Загрузка...

ЕГОР СОБОЛЕВ: КЛЕПТОКРАТИЧЕСКАЯ УКРАИНА

ЕГОР СОБОЛЕВ: КЛЕПТОКРАТИЧЕСКАЯ УКРАИНА

Только один вопрос. Что случилось с вами? Почему сотни тысяч, выходивших на Майдан, оплакивавших Небесную сотню, молчат? 

“Что с нами случилось?” С таким вопросом вышел к трибуне спикер Рады Андрей Парубий после голосования большинства за мое увольнение с должности председателя парламентского комитета по противодействию коррупции. Одни депутаты тогда возмутились, другие — посмеялись. Я не удивился. Народные избранники, стоявшие четыре года назад по разные стороны баррикад и Беркута, в парламенте не раз договаривались о назначении нужных министров, генпрокуроров или выступали одним фронтом во время атак на антикоррупционные общественные организации. На прошлой неделе эта неформальная коалиция, которую я называю “клептократическая Украина”, заблокировала законы о прозрачности в энергетике и газоснабжении.

Об этом рассказывает сегодня народный депутат Егор Соболев в колонке «Нового времени».

Единство бывших оранжевых, бело-красных и синих обеспечивается не только желанием сохранить топ-коррупцию, но и страхом за свое будущее. Принятое антикоррупционное законодательство заставляет и президента, и правительство, и многих народных депутатов впервые в новейшей истории Украины испытывать на себе действие закона. Каждый должен заполнять открытую для всех граждан декларацию не только о собственных активах, но и членов семьи. Теперь многим чиновникам не так просто доказать происхождение своих состояний.

Так, Антикоррупционное бюро вскрыло обман Олега Ляшко, который объясняет роскошную жизнь выигрышем в лотерею. Кроме того, НАБУ ведет сразу несколько расследований — о злоупотреблении служебным положении президента Петра Порошенко в сговоре с миллиардером Ринатом Ахметовым. Также подозревается в коррупции и семья министра внутренних дел Арсена Авакова.

Не хватает лишь одного — суда, способного выносить справедливые решения по делам высокопоставленных коррупционеров. Создание антикоррупционного суда отчаянно блокируется с 2016‑го. 17 октября прошлого года я вместе с несколькими тысячами граждан вышел на площадь Конституции у парламента с требованием лишить неприкосновенности народных депутатов, одобрить антикоррупционный суд и перейти к системе выборов по открытым спискам.

Тогда лидеры фракций БПП Артур Герасимов и НФ Максим Бурбак на все требования предложили: “Приходите послезавтра”. Но мы остались, прекрасно понимая: если не будем требовательными, послезавтра не наступит никогда. Были установлены палатки, из которых за два дня нас не раз пытались вытеснить. Позже президент передал просьбу встретиться. Я ответил, что встреча невозможна, пока нас продолжают атаковать. Еще через день полиция особого назначения вновь применила газ и удары ногами по голеням. Мы устояли. Затем нападения прекратились. Мы встретились с Порошенко в его кабинете. Я сказал, что мы вышли на улицу ради принятия важных для государства законов, и предложил поддержать создание Антикоррупционного суда. Он ответил, что и без нашего давления закон будет принят до конца года.

Послезавтра и конец года никак не наступали.

Быстрее прошло голосование направить в Конституционный суд законопроект об отмене нашей неприкосновенности. Новый Избирательный кодекс был проголосован в первом чтении лишь в ноябре. Что стало неприятной неожиданностью для президента, чьи ближайшие соратники вытаскивали карточки или уходили из зала во время голосования. Проект о создании антикоррупционного суда набрал достаточное количество голосов только 1 марта.

К тому моменту мы были крайне измучены. Однако планировали разобрать палатки лишь после того, как закон об антикоррупционном суде будет проголосован в целом согласно рекомендациям Венецианской комиссии.

Дальше вы знаете. В шесть часов утра субботы, 3 марта, нас окружили силовики с водометами и снайперскими группами. Без объяснений спецназ пошел на нас с поднятыми дубинками. Людей в лагере били и ставили на колени в снег. Порошенко, как обычно в таких ситуациях, набрал в рот воды. Аваков написал твит, который ему показался смешным. А руководитель полиции Киева Андрей Крищенко назвал все это “следственными действиями”. К концу субботы 112 захваченных, избитых и вывезенных автозаками активистов оказались “свидетелями”.

У меня остался только один вопрос. А что случилось с вами? Почему сотни тысяч людей, выходивших на Майдан, оплакивавших Небесную сотню, молчат? Некоторые даже осудили перекрытие квартала в Киеве.

Неужели вы думаете, что без давления граждан есть шансы на создание того самого антикоррупционного суда по‑настоящему? Неужели вы полагаете, что топ-коррупция вылечится временем, а не перерастет в фальсификации выборов?

“Это вы привели Порошенко и Авакова к власти и теперь снова что‑то хотите?” — не раз возмущенно кричали нам беркутовцы за эти 137 дней акции давления. Каков ваш ответ?


Поделиться​​ новостью:

- ПРО ВИХІД МУРАЄВА ІЗ "ЗА ЖИТТЯ"
- Що насправді хочуть жінки?
- От ввода войск до "Закарпаттянаш". Чем обернется скандал с раздачей венгерских паспортов
- Александр Кочетков: Набор электоральных отмычек для сохранения этой власти Порошенко
- МЕЖДУ РУССКОЙ ГРЕЧКОЙ И ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВЗЯТКОЙ. ИЛИ КАК ЧИНОВНИКИ ПОТРОШАТ УКРАИНУ
- 400 ТЫСЯЧ ДОЛАРОВ И СКАЛЬП ПОРОШЕНКО
- В стране никто уже никого реально не контролирует
- Депутаты обратились к Варфоломею с просьбой отложить Томос для Украины после выборов-2019
- Юрий Касьянов: Нам не нужен президент-олигарх, президент-трус, президент-вор и президент-лжец
- В МВФ не комментируют провал переговоров с Киевом
13:44Март, 08 2018 1187

___________________________________________________________________________

► РЕЗОНАНС
сегодня
за неделю