Прическа судного дня

Прическа судного дня

Во время суда над Кириллом Островским журналистка  делала укладку у его отца-парикмахера.  Мне даже не приходится ничего спрашивать

Шум фена заглушает звук прямой трансляции заседания суда, которую я смотрю на своем телефоне. В салоне красоты над моими волосами сосредоточенно колдует Олег Островский.

Фамилия "Островский" в эти дни в топе новостных рейтингов всех СМИ. Но вовсе не потому, что он – известный в узких кругах мастер парикмахерского дела, а потому что его сын, Кирилл Островский, во вторник ночью сбил насмерть на Hummer'е в центре Киева 10-летнюю девочку, да потом еще и пытался, как говорят очевидцы, сбежать с места преступления и снять номера с машины. Этот случай вызвал огромное возмущение и резонанс по всей стране.

И как раз в тот момент, когда над Кириллом идет суд по избранию меры пресечения, его отец делает мне укладку. Причем записалась я к нему еще не зная времени процесса. Изначально была идея пойти и попытаться разговорить Олега Островского, которого в СМИ подозревали в попытках "отмазать" сына. Понять что у него на душе, что он думает о ситуации.

А в результате получилось такое уникальное стечение обстоятельств - встреча прямо во время суда.  

Фото: squash.ua/organy-upravleniya

Олег Островский работает в парихмахерской, расположенной в одном из киевских спортклубов. Это "спортивно-тусовочное" место для знатоков со всеми сопутствующими атрибутами пристижа: парковка с дорогими авто при входе, фактурные тренера-чемпионы, для которых рельеф тела — больше, чем просто профессия, гламурные девушки с припухлостями в нужных местах – неотъемлемые декорации этого заведения.

И Виктор Уколов, один из спичрайтеров президента, который заказывает что-то перекусить в местном кафе. 

Еще недавно Кирилл Островский тоже был частным завсегдатаем этого места. Четыре года назад юноша, вложив 150 тысяч гривен, основал компанию по продаже фитнес-десертов Fit&Sweet.

Сколько просуществовало "сладкое" начинание Островского — неясно. Но сегодня страничка этого бизнес-проекта содержит упоминание, что торговые точки, лицом которых выступал Кирилл, "закрыты навсегда".

А теперь “закрыть” могут уже самого Кирилла — за убийство девочки

Сидя в салоне красоты, я перечитываю последние новости о сыне парикмахера, который прямо сейчас делает мне укладку.

"Я ехал во второй справа полосе. В правой полосе стоял припаркованный автомобиль. Из-за машины, стоявшей в правом ряду, выбежали два ребенка. Выбежали очень быстро. Первый ребенок успел проскочить... Ехал я по ощущениям с умеренной скоростью. Почему не затормозила машина — я не понимаю", — читаю с телефона заявление Кирилла, который взял слово на суде.

Руки его отца тем временем скрупулезно мастерят из моих непослушных волос опрятные локоны.

Абсурдность ситуации, видимо, ощущает и сам Олег Островский. Мне даже не приходится ничего спрашивать — он сам заговаривает о главном.

— Тяжелый день сегодня. В последнее время обо мне много слухов ходит. Вернее, не обо мне, а о моем сыне. И большая половина всего, что говорят, и что пишут в СМИ — неправда.

— Что именно — неправда? — уточняю я, но Олег закрывается.

— Я бы не хотел об этом говорить, — отрезает он.

Островский-старший ничем не выдает, что подавлен, и что у него в семье горе. Выглядит спокойно, даже чересчур, как на первый взгляд. Но спустя какое-то время понимаю, что это маска человека, который научился держать эмоции в узде. Его душевное состояние выдает тяжелая походка, будто что-то давит грузом сверху, грустный взгляд и глубокие вздохи — признак усталости не так физической, как моральной.

Мастер он внимательный, хоть и ненавязчивый. С отеческой заботой предлагает мне маленькую подушку под поясницу — чтобы удобнее было сидеть. Советует специальное средство по уходу за волосами, подходящее для моих секущихся кончиков.

Как раз в этот момент на моем телефоне всплывает уведомление — еще одна новость из зала суда:

"Я сам себя чувствую виноватым. Поэтому не прошу себе снисхождения. Прошу не отправлять под арест, чтобы я мог зарабатывать деньги и помогать семье девочки", — заявляет Кирилл Островский.

Украдкой поглядываю на отца – благо, он не смотрит на телефон, занят моей прической.

Я внимательно разглядываю его за работой. Мужчина за 50 среднего роста, довольно подтянутый. Одет нарочито просто, по-спортивному, но даже обычная серая майка с принтом и штаны выглядят на нем дорого. На лице — легкая небритость, и вокруг лысой макушки, словно тень от невидимой короны, виднеется отросшая с сединой щетина.

— Простите за вопрос, но почему вы здесь, а не в суде? — Решаюсь спросить в момент тишины, когда в перерыве между локонами Олег Островский выключает фен.

— Так надо. Мне там делать нечего. Пока без меня разберутся.

Впрочем, все это время у Островского разрывается телефон. Копятся десятки пропущенных звонков и неотвеченных сообщений, которые он с упорной выдержкой игнорирует.

— Да вы ответьте, если нужно, — говорю, когда у Олега в очередной раз звонит телефон. Но он отмахивается — мол, неважно. И продолжает работу.

Наконец фен замолкает, расчески падают в ящик рабочего стола. Прическа готова. 

Пока я рассчитываюсь за укладку (она у Островского-старшего стоит весьма дорого - 800 гривен, при том, что в среднего уровня парикмахерских ее можно сделать и за 400), на смартфоне мигает новая новость: суд арестовал Кирилла без права залога до 21 сентября.

— Ну, конечно, арестовали. А как же, — комментирует отец.

Он тоже упирается взглядом в свой смартфон — читает сообщения, которые упустил за то время, пока возился с моей головой.

— Вы не удивлены. Ожидали такого решения?

— Ну а зачем залог? — Олег отвечает вопросом на вопрос так, как будто это само собой разумеется.

— Суд решил, что Кирилл может сбежать? Или влиять на свидетелей?

— Я не думаю...  Знаете, я пока туда не лезу.

— Но почему? Если вы говорите, что половина всех новостей об аварии — неправда, вы могли бы донести свою правду об этих событиях.

— Нет, не надо ничего. Я сам справлюсь. Я буду давать пресс-конференции. Но потом. Сейчас нельзя этого делать, нет смысла.

— Почему?

— Все равно будет литься и литься грязь. Ближайшую неделю-дней десять точно.

— И вы хотите все это время переждать в молчании?

— Может быть. Сейчас воевать нет смысла.

Олег Островский просматривает пропущенные вызовы — те, которые от незнакомых номеров, сразу удаляет из списка. Но одному из знакомых, видимо кому-то важному, решает перезвонить. Он уже приставляет телефон к уху, но пока идут гудки, я успеваю спросить:

— А вы не думаете, что как раз стоило бы говорить сейчас? Когда идут суды над вашим сыном? Чтоб как то повлиять на общественное мнение?

Олег отрывает взгляд от телефона и заявляет с какой-то пугающей уверенностью, дающей понять, что на этом разговор окончен:

— Суды и общественное мнение всегда идут вразрез. 

 

После укладки я захожу в кафе. Тут же, в клубе.

Спортсмены едят гречку с котлетами и обсуждают последние сплетни. Тема дня — ожидаемо суд над Островским-младшим. Подслушиваю разговоры за соседним столиком. Двое крупногабаритных мужчин перемывают кости, как женщины.

— Жаль отца. Держится вроде. Но тяжело, сын все-таки. Хотя они в последнее время плохо общались.

— Что значит плохо? Отец же.

— Ну они в тяжелых отношениях были. Малого понесло. Тусовки, пацаны, тачка, деньги. На кураже был. Очень громкий стал. Был тихим, кротким, а тут стал громким. Сложно объяснить. Это когда с отцом не общаешься, а за километр тебя слышно.

источник

Поделиться​​ новостью:


- Александр Кочетков: Кремлевское православие, проклятое место и разборки по-винницки
- ПОДВОЗУ ТОМОСА В КИЕВ ПОСВЯЩАЕТСЯ)
- Ростислав Демчук: Такого занепаду медична система України, мабуть, ніколи не знала (про своє, наболіле)
- Лиза Богуцкая: Я не пойду,но и останавливать никого не буду. И да, Саакашвили к этому отношения не имеет
- Только не смейтесь громко! Яценюк рассказал, зачем он развесил плакаты с "фейсом" по всей стране
- Государству Украина плевать на поддержку и развитие национальных производителей и к чему это ведет
- "ЗІРВИ ПЛОМБИ" - НЕ ЗРИВАЄТЬСЯ БО ЖАДІБН І ТУПІ! Юлія Тимошенко "зривала" сьогодні в м.Сміла (ВІДЕО)
- Лиза Богуцкая: БОЛТ С ГАЗОВОЙ РЕЗЬБОЙ нам всем
- Радикально продажная партия устроила давку среди черкасских пенсионеров за ее «гречкой». ВИДЕО
- Об «идентичности нищих»...Заткнитесь и работайте)
17:28Июль, 27 2018 2294

► РЕЗОНАНС
сегодня
за неделю