поддержать  -  

Загрузка...

Газовая завеса Кремля

Газовая завеса Кремля

Падение нефтяных цен, дырявый бюджет, проблемы с выделением средств на авантюры в Донбассе и Сирии вынуждают Путина быть более покладистым и способным к переговорам…

Эмир Катара, государства Персидского залива, наиболее ярого противника путинского протеже на Ближнем Востоке — Асада, Тамим Бен Хамад Аль Тани посетил Россию с первым официальным визитом после своего вступления на престол в 2013 году.

Принимая 18 января в Кремле высокого катарского гостя — союзника саудовского короля Салмана и турецкого исламиста Эрдогана по свержению ненавистного режима в Дамаске, Путин не скрывал своего нетерпения и заинтересованности. "Мы ждали Вас ещё осенью прошлого года", — не сдержался главный патрон Асада, начав свою речь.

"Надеюсь, что все усилия, которые мы прилагали к строительству наших отношений в последние годы, послужат хорошей базой для дальнейших шагов, в том числе и в ходе Вашего визита, надеемся, будет дан дополнительный толчок в наших отношениях," — продолжал Путин. А усилия действительно были непростыми.

Начиная с 2004 года, когда в столице Катара был убит один из лидеров чеченской непримиримой оппозиции З. Яндарбиев, отношения между странами шли по нисходящей. Власти Катара тогда возложили ответственность за это на российские спецслужбы, работавшие под прикрытием посольства РФ. Напряжённость достигла апогея, когда в ноябре 2011 г. в международном аэропорту Дохи представителями службы безопасности Катара были нанесены многочисленные травмы послу России в Катаре В. Титоренко и двум сотрудникам посольства, получавшим диппочту.

Но наиболее острые противоречия между Москвой и Дохой проходят по сирийскому направлению, стороны придерживаются кардинально противоположных точек зрения по проблеме урегулирования ситуации в Сирии и будущего Башара Асада.

Вопреки "усилиям" Путина, именно благодаря Катару Национальная коалиция оппозиционных и революционных сил (НКОРС) — главная группировка внешней оппозиции с марта 2013 г. занимает место официального представителя Сирии на саммитах Лиги арабских государств. Кроме того, в апреле 2013 г. в Дохе состоялось открытие первого зарубежного представительства НКОРС. Катар также открыто заявляет о поддержке ряда вооруженных группировок, в частности "Ахрар аш-Шам", которую МИД РФ считает террористической организацией.

И несмотря на все это, Путин тепло принимает эмира Катара в Кремле и его даже не волнует реакция на это внутри страны, где давно уже за этим аравийским эмиратом закрепилась репутация главного врага России на Ближнем Востоке. Чтобы убедиться в этом, достаточно просмотреть комментарии в социальных сетях и отдельных печатных органах России, в частности небезызвестной "патриотической" КП.

Ярые поклонники "защитника интересов России в Сирии" могут возразить: ведь не Путин поехал в Катар, а эмир этого небольшого государства посетил Москву, также как и многие арабские президенты, принцы и шейхи, дескать, "гурьбой" приезжали в белокаменную в прошлом году. Тем не менее, кто кому больше нужен — Путин Аль Тани или наоборот? Ответ на этот вопрос становится все более очевидным.

Хозяин Кремля своими приемчиками чекиста-манипулятора попытался завуалировать это, когда в обращении к эмиру на первый план выдвинул хотя и актуальные сейчас, но вовсе не являющиеся ключевыми в отношениях двух стран вопросы энергетики и инвестиций, и лишь в конце отметил ситуацию в регионе, которая остро разделяет Москву и Доху. "У нас есть необходимость поговорить о взаимодействии и согласовании позиций в энергетике, особенно в газовой сфере, поговорить об инвестиционном сотрудничестве и, конечно, обсудить ситуацию в регионе", — сказал Путин скорее для своей аудитории.

Однако никакие дипломатические уловки и ухищрения Путина, тем более "согласование позиций в газовой сфере" не могут замаскировать истинную причину и повод заинтересованности Кремля в переговорах с главой Катара.

О каком согласовании газовых позиций может идти речь, если Россия и Катар являются прямыми конкурентами на мировом газовом рынке. Более того, противодействие со стороны Асада под давлением Кремля прокладке газопровода из Катара в Европу через территорию Сирии и Турции и стало катализатором нынешнего конфликта, унесшего уже 250 тыс. жизней и сделавшего около 5 млн сирийцев беженцами.

Несмотря на газовую завесу, Кремлю все труднее скрывать обеспокоенность и тревогу в связи с предстоящими в этом месяце в соответствии с резолюцией 2254 Совета Безопасности ООН от 18.12.2015 прямыми переговорами между правительством Асада и сирийской оппозицией, окрепшей благодаря главному спонсору — Катару и поддержкой его союзников — Саудовской Аравией и Турцией, много сделавших для укрепления и объединения разношерстных антиасадовских группировок.

Расчёты Путина на то, что непосредственное вмешательство в сирийский конфликт осенью прошлого года и бомбардировки российских ВКС усилят его позиции в регионе и торге с основными игроками по поводу будущего политического устройства страны и судьбы Асада и, соответственно, российских военных баз в Сирии, возымели обратный эффект.

Эти действия лишь обострили военно-политическую обстановку в Сирии и привели, в частности, к фактическому разрыву отношений с бывшим стратегическим партнёром Турцией и активизации усилий Саудии по дальнейшей консолидации рядов сирийской оппозиции. В декабре 2015 года перед заседанием СБ ООН по Сирии в Эр-Рияде прошел чрезвычайный саммит по объединению антиасадовских повстанцев для создания политического блока, в котором участвуют более ста суннитских сирийских военных и политических лидеров.

Подобное развитие ситуации вокруг Сирии не входило в планы кремлёвского "стратега". Становилось все более очевидным, что Москва, даже при поддержке Ирана, вряд ли сможет добиться своих главных целей на предстоящих межсирийских переговорах. Немалую нервозность Москве доставляет и факт снятия американо-европейских санкций с Ирана, открывающий широкие международные возможности для Тегерана и ослабляющий его интерес к маленькой Сирии, которую иранские муллы длительное время рассматривали лишь как противовес в отношениях с Западом.

Решающий вклад в уменьшение международной спеси Путина, которому вскружили голову нефтегазовые доходы нулевых годов, внес и нынешний острый финансовый кризис, продолжающийся в России. Падение нефтяных цен, дырявый бюджет, проблемы с выделением средств на авантюры в Донбассе и Сирии вынуждают нацлидера быть более покладистым и способным к переговорам. Об этом, в частности, свидетельствуют и недавние переговоры его помощника Суркова с замгоссекретаря США Нуланд в Калининграде, после которых Госдеп заявил о том, что Россия демонстрирует готовность к дипломатическому решению конфликта в Донбассе.

В этих условиях Путину ничего не остается, как обсуждать российскую авантюру в Сирии и незавидное будущее Асада, а также свое пошатнувшееся положение с главным действующим лицом в сирийском противостоянии — Катаром.

И не важно, где оно происходит: уверенно себя чувствующий эмир, если это "греет душу" безмозглым сторонникам "защитника российских интересов" на Ближнем Востоке, может приехать в Москву и пощекотать известное всем самолюбие кремлевского хозяина. И потом, более молодой Аль Тани, которому всего лишь 35 лет, чтит традиции арабского Востока, где оказывают уважение старшему по возрасту.

И никакие разговоры в Кремле с эмиром Катара об "энергетическом и инвестиционном сотрудничестве" не смогут отвлечь вменяемых людей в России и за рубежом от провала внутренней и внешней политики Путина, его стремления сохранить любым путем свою обанкротившуюся антинародную власть.

Кямран Агаев

 


Поделиться​​ новостью:

 

- Срочная новость: Важнейшие подробности визового режима с Россией
- Юлия Тимошенко призвала к импичменту Петра Порошенко
- Грабеж народа: Саакашвили о сделке Порошенко и Коломойского
- В Украине захотели ввести еще один налог
- Лиза Богуцкая: Стопудово Гаранту в США и в Европе намекнули на перевыборы
Январь, 20 2016 213

Loading...
► РЕЗОНАНС
сегодня
за неделю