Politicus Vulgaris. Мы построим Гиперлуп!

Politicus Vulgaris. Мы построим Гиперлуп!

Нужно выпустить облигации на миллиард и с них выплатить себе премию 700 миллионов. А затем – в самолет и, наконец, пожить

Андрей Коболев работал над реформой НАК "Нафтогаз Украины". Его бронированный Cadillac плавно покачивался по ухабам киевской брусчатки, а сквозь зеленоватые пуленепробиваемые стекла пробивались лучи октябрьского солнца.

Все-таки, правильно было. Улыбка пробежала по лицу Андрея Владимировича.

Он вспомнил, что больше всего боялся получить обидное прозвище. Много лет назад его предшественник, тоже патриот, захотел новую машину за счет компании. Но завистники не дремали, и предшественник заслужил прозвище "Леша Мерседес". Поэтому Коболев покупал машину летом, и для отвода ушей в это самое время запустил целую кампанию по борьбе с ненавистным Фирташем. Прикормленные журналисты промолчали, а лохи повелись. И вот.

Многотонное тело Cadillac'а мягко впрыгнуло на очередной киевский холм и вышло на финальную милю перед офисом НАК "Нафтогаз Украины".

Придя в себя, палец Коболева набрал на планшете: "Клуб финансового рисования".

Да, вам не почудилось. Речь действительно шла о будущем огромной компании. Андрей Владимирович собирался преподавать финансовым директорам всего мира курсы бухгалтерской живописи.

Естественно, все будет по последнему слову, представил Коболев. Перед его глазами возникла сцена наподобие той, по которой ходят CEO корпорации Apple, представляя новую модель iPhone. Ее можно оборудовать в актовом зале "Нафтогаза", а на каждое представление сгонять работников центрального офиса. Зря, что ли, он платит им 2 миллиарда в год?

Себя Андрей Владимирович видел в роли Тони Роббинса. В джинсах и футболке, обтягивающей мускулистое тело, Коболев ходил по сцене туда-сюда. Роббинс говорил о том, что "Земля круглая, а вода мокрая". Командир НАК "Нафтогаз" понимал жизнь не менее глубоко.

"Деньги – рисованные", – обратился он к финансовым директорам всего мира.

Бухгалтерская живопись, или финансовое рисование – Андрей Владимирович еще не определился с названием – была крайне занимательной дисциплиной. Только недавно Министерство экономики представило список самых прибыльных государственных компаний Украины. На первом месте там стоял "Нафтогаз" с прибылью 40 миллиардов.


"Отчетность – дутая", – произнес он без тени смущения.

Зал смутился.

"Деньги – только на бумаге".

Теперь смутился и онлайн. Несколько тысяч пользователей, купившие билеты онлайн, не ожидали такой откровенности от докладчика.

Густой луч света упал на лицо Коболева-Роббинса. Весь мир теперь мог взглянуть в глаза реформатора и убедиться, что он не врет.

"Вы хотите сказать, что у компании "Нафтогаз" вообще нет денег?" – наконец, опомнился финдир корпорации Chevron.

"Нет", – с улыбкой признался Коболев со сцены.

Огромный зал дружно захохотал. Но Андрей Владимирович понял, что никто ничего не понял.

"Я хочу пригласить на эту сцену кого-то из зрительного зала!" – торжественно объявил он.

Зал стеснительно сжался.

"Есть кто-нибудь смелый?! Я выпишу премию!"

С четвертого ряда встала симпатичная девушка в стильном комбинезоне и под аплодисменты протиснулась сквозь ряды сидевших. Коболев подал ей руку и решительным жестом втянул на сцену. Девушка смутилась, но он сказал ей что-то шутливое, и она радостно заулыбалась.

"Как вас зовут?"

"Марина".

"Где работаете?"

"Здесь..." – робко ответила она, имея в виду НАК "Нафтогаз".

Андрей Владимирович улыбнулся и протянул ей второй микрофон.

"Марина, предлагаю вам стать моим собственным детектором лжи".

"Это как?"

"Смотрите мне в глаза и говорите залу, вру я или говорю правду".

"Ой, ну я не знаю..." – внезапно смутилась девушка.

"Вы знаете, что русские подали в суд и никаких денег "Нафтогаз" не получил!" – звонко произнес Коболев.

В онлайне поползли жидкие лайки и сердечки.

"Это – правда..." – неуверенно произнесла Марина.

"Смелее! Ну конечно же, правда!" – поддержал ее Коболев, и зал захлопал в ладоши.

Чувствовалось, что никто ничего еще не понял.

"Но мы все равно вписали эти деньги в отчетность!" – продолжил Андрей Владимирович.

Зал напряженно замер.

"Правда..."

"Потому что мы выиграли этот суд".

Девушка всмотрелась и вдруг выдохнула новый вердикт:

"Неправда..."

Зал охнул и застыл. Всем стало жаль дуреху Марину, которая теперь лишится премии, а может и должности.

В онлайн-чате поползли вопросы вроде "Так вы же действительно не получили деньги".

"Да! Суд мы не выиграли. Деньги – не получили... – согласился с ними докладчик. – Но!"

Фух! Премия Марины осталась целой. Теперь зал опять заинтригованно замер, ожидая, как он будет выкручиваться из очень неприятной ситуации. Коболев буквально почувствовал, как снова ухватил Птицу Удачи за синюю бороду.

"Даже не в том, что мы заплатим с этого фуфла налоги – хотя даже налоги "Нафтогаз" платит не живыми деньгами..."

"Правда..." – не совсем поняла Марина, но чувствовала, что Андрей Владимирович не врет.

"В смысле?..." – удивился финансовый директор из Хабаровска.

"Ну, мы платим налоги субсидиями, – с улыбкой пояснил, глядя в камеру, глава НАК "Нафтогаз". – Нам из бюджета бросают субсидии, а мы их сразу обратно в бюджет".

"Гениально..." – выдохнул Хабаровск в онлайн-чат.

"Подожди, это еще не гениально", – подмигнул в камеру Андрей Владимирович, и вновь посмотрел в зал.

"Гениально то, что со всех этих виртуальных доходов..."

Сгустилась тишина.

"... я получаю..."

Хабаровск догадался и пустил одинокое сердечко. Коболев подмигнул ему в камеру.

"...Очень! Даже! Реальную! Премию!"

Того, что произошло дальше, Андрей Владимирович не увидел. Последнее, что он помнит, – это расширенные зрачки Марины, которая вдруг поняла... все.

Бронированный Cadillac въехал под шлагбаум на улице Пушкинской и остановился посреди огромного внутреннего двора "Нафтогаза Украины". Коболев вернулся в эту реальность, свернул планшет и вышел из машины. Он нырнул в старый, дурно пахнущий лифт и нажал кнопку. Двери закрылись, кабина стартовала вверх, но где-то между вторым и третьим этажом лифт странно дернулся и застыл.

"Аллё!" – непонятно кому закричал Коболев.

Тот не ответил.

Глава "Нафтогаза" принялся жать на все кнопки, но было бесполезно. Лифт висел посреди шахты, и никто не слышал криков руководителя.

Так продолжалось около десяти минут. Затем свет в кабине потух и снова зажегся. Лифт дернулся всем телом и опустился на первый этаж. Когда двери открылись, лифтер увидел на удивление довольное лицо Коболева. Андрей Владимирович выпорхнул из плена и буквально взлетел по ступенькам.

"Кофе и меня нету!" – бросил он секретарше и исчез за дверью собственного кабинета.

Ворвавшись в комнату, он швырнул планшет на диван и схватил трубку внутренней связи. За те десять минут, проведенные в узкой кабине лифта, ему в голову пришла шикардосная идея.

"Аллё! Ты слышишь?!" – вскричал он кому-то.

Голос с той стороны высокомерно ответил, что слышит.

"Я понял, что делать с трубой!"

В 2019 году истекал контракт с русским "Газпромом", и сладкие $3 миллиарда в год за транзит заканчивались. Было совершенно очевидно, как поведут себя русские дальше. Несмотря на вопли Киева, они достроят трубу в обход Украины, и начнут качать газ прямо в Германию по дну Балтийского мора. Легендарная ГТС, стоимость которой в умах патриотов доходила до 300 миллиардов, будет никому нахрен не нужна. Она превратится в ржавещую груду железа.

"Мы построим Гиперлуп!" – почти крикнул в трубку Коболев.

Голос по ту сторону провода сначала замер. А затем вполне резонно заметил, что Андрей Владимирович тронулся мозгами.

"Нет! Ты не понимаешь!" – не унимался командир "Нафтогаза".

И он принялся рассказывать о том, что это готовая транспортная магистраль. Трубы широкие, в них достаточно места для капсулы. Нужно только заменить компрессорные станции и убрать противоестественные изгибы – чтобы движение труб было прямым. Все это можно перестроить от силы за полгода.

"Это же транзит из России! Люди! Грузовые контейнеры на Европу и обратно!"

Трубка, похоже, тоже начала видеть блестящие перспективы, но внезапно отмахнулась от картинки Нью-Васюков. Она заговорила о том, что пора валить в Люксембург и Калифорнию, что еще немного и посадят, ну и такое прочее. Коболев слушал и напряженно вглядывался в собственное отражение в блестящем ногте.

"Ну а вдруг Он на второй срок? Вдруг нас еще оставят?" – с надеждой в голосе спросил он в ответ.

Трубка пожала плечами и заметила что-то очень резонное в духе, зачем это все надо. Что нужно досидеть до конца года, выпустить облигации на миллиард и с них выплатить себе премию 700 миллионов. А затем – в самолет и, наконец, пожить.

"Это – правда..." – согласился Коболев, но тут же его голову посетила новая идея.

Перебив трубку, он принялся рассказывать, что есть гарантированный способ красиво уволиться.

"Какой?" – поинтересовалась трубка.

"Представь... Я прихожу в прямой эфир и закуриваю косяк!"

Трубка схватилась за голову. Реформа еще никогда не заходила так далеко.

Сергій Лямець

Поделиться​​ новостью:


- Чумацкий шлях. Как Гриценко меняет свой избирательный штаб
- НАБУ. ЯК ПРАВИЛЬНО ПОЦІЛУВАТИ Д@ПУ ЛУЦЕНКА
- Свою "репутацию" президент зарабатывал годами
- Не родилось еще то государство, когорое наши люди "поиметь" не смогут! Владельцы "евроблях" придумали, как обойти растаможку автомобилей
- Юрий Касьянов: Своим безудержным воровством и бескрайним враньём Порошенко и Ко готовят своё уничтожение лучше любого революционера
- Андрей Капустин: Да здравствует украинский суд, самый недоверчивый суд в мире (ФОТО)
- В Украине создали новую службу при Минсоцполитики для проверок получателей соцпомощи
- «Тимошенко не друг Кремля, а настоящий патриот Украины» — экс-посол США Хербст
- Только для своих...) Накануне выборов всем госам прямо сказали - «играйте и дальше по нашим правилам и малина сохранится ещё на пять лет»
- Лимоны Нины — журналистское расследование
00:55Октябрь, 05 2018 486

► РЕЗОНАНС
сегодня
за неделю