ПЕРЕЧИТЫВАЯ КЛАССИКУ ИЛИ ЮРАСИК-ШОУ НА БЕРЕГАХ ПОТОМАКА - Андрей Капустин

ПЕРЕЧИТЫВАЯ КЛАССИКУ ИЛИ ЮРАСИК-ШОУ НА БЕРЕГАХ ПОТОМАКА - Андрей Капустин

Вопреки завистливым клеветникам, что генеральному прокуратору Украины отказано в визе в США, Луценко в Штаты таки впустили

Итак, вопреки злобным утверждениям завистливых клеветников, что генеральному прокуратору Украины отказано в визе в США, Луценко в Штаты таки впустили.

Мало того, ему даже дали возможность выступить на дебатах в Генассамблее ООН по случаю 15-й годовщины принятия Конвенции ООН по борьбе с коррупцией.

Потому что американцы – люди веселые. И понимали, что унылость мероприятия нужно разбавить чем-то зажигательным. Сэкономив при этом деньги на приглашении разных аниматоров.

Для чего и решили разрешить проведение в ООН сеанс украинской лжи под названием Юрасик-шоу.

И не прогадали.

Особенно было весело тем, кто отслеживает победы и успехи украинских властей на антикоррупционном фронте.

И они искренне веселились, даже не обращая внимания на табло, на которых после очередной фразы прокуратора вспыхивали надписи «Смех в студии»…

А чего, людям, которые в теме, искренне не веселиться, когда прокуратор на полном умняке заявляет:
«В Украине в прошлом году привлекли к ответственности 1700 коррупционеров», а за полтора года осуждены более 2000 коррупционеров…

И те, у кого под рукой оказался калькулятор, быстро поняли, что за год привлекалось по 4, 65 коррупционера в сутки. Без перерывов на оба Рождества, Пасху, выходные и Новый год. А за полтора года, т.е. 547,5 дней, украинские справедливые суды осуждали в том же темпе нон-стоп по 3,65 коррупционера.

Но только они, отложив девайсы, начинали было делать восхищенные лица, как на табло вновь загоралось: «Смех в студии»…

А разухарившегося прокуратора продолжало нести по 
кочкам… И про НАБУ с САП, и про Е-декларации, и про «конфискацию» януковичского бабла…

Жаль, правда, что не донес до сведения зрительской массы веселые истории про аквариумную прослушку Холодницкого, катастрофическую нехватку электронных браслетов, просто ржачные подробности об избрании в ВР аудиторов для НАБУ…

А заодно не напел первые строки романса «Беня, ты помнишь наши встречи»… Про то, как он абсолютно случайно наткнулся на Коломойского в Амстердаме. Куда прокуратор тайно съездил показаться местным медицинским светилам…

Ну, а, чтобы зрителям совсем не стало плохо от хохота, гуманный прокуратор не стал их добивать, вводя в веселые нюансы украинской антикоррупционной схемы «арест-суд-залог»…

Короче, триумф, успех… Овации… Крики «Бис!!!» и «Браво!!!»… И заманчивые предложения от продюсеров ведущих американских телеканалов о проведении «Jurassic-show» в интерьерах декораций к фильму Jurassic Park…

Тем более, что прокуратор веселил публику на английском языке.

Что, гордо отметила его пресс-секретарь: «Без юридичної освіти, але англійською мовою і з трибуни ООН - генпрокурор Юрій Луценко про конкретні факти боротьби із корупцією. 
А ну накидайте мені подібні факти професійних українських генпрокурорів з освітою, бо Гугл не допомоміг»...

Т.е. по факту подтянула прокуратора к украинским официантам и клеркам дорогих отелей… Которые тоже без юридического образования, но со знанием английского…

Но, поскольку украинская зрительская масса возможности насладиться Юрасик-шоу была лишена, то удовлетворимся, как говаривал Остап Бендер, - квасом…

Т.е. обратимся к бессмертному роману кремлевского щупальца – Михаила Булгакова – «Мастер и Маргарита».

Отбросьте свои дела. Устройтесь поудобнее в кресле. Забудьте о том, что происходит за окном, и представьте, как было прекрасно, если бы:

…«Если бы в следующее утро Юре Луценко сказали бы так: «Юра! Тебя расстреляют, если ты сию минуту не встанешь!» – Юра ответил бы томным, чуть слышным голосом: «Расстреливайте, делайте со мною, что хотите, но я не встану».

Не то что встать, – ему казалось, что он не может открыть глаз, потому что, если он только это сделает, сверкнет молния и голову его тут же разнесет на куски...

Юра старался что-то припомнить, но припоминалось только одно – что, кажется, вчера и неизвестно где он стоял с салфеткой в руке и пытался арестовать какого-то коррупционера, причем обещал ему, что на другой день, и ровно в полдень, придет к нему в гости.

Коррупционер от этого отказывался, говоря: «Нет, нет, меня не будет дома!» – а Юра упорно настаивал на своем: «А я вот возьму да и приду с обыском!»

Ни какой это был коррупционер, ни который сейчас час, ни какое число, ни какого месяца – Юра решительно не знал и, что хуже всего, не мог понять, где он находится.

Он постарался выяснить хотя бы последнее и для этого разлепил слипшиеся веки левого глаза.

В полутьме что-то тускло отсвечивало. Юра наконец узнал трюмо и понял, что он лежит навзничь у себя на вывезенной из Межигорья бывшей януковичской кровати, в спальне.

Тут ему так ударило в голову, что он закрыл глаз и застонал.

Объяснимся: Юра Луценко, генеральный прокурор Украины без высшего юридического образования, очнулся утром у себя в том самом доме, который он делил с женщиной третьего тысячелетия. Где он обычно танцевал с собакой и откуда выходил разгонять топором назойливых пикетчиков...

… Итак, Юра застонал. Он хотел позвать домработницу Груню и потребовать у нее пирамидону, но все-таки сумел сообразить, что это глупости...

Что никакого пирамидону у Груни, конечно, нету. Пытался позвать на помощь женщину третьего тысячелетия, дважды простонал: «Женщина... Женщина...», но, как сами понимаете, ответа не получил. В доме стояла полнейшая тишина.

Пошевелив пальцами ног, Юра догадался, что лежит в носках, трясущейся рукою провел по бедру, чтобы определить, в брюках он или нет, и не определил.

Наконец, видя, что он брошен и одинок, что некому ему помочь, решил подняться, каких бы нечеловеческих усилий это ни стоило.

Юра разлепил склеенные веки и увидел, что отражается в трюмо в виде человека с торчащими в разные стороны волосами, с опухшей, покрытою черной щетиною физиономией, с заплывшими глазами, в грязной сорочке с воротником и галстуком, в кальсонах и в носках.

Таким он увидел себя в трюмо, а рядом с зеркалом увидел неизвестного человека, одетого в черное и в черном берете.

Юра сел на кровать и сколько мог вытаращил налитые кровью глаза на неизвестного.

Молчание нарушил этот неизвестный, произнеся низким, тяжелым голосом и с иностранным акцентом следующие слова:

– Добрый день, симпатичнейший Юрий Витальевич!

Произошла пауза, после которой, сделав над собой страшнейшее усилие, Юра выговорил:

– Что вам угодно? – и сам поразился, не узнав своего голоса. Слово «что» он произнес дискантом, «вам» – басом, а «угодно» у него совсем не вышло.

Незнакомец дружелюбно усмехнулся, вынул большие золотые часы с алмазным треугольником на крышке, позвонил одиннадцать раз и сказал:

– Одиннадцать! И ровно час, как я дожидаюсь вашего пробуждения, ибо вы назначили мне быть у вас в десять. Вот и я!

Юра нащупал на стуле рядом с кроватью брюки, шепнул:

– Извините... – надел их и хрипло спросил: – Скажите, пожалуйста, вашу фамилию?

Говорить ему было трудно. При каждом слове кто-то втыкал ему иголку в мозг, причиняя адскую боль.

– Как? Вы и фамилию мою забыли? – тут неизвестный улыбнулся.

– Простите... – прохрипел Юра, чувствуя, что похмелье дарит его новым симптомом: ему показалось, что пол возле кровати ушел куда-то и что сию минуту он головой вниз полетит к чертовой матери в преисподнюю.

– Дорогой Юрий Витальевич, – заговорил посетитель, проницательно улыбаясь, – никакой пирамидон вам не поможет. Следуйте старому мудрому правилу, – лечить подобное подобным. Единственно, что вернет вас к жизни, это две стопки водки с острой и горячей закуской.

Юра был хитрым человеком и, как ни был болен, сообразил, что раз уж его застали в таком виде, нужно признаваться во всем.

– Откровенно сказать... – начал он, еле ворочая языком, – вчера я немножко...

– Ни слова больше! – ответил визитер и отъехал с креслом в сторону.

Юра, тараща глаза, увидел, что на маленьком столике сервирован поднос, на коем имеется нарезанный белый хлеб, паюсная икра в вазочке, белые маринованные грибы на тарелочке, что-то в кастрюльке и, наконец, водка в объемистом графинчике, конфискованном из дома бывшего прокуратора Пшонки.

Особенно поразило Юру то, что графин запотел от холода. Впрочем, это было понятно – он помещался в полоскательнице, набитой льдом. Накрыто, словом, было чисто, умело.

Незнакомец не дал Юриному изумлению развиться до степени болезненной и ловко налил ему полстопки водки.

– А вы? – пискнул Юра.

– С удовольствием!

Прыгающей рукой поднес Юра стопку к устам, а незнакомец одним духом проглотил содержимое своей стопки. Прожевывая кусок икры, Юра выдавил из себя слова:

– А вы что же... закусить?

– Благодарствуйте, я не закусываю никогда, – ответил незнакомец и налил по второй. Открыли кастрюлю – в ней оказались сосиски в томате.

И вот проклятая зелень перед глазами растаяла, стали выговариваться слова, и, главное, Юра кое-что припомнил.

Именно, что дело вчера было в Конче-Заспе, на даче у депутата Розенблата, куда этот Розенблат и возил Юру в таксомоторе.

Припомнилось даже, как нанимали этот таксомотор у ресторана «Ишак», был еще при этом какой-то актер не актер... с музыкальным девайсом в чемоданчике. Да, да, да, это было на даче! Еще, помнится, выли собаки от этого девайса.

Вот только коррупционер, которого Юра хотел арестовать, остался неразъясненным... черт его знает, кто он... кажется, в НАБУ служит, а может быть, и нет.

Вчерашний день, таким образом, помаленьку высветлялся, но Юру сейчас гораздо более интересовал день сегодняшний и, в частности, появление в спальне неизвестного, да еще с закуской и водкой. Вот что недурно было бы разъяснить!

– Ну, что же, теперь, я надеюсь, вы вспомнили мою фамилию?

Но Юра только стыдливо улыбнулся и развел руками.

– Однако! Я чувствую, что после водки вы пили портвейн! Помилуйте, да разве это можно делать!

– Я хочу вас попросить, чтоб это осталось между нами, – заискивающе сказал Юра.

– О, конечно, конечно! Но за Розенблата я, само собой разумеется, не ручаюсь.

– А вы разве знаете Розенблата?

– Вчера в кабинете у вас видел этого индивидуума мельком, но достаточно одного беглого взгляда на его лицо, чтобы понять, что он – сволочь, склочник, взяточник, приспособленец и подхалим.

«Совершенно верно!» – подумал Юра, пораженный таким верным, точным и кратким определением Розенблата.

Да, вчерашний день лепился из кусочков, но все-таки тревога не покидала прокуратора. Дело в том, что в этом вчерашнем дне зияла преогромная черная дыра. Вот этого самого незнакомца в берете, воля ваша, Юра в своем кабинете вчера никак не видал.

– Профессор черной антикоррупционной магии Воланд, – веско сказал визитер, видя Юрины затруднения, и рассказал все по порядку.

Вчера днем он приехал из-за границы в Киев, немедленно явился к Юре и предложил свои лекции в Украине. Юра позвонил президенту и вопрос этот согласовал (Юра побледнел и заморгал глазами), подписал с профессором Воландом контракт на семь выступлений (Юра открыл рот), условился, что Воланд придет к нему для уточнения деталей в десять часов утра сегодня... Вот Воланд и пришел!

Придя, был встречен домработницей Груней, которая объяснила, что сама она только что пришла, что она приходящая, что женщины третьего тысячелетия дома нет, а что если визитер желает видеть Юрия Витальевича, то пусть идет к нему в спальню сам. Юрий Витальевич так крепко спит, что разбудить его она не берется. Увидев, в каком состоянии Юрий Витальевич, профессор послал Груню в ближайший гастроном за водкой и закуской, в аптеку за льдом и...

– Позвольте с вами рассчитаться, – проскулил убитый Юра и стал искать бумажник.

– О, какой вздор! – воскликнул антикоррупционер и слушать ничего больше не захотел.

Итак, водка и закуска стали понятны, и все же на Юру было жалко взглянуть: он решительно не помнил ничего о контракте и, хоть убейте, не видел вчера этого Воланда. Да, Розенблат был, а Воланда не было.

– Разрешите взглянуть на контракт, – тихо попросил Юра.

– Пожалуйста, пожалуйста...

Юра взглянул на бумагу и закоченел. Все было на месте. Во-первых, собственноручная Юрина залихватская подпись! Косая надпись сбоку рукою верховного главнокомандующего с разрешением выдать антикоррупционному магу Воланду в счет следуемых ему за семь выступлений тридцати пяти тысяч долларов США десять тысяч долларов. Более того: тут же расписка Воланда в том, что он эти десять тысяч уже получил!

«Что же это такое?!» – подумал несчастный Юра, и голова у него закружилась. Начинаются зловещие провалы в памяти?! Но, само собою, после того, как контракт был предъявлен, дальнейшие выражения удивления были бы просто неприличны. Юра попросил у гостя разрешения на минуту отлучиться и, как был в носках, побежал в переднюю к телефону….

… Юра набрал секретный номер в кабинете кума-президента. Положение Юры было щекотливое: во-первых, иностранец мог обидеться на то, что Юра проверяет его после того, как был показан контракт, да и с кумом говорить было чрезвычайно трудно. В самом деле, ведь не спросишь его так: «Скажите, заключал ли я вчера с профессором антикоррупционной черной магии контракт на тридцать пять тысяч долларов США?» Так спрашивать не годится!

– Да! – послышался в трубке резкий, неприятный голос Порошенко.

– Здравствуйте, Петр Алексеевич, – тихо заговорил Юра, – это Луценко. Вот какое дело... гм... гм... у меня сидит этот... э... антикоррупционный профессор Воланд... Так вот... я хотел спросить, как насчет сегодняшнего вечера?..

– Ах, черный маг? – отозвался в трубке Порошенко, объявление на сайте сейчас будет.

– Ага, – слабым голосом сказал Юра, – ну, пока...

– А ты скоро придешь? – спросил Порошенко.

– Через полчаса, – ответил Юра и, повесив трубку, сжал горячую голову руками. Ах, какая выходила скверная штука! Что же это с памятью, граждане? А?

Тут Юра повернулся от аппарата и в зеркале, помещавшемся в передней, давно не вытираемом ленивой Груней, отчетливо увидел какого-то странного субъекта – длинного, как жердь, и в пенсне.

А тот отразился и тотчас пропал. Юра в тревоге поглубже заглянул в переднюю, и вторично его качнуло, ибо в зеркале прошел здоровеннейший черный кот и также пропал.

У Юры оборвалось сердце, он пошатнулся.
«Что же это такое? – подумал он, – уж не схожу ли я с ума? Откуда ж эти отражения?!» – он заглянул в переднюю и испуганно закричал:

– Груня! Какой тут кот у нас шляется? Откуда он? И кто-то еще с ним??

– Не беспокойтесь, Юрий Витальевич, – отозвался голос, но не Грунин, а гостя из спальни, – кот этот мой. Не нервничайте. А Груни нет, я услал ее в Горишни Плавни, на родину, так как она жаловалась, что вы давно уже не даете ей отпуска.

Слова эти были настолько неожиданными и нелепыми, что Юра решил, что ослышался. В полном смятении он рысцой побежал в спальню и застыл на пороге. Волосы его шевельнулись, и на лбу появилась россыпь мелкого пота.

Гость пребывал в спальне уже не один, а в компании. Во втором кресле сидел тот самый тип, что померещился в передней. Теперь он был ясно виден: усы-перышки, стеклышко пенсне поблескивает, а другого стеклышка нет. Но оказались в спальне вещи и похуже: на януковичском пуфе в развязной позе развалился некто третий, именно – жутких размеров черный кот со стопкой водки в одной лапе и вилкой, на которую он успел поддеть маринованный гриб, в другой.

Свет, и так слабый в спальне, и вовсе начал меркнуть в глазах Юры. «Вот как, оказывается, сходят с ума!» – подумал он и ухватился за притолоку.

– Я вижу, вы немного удивлены, дражайший Юрий Витальевич? – осведомился Воланд у лязгающего зубами Юры, – а между тем удивляться нечему. Это моя свита.

Тут кот выпил водки, и Юрина рука поползла по притолоке вниз.

– И свита эта требует места, – продолжал Воланд, – так что кое-кто из нас здесь лишний в этом доме. И мне кажется, что этот лишний – именно вы!

– Они, они! – козлиным голосом запел длинный клетчатый, во множественном числе говоря о Юре, – вообще они в последнее время жутко свинячат. Пьянствуют, арестовывают коррупционеров, используя свое положение, ни черта не делают, да и делать ничего не могут, потому что ничего не смыслят в том, что им поручено. Начальству втирают очки!

– Машину зря по свадьбам гоняет казенную! – наябедничал и кот, жуя гриб.

И тут случилось четвертое, и последнее, явление в квартире, когда Юра, совсем уже сползший на пол, ослабевшей рукой царапал притолоку.

Прямо из зеркала трюмо вышел маленький, но необыкновенно широкоплечий, в котелке на голове и с торчащим изо рта клыком, безобразящим и без того невиданно мерзкую физиономию. И при этом еще 
огненно-рыжий.

– Я, – вступил в разговор этот новый, – вообще не понимаю, как он попал в генеральные прокуроры, – рыжий гнусавил все больше и больше, – он такой же прокурор, как я архиерей!

– Ты не похож на архиерея, Азазелло, – заметил кот, накладывая себе сосисек на тарелку.

– Я это и говорю, – прогнусил рыжий и, повернувшись к Воланду, добавил почтительно: – Разрешите, мессир, его выкинуть ко всем чертям из Киева?

– Брысь!! – вдруг рявкнул кот, вздыбив шерсть.

И тогда спальня завертелась вокруг Юры, и он ударился о притолоку головой и, теряя сознание, подумал: «Я 
умираю...»

Но он не умер. Открыв слегка глаза, он увидел себя сидящим на чем-то каменном. Вокруг него что-то шумело.

Когда он открыл, как следует, глаза, он увидел, что шумит море, и что даже больше того, – волна покачивается у самых его ног, и что, короче говоря, он сидит на самом конце мола, и что под ним голубое сверкающее море, а сзади – красивый город на горах.

Не зная, как поступают в таких случаях, Юра поднялся на трясущиеся ноги и пошел по молу к берегу.

На молу стоял какой-то человек, курил, плевал в море. На Юру он поглядел дикими глазами и перестал плевать.

Тогда Юра отколол такую штуку: стал на колени перед неизвестным курильщиком и произнес почему-то по-
английски:

– Умоляю, скажите, какой это город?

– Однако! – сказал бездушный курильщик.

– Я не пьян, – хрипло ответил Юра, – я болен, со мной что-то случилось, я болен... Где я? Какой это город?..

– Ну, Виктория, столица республики Сейшельские острова...

Юра тихо вздохнул, повалился на бок, головою стукнулся 
о нагретый камень мола»…

 

 

 

Капустин Андрей

Поделиться​​ новостью:


- Почему Москва не запустила и не сможет запустить сценарий «танки на Киев» — экс-советник Путина
- Украина — заложник олигархов, главный олигарх — Порошенко
- Зеркало будущего: Кому достанется украинский газ?
- Как всегда - заткнут бюджетную дыру за счет нищих
- Пломбы сорвало у самого Порошенко
- "Атопутіннападе"
- Назар Приходько - свідок нападу на активістку. Подробиці нападу
- Іван Апаршин: Порошенківська "Армія, мова і віра." Чому я не вірю політичним гаслам Президента?
- Гарантоиду и его холуятнику глубоко на вас наср@ть!
- СРОЧНО! Нападение на активистку - соратницу Саакашвили. Подробности "из первых рук"...
15:36Май, 24 2018 702

► РЕЗОНАНС
сегодня
за неделю