КОГДА ВОЙНА? КАКАЯ ВОЙНА? КАК ВОЕВАТЬ? КОГДА ЗАКОНЧИТСЯ ВОЙНА? ВЫВОД

КОГДА ВОЙНА? КАКАЯ ВОЙНА? КАК ВОЕВАТЬ? КОГДА ЗАКОНЧИТСЯ ВОЙНА? ВЫВОД

Плохо, хуже некуда. Но шансы есть…

Границы оккупированных территории на востоке Украины практически неизменны с февраля 2015-го. Но 3-х летняя стабильность линии соприкосновения не должна нас обманывать. Приближение президентских выборов в марте 2019 наполняет оставшийся до него период повышенными рисками. Руководство РФ совершенно не настроено оставлять Украину «в покое» и пускать выборы на самотёк. Тем более, что есть высокие «риски» смены политического руководства на менее удобное для Кремля. Кроме того, у Путина на сегодняшний день в украинском вопросе есть три крупные цели, которые ему крайне важно достичь. Это легализация аннексии Крыма, снижение уровня экономических санкций до «терпимого» и восстановление тотального влияния на политику Украины. Ни одна из этих целей не может быть достигнута только путём переговоров и/или подкупом политиков. В Украине нет «управляемой демократии» российского-северокорейско-китайского типа. Поэтому у действующей украинской власти нет возможности навязать населению такие условия «примирения» с РФ, а любые попытки могут привести к быстрой смене политической верхушки на политиков, декларирующих неприятие такой сделки. Таким образом, без серьёзной ломки общественных настроений в Украине эти цели недостижимы. Даже глубокий экономический спад и глубокое моральное падение высшего руководства страны не помогают Кремлю решить эти вопросы. Народ Украины не позволит руководству страны в какой-либо форме признать переход Крыма в РФ и российский вариант решения вопроса по остальным оккупированным территориям. Возможные варианты развязки с восточными оккупированными территориями либо полностью неприемлемы для путинской России, либо для Народа Украины. Соответственно, о существенном ослаблении международных санкций не может быть и речи, несмотря на все «старания» нынешнего руководства Украины по обнулению нашего международного рейтинга. Такие «треши», как эпопея с Антикоррупционным судом, законом об образовании, «Бабченко-шоу» и прочие, могут снизить готовность Запада усиливать санкции к РФ, но привести к их отмене – навряд ли.
У действующего президента Украины задачка ещё сложнее. За прошедшие 4 года он набрал на себя столько негатива, что уголовная перспектива для него, после следующих (не факт, что очередных) президентских выборов, кажется более чем реальной. Его положение значительно сложнее положения Кучмы в 2003-м и Януковича до 18 февраля 2014. Янукович тогда пошёл на расстрел Майдана, а на что будет способен нынешний президент? Достаточно очевидно, что силой полиции, Внутренних Войск и прочих СБУ, методом фальсификации или отмены выборов, ему власть не удержать. Договориться с преемником об «индульгенции» тоже достаточно сложно, поскольку тот получит власть только под твёрдые обещания искоренить и наказать пороки власти нынешней. Искоренять-неискоренять - то такое…, но наказать «папередника» точно придётся. Бежать на Запад бесполезно, поскольку материалов для уголовного преследования по всему цивилизованному миру будет более чем достаточно. Бежать в Россию… да пожалуй, это единственный вариант, если возьмут после столь талантливо сыгранной роли «патриота-русофоба». В общем ситуация у Петра Алексеевича крайне неординарная, а неординарность ситуации требует и неординарных решений. Поэтому я исхожу из того, что нынешний президент готов на всё… Из этого «предположения» предлагаю исходить и при моделировании военной ситуации. Фактор готовности военно-политического руководства Украины «на всё» придётся учитывать как один из ключевых факторов предстоящей войны.
Итак, для решения задач, стоящих перед Путиным, нужно кардинально сменить общественное настроение в Украине. И сделать это невоенным путём мне не представляется возможным, по крайней мере, в приемлемые для Путина сроки. А военное решение должно быть настолько оглушительным, что Украина не только примет мир на условиях победителя, но и примет навязанное из Москвы руководство. Это руководство, конечно, может себя позиционировать как «националистическое», пошедшее на «разумный компромисс» исключительно по «патриотическим» соображениям. Такой «маскарад» возможен исключительно для маскировки полной зависимости и чтобы дать нам возможность самим себя обмануть. Из новейшей истории яркий пример похожего военно-политического решения – Франция-1940. Причём, если Гитлер не смог тогда замириться с Британией, то шансы Путина на «мировую» мне представляются выше. Не думаю, что на Западе сейчас найдётся современный «Черчилль», а вот «Чемберленов» там предостаточно. Тем более сейчас «бочка нефти» стоит почти в два раза больше, чем в 2016-м и, на этом фоне, перспектива исключения РФ из списка поставщиков энергоносителей ЕС на зиму 2018-19гг. добавит европейским лидерам «чемберленского» пацифизма.
Итак, военный разгром, сопоставимый с разгромом Франции в 1940-м, потенциально может решить основные задачи Кремля. Да и Порошенко сможет избежать тюрьмы и, даже, сохранить себя на вершине «пищевой цепочки», если выслужит эту возможность у победителя. Примерно как маршал Петен.
Наиболее вероятным сроком начала наступления ВС РФ считаю период конец июня – начало сентября 2018.
КАКАЯ ВОЙНА 
Не думаю, что Путин решится на дополнительную аннексию каких-либо территорий, кроме Крыма. И создание «новороссии» не несёт ему существенных дивидендов, а лишних рисков предостаточно. Такой формат «мира» будет сложно согласовать с Западом, да и установить свой «протекторат» над Центральной и Западной Украиной, отделив «Новороссию», тоже будет намного сложней. Впрочем, могут быть варианты.
Полагаю, основными задачами предстоящей операции будут разгром/пленение основных боевых сил ВСУ, уничтожение оборонительного потенциала и физическое уничтожение (моральное подавление в плену) наиболее активной патриотично настроенной части населения. Решение этих задач, вероятно, приведёт к достижению целей Кремля в Украине.
Возможно ли достижение таких разрушительных результатов быстрой наступательной операцией ВС РФ? К сожалению, ответ положительный. Абсолютное большинство иностранных военных специалистов, с которыми у меня есть какая-нибудь коммуникация, как и я, считают этот сценарий наиболее вероятным. К сожалению, за последние 3 года боевой потенциал ВСУ только снижался на фоне строительства «потёмкинской деревни», вместо боеспособной современной армии. Напротив, РФ активно наращивала свои боевые возможности на Юго-Западном направлении. Даже без учёта возможных согласованных действий военно-политических руководителей РФ и Украины, Украинская Армия, на сегодняшний день, не способна вести боевые действия в формате маневренной обороны, не говоря уже о сетецентрическом их варианте. Любые другие виды боевых действий неминуемо приведут к полному разгрому подразделений и частей ВСУ, находящихся на всей, охваченной боевыми действиями, территории. А такой территорией может стать вся приморская, левобережная и часть правобережной Украины. При (вероятном) быстром взятии под контроль или разрушении агрессором всех мостов через Днепр, организованное отступление в принципе станет невозможным. Основная часть наших войск окажется разгромлена и попадёт в плен… Учитывая перевес сил и возможностей, незапланированные заминки и неплановый обход возникших очагов сопротивления, на завершение основной части такой операции силам противника не понадобится и двух недель, не считая этапа развёртывания и подготовки к наступлению. Невозвратные потери наступающих на основном этапе операции должны уложиться в 10 000, а в оптимистичном для противника варианте 1000-2000 военнослужащих РФ. При условии решения поставленных перед своими войсками задач, такие потери военное руководство РФ, определённо, может считать вполне приемлемыми.
Противник может избрать достаточное количество вариантов направлений ударов на всей линии соприкосновения с границами РФ, ОРДЛО, Крыма и всего морского побережья. Его главной задачей будет окружить/изолировать подразделения ВСУ, принудить их к сдаче, создать в стране панику и предпосылки для начала «мирных» переговоров с выбранной им же шайкой «политических» негодяев. На «переговорах» главными аргументами давления на общественное мнение будут пленные военнослужащие и военная беззащитность страны. Коллаборанты подпишут любой подсунутый им вариант «мира», с имитацией предварительных торгов с участием международных посредников.
КАК ВОЕВАТЬ
Есть ли способы избежать такого сценария? На самом деле, шансов избежать такого развития событий не слишком много.
Первый способ это тот, который декларирует Президент Порошенко, как основной – международное давление и возможные международные последствия режиму Путина в случае масштабного наступления в Украине. К сожалению, по целому комплексу причин, не считаю, что такая угроза остановит вероятное наступление. Безусловно, при условии, если бы противник считал реальным риск погрязнуть в кровопролитных боях, без перспективы полного разгрома ВСУ, угроза международных механизмов давления на агрессора и поддержки сражающейся Украины была бы очень веским фактором сдерживания, НО… Для этого нужно было 3 года готовить армию к войне, а не разлагать её тотальной коррупцией, продвижением бездарных лизоблюдов и солдафонщиной. Разведка РФ, очевидно, располагает информацией о действительном положении вещей в ВСУ. Теперь умножьте это на традиционное российское самомнение. В общем, не видят они существенных рисков …
Второй и единственный оставшийся после начала наступления войск РФ способ – это не дать возможности противнику достигнуть своих целей своевременным переходом к маневренной обороне, принципам сетецентризма и занятию автономных районов обороны, в которых преимущество в авиации, бронетехнике и численности будет минимальным. В первую очередь это агломерации, особенно крупные. Более чем уверен, что других команд, кроме команды «ДЕРЖАЦА» от Главнокомандующего-НГШ не поступит. Мало того, считаю вероятным, что командование российской армии сознательно не будет подавлять каналы связи с ГШ ВСУ, ради того, чтобы команда «ДЕРЖАЦА» поступала ответом на все вопросы и предложения от нижестоящих командиров. Поэтому вся ответственность за СВОЕВРЕМЕННОЕ принятие правильных решений ляжет на тактических командиров и лидеров воинских коллективов. И эту ответственность нужно незамедлительно брать, принимая решения о манёвре, смене позиций, дроблении подразделений на самостоятельные более мелкие боевые единицы и пр.
На всякий случай напомню. НИ В КОЕМ СЛУЧАЕ НЕЛЬЗЯ идти по «согласованным» командованием «зелёным коридорам». Командиры подразделений и боевых групп должны принимать решения самостоятельно, опираясь на собственный боевой опыт, исходя из конкретной боевой обстановки, целей и задач, согласованных с командиром, которому вы лично доверяете и соседями. При этом нужно предполагать, что штатные каналы связи ВСУ могут быть под контролем противника, поэтому пропускать по ним информацию стоит только в случае острой необходимости и такую, которая потеряет актуальность в течении ближайших суток и раньше. Чем меньше потерь мы понесём в составе крупных подразделений в поле на первоначальном этапе наступательной операции врага, тем больше шансов победить в этой войне. В агломерациях же толковый командир найдёт и пополнение из местных резервистов с боевым опытом/знанием местности, и вооружение/боеприпасы в различных военкоматах/воинских частях /отделах милиции, и транспорт, и необходимое снабжение, и выгодные боевые позиции.
К сожалению, качество командного состава ВСУ крайне низко. В 2014-м эта проблема решалась тем, что неформальные лидеры воинских коллективов брали на себя ответственность и фактически управляли боевыми действиями своих подразделений. Формальные командиры добровольно или вынужденно, без лишнего «кипиша», принимали такую модель управления. Где старшие командиры сами брали на себя ответственность, такие лидеры назначались исполняющими обязанности, вплоть до командиров рот и отдельных боевых порядков. Это правильная и вынужденная практика в сложившихся условиях. Если назначенный командованием командир несёт угрозу подразделению или ведёт к поражению, лидеры воинского коллектива должны исправить это «недоразумение». В боевой обстановке это происходит достаточно безболезненно.
Как показывает опыт боевых действий в Чечне и Сирии, отдельные боевые подразделения в крупных населённых пунктах и горно-лесистой местности в условиях войны с РФ в состоянии месяцами держать активную оборону против значительно превосходящего численностью, вооружением и ресурсами противника. РФ не располагает таким количеством войск, чтобы держать в плотном кольце сразу несколько крупных районов обороны, при этом ещё и сдерживать угрозы на западном направлении. Они будут вынуждены действовать рейдами, а дробление сил приведёт к их уязвимости против тактики активной обороны. Активная оборона подразумевает не сидение на месте, а удержание особо важных узлов одновременно с поиском противника и уничтожения его там, где есть такая возможность. То есть активная разведка, быстрый манёвр, внезапность, огневое и тактическое преимущество в точке боестолкновения. Такими боевыми действиями вполне можно загнать армию агрессора в ограниченные анклавы, а небольшие подразделения, которые противник будет отправлять в рейды, конвои подвоза снабжения, разведгруппы и прочие уязвимые цели уничтожать засадами и налётами.
Конечно, переход к такого рода боевым действиям возложит на автономные подразделения целый ряд новых задач. В первую очередь организацию (жёсткую экономию) боевого питания и прочих видов снабжения, организацию связи и горизонтального взаимодействия с соседями и другими очагами обороны. Но, учитывая, что войск противника не хватит плотно блокировать даже пару-тройку районов обороны, при поддержке даже части местных жителей можно будет развернуть ситуацию на противоположную так, что наступающие силы окажутся изолированными, а основная территория контролироваться украинскими боевыми группами.
Учитывая все эти факторы, командиры, имеющие решимость не дать противнику победить, должны НЕ ДАТЬ противнику разгромить свои подразделения, а сохранив людей, оружие и запас боепитания своевременно переместиться туда, где такой вид боевых действий станет возможным и наиболее эффективным. При этом по возможности взаимодействуя и согласовывая свои решения с соседями. В этом тексте мы не будем углубляться в детали и приёмы такой тактики, на эту тему есть достаточно литературы, разбирающей опыт обеих Чеченских войн (на русском) и других схожих ТВД (на английском), единственное, что хочется выделить - успешные варианты таких боевых действий характеризуются большим количеством некрупных боевых групп, действующих в пластичном взаимодействии. Мне видится оптимальной численность такой боевой группы – около 10 бойцов, но по «инсайдерской» информации спецы НАТО рассчитали, что конкретно для российско-украинской войны оптимальная численность автономной боевой единицы (combat unit) - 5 бойцов. Возможно, они правы. Как показывает практика (и уже современная военная теория) десяток таких боевых единиц, даже без тяжёлого вооружения, в состоянии удерживать от значительно превосходящих сил противника целый городской район. Противник может ценой существенных потерь его пройти насквозь, но занять район и уничтожить даже небольшую часть этих групп – крайне сложно, тем более не супербоеспособной российской армии.
КОГДА ЗАКОНЧИТСЯ ВОЙНА
Если развитие событий пойдёт по сценарию противника, то быстро. Через две недели после начала наступления уже прилетит какой-нибудь «Чемберлен» (например Макрон) и за пару дней «договорится» о том, о чём «эти предатели уже договорились»(с). То есть на капитуляцию на условиях победителя, приемлемых для основных европейских игроков и «партии мира» в Украине. Примерно следующих:
- согласие на повторный референдум в Крыму с признанием его результатов;
- всеобщие выборы с легализацией «политиков из ДНР/ЛНР» в присутствии оккупационных войск, но под контролем международных наблюдателей;
- освобождение всех пленных (реально кого захотят);
- передача ГТС под «совместное управление»;
- ну и по мелочам…
Но если развитие событий пойдёт по сценарию вязкой манёвренной сетецентричной обороны, война может затянуться на несколько месяцев (до года), а закончится поражением и бегством остатков армии вторжения за международно-признанные границы Украины. При этом, не имеет особого значения насколько глубоко проникнут наступающие подразделения врага. Пожалуй, чем глубже, тем быстрее наступит их поражение. Даже сговор высшего военно-политического руководства Украины (нынешнего) с Кремлём не сможет изменить такого результата, поскольку успешно сражающиеся боевые отряды не примут никакой капитуляции, кроме капитуляции врага. Допускаю только, что Крым вернётся в Украину несколько позже, уже в процессе развала империи.
ВЫВОД
Плохо, хуже некуда. Но шансы есть…

Arty Green

Поделиться​​ новостью:


- Семен Семенченко: Люди сильніше олігархічної машини. Ми довели це в 2014 на Майдані і на Сході. У 2017 на Блокаді торгівлі на крові. Доведемо і зараз...
- Навоз для Порошенко
- Викриття століття: Щойно 1+1 опублікував резонансне рослідування і зробив сенсаційну заяву (відео)
- Не можливо підняти народ якщо в країні все добре
- СТОЛЕНБЕРГ просто издевается над Порошенко)
- В "Борисполе" при посадке потерпел аварию самолет
- Украина - другой взгляд изнутри. Не патриотично, но правда в том, что это далеко не единичное мнение
- Появилась реакция УПЦ (МП) на просьбу Порошенко
- Математика "откоса" от службы. Почему в Украине сорван осенний призыв в армию
- Как в Украине будут эвакуировать на штрафплощадку неправильно припаркованные автомобили
21:58Июнь, 02 2018 1517

► РЕЗОНАНС
сегодня
за неделю