Может ли между Россией и Украиной начаться полномасштабная война? — The Washington Post

Может ли между Россией и Украиной начаться полномасштабная война? — The Washington Post

Россия и Украина сражаются на суше, но сейчас они столкнулись и на море. Насколько вероятна эскалация этого морского конфликта?

Россия и Украина несколько лет сражаются на суше, но в последнее время они столкнулись и на море. Насколько вероятна эскалация этого морского конфликта?

В мировой политике морские споры занимают видное место. С 1991 года в результате морских конфликтов между Китаем и соседними с ним странами из-за островов Сенкаку/Дяоюйдао, архипелага Спратли, Парасельских и других мелких островов и рифов произошло более десятка военных столкновений в море.

Столкновения в Керченском проливе между Россией и Украиной 25 ноября и введение ограниченного военного положения в Украине вызывают аналогичную озабоченность по поводу эскалации войны. В российско-украинских отношениях на повестке дня есть несколько дипломатических вопросов, и понимание этих спорных моментов может помочь прояснить, какими последствиями чревата эта эскалация.

Наши исследования показывают, что морские споры, связанные с территориальными и этническими претензиями, чреваты более высокой опасностью возникновения войны.

Как мы проводили свое исследование

Почти 20 лет я работала с Полом Хенселом над проектом «Взаимосвязи между видами претензий и войной» (ICOW), пытаясь понять проблемы, которые страны оспаривают дипломатическим путем, включая сухопутные границы/острова, морские территории, трансграничные реки и вопросы идентичности.

Ученые изучили актуальные дипломатические вопросы в условиях межгосударственных кризисов и войны, и обнаружили, что основную часть войн страны, как правило, ведут за территорию. Однако мы не принимаем во внимание те случаи, когда дипломатические конфликты возникают, но их милитаризации не происходит — на них приходится более половины всех пограничных споров.

В рамках проекта ICOW фиксируются случаи, успешно завершившиеся мирной дипломатией, и выявляются возможные ситуации, когда у стран могут быть дипломатические разногласия по какому-либо вопросу, а затем имевшие место случаи маркируются на основе сообщений в СМИ и исторических источниках. В нашей базе данных две страны, имеющие общую сухопутную границу, морское пространство или этническую группу населения, такие как Россия и Украина, становятся парой стран, у которых могут возникнуть претензии.

Используя этот подход, между парами стран мы выявили 843 территориальные претензии (1816-2001), а также 270 и 143 претензии в отношении морских территорий и рек, соответственно (1900-2001). Совместно с Эндрю Овсяком и Кристой Виганд участники проекта ICOW также собирают данные по претензиям, основанным на национальном признаке, маркировав 157 «национальных» претензий между граничащими странами, за период с 1946 года. К этой категории относится попытка России повлиять на отношение к этническим русским в Украине.

Притязания все чаще касаются не сухопутных территорий, а морских

Аннексия Россией украинского Крымского полуострова в 2014 году является интересным случаем по многим причинам. Это первый с 1970-х годов успешный захват территории в эпоху сокращения числа территориальных споров. По мере ужесточения законов о территориальной целостности страны переходили от попыток завоевания территорий к притязаниям в отношении морских территорий и национальной идентичности. Например, за пределами Крыма Россия не использовала стратегию территориального захвата для поддержки всех этнических русских, проживающих в Украине, а ограничила свою поддержку сепаратистскими движениями на востоке Украины.

При этом после Второй мировой войны число морских конфликтов между странами во всем мире увеличилось. Конфликт в Керченском проливе демонстрирует, как неурегулированные морские споры повышают опасность возникновения территориальных проблем и проблем национальной идентичности — а также эскалации до уровня насилия конфликтов, связанных с наличием притязаний в более чем одной сфере

Почему Россия и Украина разошлись во мнениях по поводу своих морских границ?

Из-за чего именно воюют Россия и Украина?

В 1997 году Россия и Украина подписали договор о демаркации сухопутных и морских границ и разделения кораблей Черноморского флота. Однако между странами возникли разногласия в вопросе делимитации морской границы в Азовском море.

Морской спор включает в себя несколько предметов разногласия. Хотя в 1996 году обе стороны согласились с тем, что Азовское море является внутренним морем, они разошлись во мнениях о том, как разделить зоны морского суверенитета. Россия хотела установить границу по морскому дну для использования минеральных ресурсов, а водные и биологические ресурсы использовать совместно. Украина хотела, чтобы морская граница была проведена по поверхности, в результате чего она получила бы 60% акватории.

Напряженность вокруг морской территории обострилась в 2003 году, когда Россия пыталась построить дамбу между украинским островом Тузла в Керченском проливе и российским Таманским полуостровом. И хотя обе стороны разрешили разногласия по поводу контроля над военно-морской базой в Севастополе, конфликты еще более обострились в 2005 году, когда «Газпром» повысил для Украины цены на газ, а Украина в ответ увеличила арендную плату, которую брала с Москвы за размещение военно-морской базы.

Хотя за последние 15 лет обе стороны подписали несколько соглашений о делимитации морских пространств, почву для столкновения 2018 года подготовили завершение строительства Керченского моста в мае, активизация досмотров судов в проливе и разногласия по поводу движения морских судов в этом районе.

Какова вероятность войны в будущем?

Этот морской конфликт особенно опасен тем, что он имеет много измерений — речь идет не только о море.

Россия и Украина противоборствуют по многим дипломатическим вопросам. Сюда относятся и претензии, связанные с демаркацией границ в Азовском море (с 1993 года), территориальная претензия Украины, протестующей против контроля России над Крымом (с 2014 года), и основанная на национальном признаке претензия России, протестующей против того, как обращаются в Украине с этническими русскими (с 1991 года). Исследование в рамках проекта ICOW показывает, что многоплановые конфликты с большей долей вероятности перерастают в вооруженные. Хотя Россия и Украина провели демаркацию сухопутной границы вскоре после обретения Украиной независимости, сохраняющиеся разногласия по поводу морских границ в Азовском море и Керченском проливе привели к возникновению претензий территориального и этнического характера.

Опасность войны также высока, поскольку претензии, связанные с оспариваемыми морскими границами, теперь связаны и с территориальными претензиями на Крым — самой «милитаризованной» проблемой в базе данных проекта ICOW. Значение Севастополя для Черноморского флота в сочетании с опасениями того, что в этом районе будут действовать корабли НАТО, усилили притязания России на территорию Крыма.

Из 270 морских претензий в нашей базе данных около трети связаны, по крайней мере, с одним военным спором. В случаях, которые также связаны со спорами по поводу принадлежности территории (например, Фолклендские острова или острова Сенкаку/Дяоюйдао), опасность применения насилия выше. Конфликты с применением военной силы в 2005 и 2008 годах создали почву для захвата Россией Крыма и строительства моста через Керченский пролив, что негативно сказалось на возможностях ВМС Украины. Весьма заметные дипломатические проблемы, в решении которых доходило до военных конфликтов, сопряжены с более высоким риском эскалации войны.

Некоторые факторы могут подтолкнуть к мирному урегулированию — в том числе превосходство России над Украиной в военном плане и словесная поддержка Украины государствами-членами НАТО и Евросоюза. Однако согласно проводимым в рамках проекта ICOW исследованиям, риски перерастания конфликта в этом регионе в войну останутся высокими. Наша работа позволяет предположить, что если морские претензии связаны с территориальными претензиями и историческими прецедентами милитаризации, они чреваты возникновением неблагоприятных ситуаций в плане безопасности.

Сара Маклафлин Митчелл, The Washington Post (США)

Поделиться​​ новостью:


- Юрий Касьянов: Порошенко построил в Украине после Майдана русский мир с украинским лицом
- 10 фактов о предстоятеле новой Церкви
- Без объединения. Пять главных выводов после собора новой церкви
- Константинопольский патриархат назвал день предоставления томоса Украине
- «Народ Украины никогда не забудет»: Юлия Тимошенко поздравила Филарета с победой
- Михаил Чаплыга: ИТОГИ подведем. ТОМАС
- Рай и ад, это не обязательно места куда попадают, это по большей части состояние которое выбирают
- ПЦУ - официальное название новой церкви
- В Украине 10 работающих содержат 11 пенсионеров
- Лиза Богуцкая: Петро Порошенко, не президент пенсий. Он- президент самого Томоса
12:23Декабрь, 06 2018 442

► РЕЗОНАНС
сегодня
за неделю