Период «селфи с патрульным» прошел очень быстро

Период «селфи с патрульным» прошел очень быстро

Самое тяжелое в работе патрульного полицейского - выдержать человеческое горе.

В Киеве патрульная полиция работает уже год. Или еще только год. В любом случае этот первый маленький юбилей - доказательство того, что реформы в стране не стоят на месте. Медленно, порой со скрипом, ошибками, иногда трагическими, но продвигаются. 4 июля 2015 г. вечером на улицы столицы выехали первые в Украине патрульные. Как за минувший год изменились сами патрульные полицейские, к чему стремятся и что оказалось самым страшным в работе патрульного, 112.ua рассказал Евгений Сорочинский, командир 9 роты патрульной полиции г. Киева.

112.ua: Почему решили пойти в патрульную полицию?

Сорочинский: Я в патрульной полиции с самого начала. Первый набор, первый выход на улицу. Первая реформа. Лично для меня решение пойти в патрульную полицию было продиктовано внутренним желанием перемен. А перемены нужно начинать с себя. Никто из моих близких не верил, что я из той сферы, в которой работал, могу пойти в совсем другую сферу. Но я считал, что если я изменюсь сам, то и в моей стране что-то поменяется. Я работал в сфере услуг и торговли. Силовым блоком никак не пахло. Совсем кардинально поменял профессию.

Какими были ожидания от работы патрульного и оправдались ли они?

Как для человека, который никогда не работал в этой сфере, все было новым. Никто не ожидал, что тут будут какие-то лавры или, как в кино, какие-то геройские приключения. Нет, все знали, что это будет тяжелая рутинная и иногда неблагодарная работа. Такой она, к сожалению, и есть. Это работа с людьми, и с людьми в худших ситуациях. К счастью желание работать осталось. Я и дальше тянусь к службе своему народу, своему городу.

Как изменилась сама патрульная полиция за год?

Она стала более опытная. А в целом она такая же. Все так же такой же мой напарник, мы так же работаем с людьми, так же много вызовов. Работаем с человеческим горем. И люди видят в тебе того, кто может что-то изменить, помочь. Они, к сожалению, слишком много от нас ожидают. Что мы придём и решим все их проблемы, думают что мы и судьи, и полицейские, и врачи – все сразу. Они не понимают, что мы просто патрульные. Люди в нас видят ту реформу, которую можно "потрогать". Можно вызвать патрульную полицию и она придет. Многие высказывают нам все свои проблемы, все что наболело. А мы, в свою очередь, понимая, что мы можем не все, пытаемся людям помочь, потому что понимаем, если мы им не поможем – это сразу "зрада", ничего не произошло, ничего не изменилось. Это иногда очень тяжело морально. Когда ты приходишь, хочешь помочь, но у тебя нет этих возможностей, этих  рычагов. Тебя вызывают и рассказывают о своей проблеме и задают вопрос: "Что мне делать?" Ты сам пытаешься разобраться, почитать, напарник отвлекает, ищешь, куда направить этого человека. Люди вызывают полицию по любому поводу, начиная от семейных разборок и криминала, и заканчивая космической тематикой. 

Вы чувствуете отдачу от тех, к кому приехали на вызов?

Все они люди. И соответственно реагируют по-разному. Один благодарит, чуть не плачет, обнимает, а другой – не оправдалась их надежда на справедливость. При этом понятие справедливости у каждого свое. Кто-то считает, что он центр вселенной и все должно крутиться вокруг него, а, к сожалению, он оказывается нарушителем и несет ответственность. И есть такие, которые неблагодарные. Все было, и благодарности, и угрозы, и обвинения, и клевета.

Когда мы доработали свой вызов, довели до логического конца, помогли или наказали нарушителя. Мы морально прям чувствуем плюс к карме. А когда ты не довел до конца, или не смог помочь, ты идешь и как будто бы маешься. И эта усталость накатывается и накатывается, потому что ты понимаешь, что по сути ничего ты не сделал.

Как справляетесь с таким подавленным состоянием? 

Каждый по-разному, кто гирю тягает, кто штангу толкает, кто музыку слушает, кто-то банально, как я, просто ложится спать.

С точки зрения своего опыта работы на улицах города, можете оценить курс обучения, который прошли? Был ли он достаточным для этой работы?

Обучение было коротким и экстремальным, нам пытались втиснуть все, что возможно. Но когда вышли на улицу, то поняли: настоящее - вот оно. Понимаешь, что базис есть, а все остальное, сразу после обучения, добирали из своего жизненного опыта, на примерах, смотрели, как сделал напарник, как поступил коллега с другой роты. И ты этого добрал. Тут нельзя сказать, что чего-то дали, а что-то нет. Это все опыт. Вот у меня опыта не было, у меня была только теория, которую я получил. И на основе этой теории мне как командиру роты приходилось еще и помогать другим. Хотя я понимал, что точно также вышел из-за парты пару дней как. Во многом помогал жизненный опыт, проводил аналогии.

Что бы вы добавили в курс обучения патрульных?

Добавил бы больше практики, больше реальных ситуаций и разбора их на практике. Вот такая проблема, вот так сделали патрульные – на реальных примерах это больше помогает, чем просто теория. Потому что, по сути вся наша работа, это работа с людьми. У нас был короткий курс психологии. Если мой подход не подошел в конкретной ситуации, пробует напарник. Иногда бывает, что ни один подход не подходит. А учитывая то, что мы работаем с криминалитетом, иногда надо и силу применять, и спецсредства. Хоть мы идем, как говорят, к великой демократии, когда все будет на словах, но сила нужна.

Как менялось отношение граждан к патрульным полицейским?

Сначала каждый хотел пощупать, потом каждый хотел сфотографироваться. Но одни фотографировались, а другие проверяли на прочность. На прочность психологическую, устраивали провокации. Криминалитет нас тоже проверял и щупал – как мы будем действовать. И скажу, что у меня этот период селфи очень быстро прошел. У меня были такие районы, где криминалитет был в порядке вещей. И нас проверяли. Но я считаю, что нужно действовать в рамках закона. Никаких "а договориться", "а запугать", "а помахать ксивой" – все это не работает. А сейчас говорят: было лучше, когда были другие, с ними можно было договориться, а вы такие упертые и страшные. Я думаю, это комплимент.

Сейчас немного отошли от "договориться" и начинается новая тема, не давать взятки или запугивать, хотя и это есть, но уже больше – "а доказательства", "а покажите, а докажите". Все начинают делать из себя адвокатов или больших юристов, а когда доходит до дела – ты еле сдерживаешь ироническую ухмылку, потому что если ты уже нарушил, имей честь и совесть ответить за свое правонарушение. Но провокации продолжаются, все эти разные съемки, всякими разными активистами, которые прописывают рецепты, как уйти от патруля, от ответственности.

Действительно ли на практике действенны превентивные меры? Включенные маячки на патрульных автомобилях, форма самих патрульных. Это не мешает в работе?

Сначала всем "муляло", что они моргают, другим слепило глаза, кому-то не давало спать. Но скажу так, ты едешь, может что-то сам не заметил, но ты моргаешь, и люди это видят и подбегают, у нас такое не раз было, из темного переулка с просьбой о помощи. Нас видят, знают, что можно попросить помощи. Вырвали сумочку, драка, лежит человек, они видят куда обращаться. Да, когда мы работаем с криминалитетом, то мы так не моргаем, мы подъезжаем тихо и спокойно. Но когда режим патрулирования – нужно, чтобы видели, что мы тут есть. Иногда люди подходят и говорят спасибо. Кто-то говорит, что маячки помогают в работе, кто-то говорит, что нет, но факт остается фактом – люди знают, что мы есть и могут попросить помощи в любой момент.

Когда патрульное авто стоит с включенными маячками в полосе, которая рядом с полосой для общественного транспорта, точно также со всеми, и все строятся за нами и не нарушают, а когда я еду домой в своей машине, то вижу – один выехал, второй на полосу для общественного транспорта. Вот и превенция.

Были ли конфликты с милиционерами, а потом уже полицейскими, когда начали работать?

Милиционеры - это те же люди, кто-то завидовал. Мол, у вас лучше форма, лучше зарплата. Сейчас мы работаем вместе, мы на одной стороне. Мы боремся с преступностью, работаем на раскрытие преступлений, на превенцию. Да, у кого-то были конфликты, но сейчас  мы с полицией каждое утро говорим о проблемных районах. У них есть опыт, к нам – доверие, и все вместе идем к одной цели. 

В процессе работы со многими опасными ситуациями столкнулись? 

Каждый день интересный. Недавно была ситуация: банальный конфликт, приехали, а пришлось задерживать нескольких граждан в состоянии алкогольного опьянения, агрессивных и при этом нам под ноги покатилась граната. Хорошо, что она была без запала, как оказалось потом, он забыл запал закрутить, а так, могло бы не быть многих жизней. И их ,и наших, и тех, кто просто стоял в стороне. И так каждый день, где-то стреляют, где-то достают холодное оружие. В городе концентрация людей большая, а чем больше людей, тем больше криминалитета. А еще в стране война, масса оружия, и все это выливается на наши улицы, и ты каждый день с этим сталкиваешься. Говоря об опасности – ты подходишь, думаешь сделать гражданину замечание, а он в тебя бутылкой кидает, или думаешь, что человеку плохо – а он в состоянии наркотического опьянения и начинает на тебя кидаться.

Но бывают и курьезные ситуации. Например: проспект Победы, красивая машина, "Порш Каен", за рулем красивая девушка и едет по полосе общественного транспорта на большой скорости, несколько патрулей не могут догнать. Наконец останавливаем ее, спрашиваем, почему мол не реагировали на наши требования остановиться, а она говорит, что решила, что мы ее сопровождаем. Мы ее спрашиваем, понимает ли, что ехала по полосе для общественного транспорта. "А мне говорили, что это полоса для ВИП-машин", - ответила девушка. Мы, конечно, еле сдерживая улыбки, выписали ей штраф. А на вопрос о том, как она получила права, девушка ответила, что папа подарил.

Разные вызовы есть. Когда-то бабушка вызвала, с заявлением, что трубы шумят и вода течет. Мы понимаем, что это не наше, раздражаемся, не сантехники же мы, но нужно все равно ехать. А открывает бабушка в засаленном халате, говорит, что к ней никто не приезжает: "Я куда только не звонила, все отнекиваются, у меня течет, ребята помогите". И все, недовольство сразу уходит, сказал напарнику, чтобы искал телефон местного ЖЭКа, а сам пошел кран закручивать, чтобы не текло. Напарник тем временем находит телефон ЖЭКа, представляется полицейским, немного нагавкает, немного приукрасит, чтобы к этой бабушке приехал сантехник. 

Было желание уйти из патрульной полиции?

Я в соцсетях читал, что в патрульной полиции массовая деморализация. Это тяжелая работа, кто-то уходит, это естественный отбор. Кто-то устал, кто-то думал, что будет лучше, кто-то нашел что-то лучше, кто-то переезжает, кто-то выполнил для себя пункт "побыть полицейским", все это нормально. Но такого, чтобы все, все закончилось, "зрада", позор, все разбегаемся, такого нет.

Нас к счастью много, но если бы нас было больше – было бы лучше. Потому что если раньше люди звонили только в конкретных случаях и то не верили, что приедут, то сейчас звонят по всему, что только можно. И мы должны приезжать, реагировать. И иногда просто не можешь выдохнуть, думаешь, если бы нас было больше, то с нашими гражданами, которые хотят и пообщаться, и просят помощи, и этих бы все равно не хватило.

Что для вас самое тяжелое в работе патрульного?

Самое тяжелое в этой работе это человеческое горе. Мы работаем с человеческим горем. Слезы, кровь – это тяжело. Ты приезжаешь и понимаешь, что у человека сломана жизнь, а сколько крови насмотрелся. Ты все равно пропускаешь это через себя, хоть нас и учили отстраняться, быть морально стойкими. Но человеческое горе тяжело выдержать. Можно выдержать без выходных, ночную смену, жару, холод, но человеческое горе – самое тяжелое. Горе и слезы.

Как сейчас обстоят дела с материально-техническим обеспечение патрульных?

По зарплате. То, что нам обещали – платят. Но все равно кажется нам, что это мало, инфляция. Но платят.

Из технического обеспечения пока всего хватает, а большего хочется всегда. Я считаю, что чем лучше и современней будет наше обеспечение, тем эффективнее  мы будем помогать людям. Ну, а решать специалистам, что самое необходимое. Я считаю, что нужно внедрять цифровые технологии, больше камер на улицы, чтобы больше доказательств было. Кто-то думает, что нужны лучшие автомобили. Кто-то говорит, что надо лучшую форму.

Иногда обращаются граждане: "Украли телефон, айфон 6, я смотрел в фильмах, там по спутникам можно выследить". То есть они действительно думают, что у нас все это есть, что у нас камеры на каждом шагу. Было бы конечно неплохо.

Что вы считаете необходимым поменять на уровне законодательства для более эффективной работы патрульных полицейских? 

Изменения только начались. По законодательству менять надо очень многое. Мы, к сожалению, работаем с кодексами, написанными еще в советское время. Да, есть изменения, приняли закон о полиции, есть инициатива сделать более жесткую ответственность за вождение в состоянии алкогольного опьянения. И я, как патрульный, это поддерживаю, у нас на дорогах гибнет больше, чем на войне. Хотя мы воюющая страна, но в мирных городах у нас умирает на дорогах больше.

Я считаю, что больше полномочий должно быть у полицейских. Если вы доверяете полиции, то у нее должны быть полномочия. Когда ты приходишь и человек просит помощь, а ты понимаешь, что ты не можешь этого сделать, потому что "это запрещено", "сюда нельзя заходить", "это нельзя трогать", "это нельзя изымать или задерживать", а люди этого не понимают. Они думают, что это я не хочу, или им не хотят помочь: "Вот я, обиженный, вот правонарушитель – сделайте что-то", а ты не можешь согласно законодательству.

Но тут все-таки ситуация двоякая. Все хотят изменений, но мы еще не готовы. Все хотят перемен, но не хотят, чтобы они касались конкретно их. Как так ограничить мое право владения вещью? Как так у меня машину заберут?  Все хотят перемен, но не хотят сами себя дисциплинировать. Не садись пьяным за руль, не кради, тогда и будет легче.

Для вас год работы патрульной полиции это праздник?

Для меня год это уже свершение. Знаете, сколько было пессимистов, которые говорили, что ничего у вас не получится, вы романтики. Пожалуйста, вот год. Вот результаты, вот доверие граждан. Мы уже не просто зеленые мальчики и девочки, мы работаем на улицах с криминалитетом, с людьми. Год, я считаю, что это уже неплохо. И тот, кто прошел этот год, может поздравить друг друга. 


Поделиться​​ новостью:

- Саакашвілі: «Я - військовополонений»
- Диалог у телевизора: царь кондитер I-й и прокуратор
- Порошенко – первый украинский президент, который не смог взять под контроль все правоохранительные органы.
- Влада провокує соціальну напругу в суспільстві методами підвищення зарплат, – експерт
- Луценко о Майдане: Введем военное положение, пускай пока гавкают
Июль, 04 2016 323

► РЕЗОНАНС
сегодня
за неделю