона может выйти из договора о нераспространении ядерного оружия, как из любого международного договора. Для этого нужно уведомить за полгода или за год другие страны. Но это будет совершеннейший скандал.

Чем бы ни обосновывалось нарушение Будапештского соглашения, выход из договора о нераспространении ядерного оружия мировым сообществом будет воспринят именно как вызов, вызов глобальному миропорядку, и я не думаю, что это реальный шаг.

Юридически, повторю, возможно, потому что каждая страна берет добровольные обязательства и добровольно их соблюдает. Ну, добровольно в той или иной мере, если вот принято, как все страны должны находиться в договоре о нераспространении, даже Индия. Украина может потерять политическую поддержку международного сообщества, потому что такими вещами не шутят.

По ядерной безопасности есть еще одна проблема. До последних событий у России были контракты на строительство заводов по производству ядерного топлива и на постройку двух реакторов Хмельницкой атомной станции, сейчас все это рухнуло потому, что вряд ли новая украинская власть будет настолько доверять России, чтобы как-то увеличивать энергетическую зависимость. Будут ли наши строить там, сказать сложно.

Источник: pravda.ru


Поделиться​​ новостью:

- Порошенко копирует Путина, когда топит своего конкурента, но ему не светит выиграть выборы снова — грузинский волонтер
- Roshen наврал насчет реконструкции Театра на Подоле. Порошенко, конечно, ни при чем. Видео
- Европа и США объединились против неадекватных действий невменяемого киевского режима
- ВАЖНО! Началась бойня в АТО: есть потери
- Дурных нэма?! Порошенко надеется, что ЕС даст денег
Июнь, 28 2016 5693

► РЕЗОНАНС
сегодня
за неделю