Загрузка...

«Старьё» у власти засиделось, но продолжает рыть окопы

«Старьё» у власти засиделось, но продолжает рыть окопы

Cуществует ли у нас на самом деле государство, что надо сделать, чтобы его, наконец, построить, и способны ли это сделать все те, кто сегодня называет себя политической элитой страны

В нашем разговоре с политтехнологом Сергеем Гайдаем мы попытались ответить на вопросы: существует ли у нас на самом деле государство, что надо сделать, чтобы его, наконец, построить, и способны ли это сделать все те, кто сегодня называет себя политической элитой страны.

Об этом сообщает "БЕЗЦЕНЗОР" со ссылкой на "Мир".

 

Часть первая. #ЗРАДА

 

Сергей, ровно год назад мы говорили с вами о том, что происходит со страной, и что нас ждет завтра. Тогда в ваших прогнозах было не очень много оптимизма. Сегодня – его у вас больше или еще меньше?

Знаете, мне сегодня одна знакомая рассказала про «список Порошенко», который гуляет в Интернете, в нем более 50 пунктов. Это претензии к президенту, его невыполненные обещания. И знакомая спрашивает: ты как к этому относишься? Я пишу: ты знаешь, я, наверное, один из первых, кто этот список стал формировать тогда, когда в обществе еще был популярным тезис «не мешайте власти работать». Я занимал иную позицию:

Мы же критикуем потому, что нам очень хочется предохранить объект нашей критики от ошибок.

Мы ведь живем в этой стране, и от того, что здесь происходит, зависит наше будущее. Я, например, отношусь к той части населения, которая четко осознает, что уехать невозможно. И когда мы критикуем власть, мы хотим быть услышанными, хотим, что какое-то здравомыслие у них проснулось, наконец…

Так что же изменилось со времени нашего с вами предыдущего интервью?

Мне очень бы хотелось ошибаться в своей критике, которой было наполнено прошлое интервью. Но ситуация на данный момент очень сильно обострилась, она просто невероятно обострилась. 

В последнее время мне часто задают вопрос, а вот ты не боишься критиковать власть, все-таки критика власти дело неблагодарное, в «черные списки» занесут, не пустят на телевидение, работать с тобой не захотят… 

Знаете, после скандала с Онищенко - я очень мелкий комар. А проблемы власть создала себе сама…

Что такое эта абстрактная «власть»? Конкретизируйте.

Сегодня - это две большие команды. Это команда, которая группируется вокруг Петра Алексеевича Порошенко, которую часто называют «Банковая», или «окружение президента», реже говорят «семья». Речь идет о Кононенко, речь идет и о прямых семейных связях, потому что у него, как и у Януковича, в политике теперь и старший сын. 

Ну и вторая часть – это те люди, которые группируются вокруг Авакова. «Народный фронт» и его окружение. Эти две, скажем так, площадки между собой в сильнейшей конкуренции. Но по своим технологиям они мало чем отличаются друг от друга. И, к сожалению, альтернативой друг другу не являются. Конечно, значительно больше власти у самого президента. Поэтому, когда мы говорим «власть», невольно мы понимаем, что речь идет о конкретной персоне, которая эту власть в своих руках сосредоточила. 

Поэтому, когда говорят, что у нас парламентско-президентская республика – это не так. Как предыдущие президенты пытались концентрировать власть в своих руках (с разной долей успешности), так и сегодня мы видим президента, который сконцентрировал в своих руках всю власть, и, соответственно, хочет он того или нет, несет полную ответственность за то, что в стране происходит.

 

Вы сказали, что ситуация обострилась. Вы можете четко артикулировать, в каких сегментах нашей жизни она обострилась? 

Для власти очень важным параметром является такое понятие как легитимность. Легитимность – это процент людей, которые признают за конкретным человеком право на власть. Когда Петр Алексеевич в мае 2014 года стал президентом, у него была высокая легитимность, потому что более 50% людей сказали: «Да, мы считаем, что он имеет право и должен возглавить наше государство». А сегодня происходит потеря этой легитимности.

Любая легитимность строится на таком понятии как репутация. Репутация президента выглядит как медленно разрушающаяся конструкция.

И с каждым днем от нее отпадают все новые куски…

Представьте себе, что рано или поздно срок президентства Порошенко закончится. Особой надежды на бесконечную реинкарнацию, как у Путина, у него нет – у нас другая страна. Страна с двумя Майданами и с невероятным недоверием к власти не позволит применить подобные схемы. А значит, срок его закончится. Вопрос только в одном – когда. 

Либо когда истечет нынешний срок, либо он невероятными усилиями сможет снова обмануть большую часть избирателей и зайти на следующий срок. А многие эксперты говорят, что речь о сроках вообще не стоит. Речь идет о постоянной угрозе отставки - в той или иной форме. 

То есть, мы понимаем, что рано или поздно Порошенко перестанет быть президентом. И вот представьте себе, как нелицеприятно будет выглядеть его судьба. Как только он потеряет власть и свои полномочия, сразу же возникнут огромные угрозы. Как существуют постоянные угрозы и перед Кучмой – ведь дело Гонгадзе не закрыто. Поэтому над Кучмой все эти годы висит топор …

Но судьба Кучмы покажется Порошенко весьма неплохой. Потому что в этой стране любая последующая власть поддается огромным соблазнам разобраться с властью предыдущей. С ее имуществом, с ее нарушением законов, с фактами политической, - и не только политической, - коррупции. 

А, соответственно, в отношении Порошенко остро станет вопрос его личной безопасности, безопасности его окружения. Ведь, на самом деле, у него значительно меньше, чем у Януковича, шансов уйти от ответственности. Потому что у Януковича все было понятно: была страна, готовая его принять, защитить. Янукович и сегодня находится под защитой российской власти. Вряд ли такой алгоритм будет у Порошенко. Представим себе, что он может куда-нибудь эмигрировать в любую из западных стран…

В Испанию, например, где у него вилла…

Ну, извините… Посмотрите на Фирташа – над ним висит дамоклов меч международного правосудия. Если не ошибаюсь, он вообще дал подписку о невыезде за пределы Австрии. Это, мягко говоря, незавидная судьба. А искать место где-то в третьем мире – это очень грустно для такого успешного человека, человека, который привык находиться на вершине всего…

Вот в этом обострение: репутация Порошенко очень сильно подорвана, легитимность упала до очень низких показателей и уровень критики, уровень недовольства властью очень высок. И понятно, что в этой ситуации ни о каких реформах и речи быть не может.

Потому что реформы проводятся, только если у тебя есть поддержка общества. Сегодня у Порошенко поддержки общества, к сожалению, нет.

Но все говорят о некоем феномене Петра Алексеевича. Вы же согласны с тем, что он всегда был если не на самой вершине, то недалеко от нее еще со времен царя Гороха, то есть со времен Кучмы... 

Я вам так скажу: человек у власти – это всегда феномен. Что, мы не обсуждали феномен Кучмы? У него были свои качества, например, способность манипулировать одновременно и Россией, и Западом. А что, мы не были удивлены феноменом Ющенко? Максимально ленивый человек, без собственного государственного видения, но, тем не менее, его тоже вознесли на вершину…

Петро Алексеевич же и вознес - своими капиталами в том числе.

Я думаю, это преувеличение. Во-первых, тех, кто «возносил» Ющенко, было много. Во-вторых, мне трудно представить Петра Алексеевича, который что-то серьезно финансирует. Он больше об этом говорит, на самом деле…

А феномен Януковича? Человек дважды судимый, человек коммуникативно не способный ни к чему, человек психологически неустойчивый, падающий в обморок от попадания в него яйцом, - тем не менее, его вознесли. Так и Петро Алексеевич…

У него есть свои плюсы. Он – человек удивительно адаптивный, человек, который может приспособиться и найти любой выход в любой ситуации. С другой стороны, его отяжеляет огромное количество недостатков. Все говорят о его невероятной жадности и ненасытности и к власти, и к богатству. Все говорят о его патологической неспособности держать обещания. 

Поэтому я бы не говорил о том, что Порошенко - это какой-то особый феномен. У каждого из его предшественников были какие-то феноменальные качества, и каждого утяжеляли их недостатки, которые, в итоге, превращались в роковые. А чем выше человек - тем больнее падать. Поэтому, пока мы видим вознесение Петра Алексеевича, но ощущения падения нарастает. И это падение будет весьма драматичным, мне кажется.

 

По поводу «феноменов» - как вы это ласково называете, - в украинской власти. А в чем причина? Почему у нас в этой колоде, которая тасуется уже 25 лет, одни «феномены»? Если мы сейчас будем говорить о том, кто может прийти вместо Петра Алексеевича, - будем говорить о тех же «феноменах» в кавычках. Та же Юлия Владимировна, например…. Что происходит? Это вина общества или это мировые тенденции, как избрание Трампа, например?…

Словосочетания «вина общества» я как термин не понимаю.

Нет никакой коллективной вины. Вина бывает только индивидуальной. 

А теперь - почему так… Ну во-первых, двадцать пять лет для исторических процессов – это миг. Во-вторых, не надо забывать, что исторически мы – безгосударственная нация. Как бы меня ни критиковали, но украинцы, существуя уже очень много времени как нация, никогда не создавали единого, крепкого государственного механизма. 

Так случалось, что украинская нация, спокойно и счастливо жила на основах самоуправления… Нам - в связи с нашим географическим положением - всегда доставалось чужое государство. То польское, то российское, то советское.

Поэтому в украинцев на ментальном уровне - колоссальное недоверие к любому государству, восприятие его как врага.

И это базовое отличие нас от россиян. Россияне всегда царя-батюшку и государство воспринимали как одно целое. А мы всегда от него, государства, отмежёвывались. Мы кадрово это государство наполняли, но оно всегда было нами презираемо, нелюбимо, мы всегда учились жить без государства. И вот, двадцать пять лет назад, у нас возникла необходимость строить уже свое государство... 

Знаете, я недавно услышал интересную сентенцию. О том, что в украинцев все еще нет своего государства, нам еще только предстоит его построить. За эти двадцать пять лет мы не то, что не начали его строить, мы только пришли к осознанию необходимости его построения.

И только вот сейчас, после второго Майдана, в нашем обществе возникла мысль: в конце концов, давайте уже строить!

А какое оно должно быть? Нам в наследство достался кусочек советского государства, вырезанный из большой страны. Он, кусок этот, за двадцать пять лет мутировал. Он был захвачен наиболее проворными украинцами, такими, как Петр Алексеевич и все его окружение. Которые использовали его для личного обогащения. 

Простому человеку в этих процессах разобраться крайне трудно. У него - простого украинца - масса претензий, потому что то государство, которое ему обеспечивало какую-то минимальную социальную стабильность, давно исчезло, а он хочет, чтобы оно как-то возродилось. Тем более, что на его глазах группа наиболее проворных граждан богатеет. С другой стороны, в украинца, который только рождается как осознанный, новый гражданин своей страны - еще не возникло понимания, а каким оно должно быть, его государство.

А тем временем правящий класс, который и является нынешним государством, занимается сплошной имитацией…. Вот в имитации мы все поднаторели так, как никто другой.

Возьмите любую профессиональную среду. Я, например, вышел из среды маркетологов. Знаете, что я вам скажу? Настоящих маркетологов, которые понимают, что такое маркетинг как вид деятельности и успешно в нем работают – единицы. Вопрос: а что делают все остальные маркетологи? Имитируют процесс. Я думаю, что если мы «залезем» в другие профессиональные сферы деятельности, - там будет тоже самое.

А вот кто является лидерами имитации в стране? Политики! Потому что сама природа украинской власти процесс имитации возводит в ранг искусства. 

Почему?

Потому что мы прекрасно понимаем, что большинство людей, пришедших в политику, пришли туда с одной целью - дорваться до распределения общегосударственных финансовых потоков.

 

Да и вообще - дорваться до управления ресурсами страны. Один знакомый, который стал заниматься налоговой реформой, недавно сказал мне: ты знаешь, я немножко «покопался» в наших законах, которые за двадцать пять лет Рада «нарожала»… Это сплошная летопись тех или иных финансово-промышленных групп, которые с помощью законодательной базы обеспечивали себе преференции в использовании тех или иных государственных ресурсов…

Сегодня можно говорить о полной отмене всего нашего законодательства, которое было до этого, и создании абсолютно нового, «с нуля». 

Потому что все наше законодательство – это сложнейшая система, которая обеспечивает монопольное право тем или иным финансово-промышленным группировкам Украины просто использовать эту страну. 

Поэтому, например, когда говорят «они бизнесмены», Петр Алексеевич, например, или Ахметов, мне хочется сказать, не имитируйте! Потому что бизнес во всем мире – это престижная деятельность, это один из самых мощных драйверов прогресса. Бизнесмены - это люди, которые предлагают новые товары, услуги, технологии, и выигрывают конкурентную борьбу. 

А наши политики, которых называют иногда бизнесменами, - это люди, дорвавшиеся до рычагов перераспределения каких-то благ отнюдь не рыночными методами.

Но чтобы общество голосовало за них, чтобы Запад воспринимал их - они вынуждены имитировать. И эта имитация выглядит как декларация патриотических целей, каких-то планов, возникают какие-то слова, например, «реформы», или «модернизация». Но это все имитация, этого всего нет.

Знаете, какой вопрос корреспондентов меня сегодня ставит в полнейший тупик? «Вы можете оценить, какие позитивные реформы произошли в стране?» Друзья мои, я не могу отвечать на такие вопросы, потому что реформы в этой стране пока вообще не происходят. Их имитация – да, происходит.

Например, очень успешно имитируется реформа МВД, Ну, потому что есть очень простой способ представить вам молодых подтянутых ребят в новой форме. 

Или когда мне говорят: ты же не можешь отрицать, что реформа армии произошла, я отвечаю: могу. Армия, безусловно, возникла. И армия - это показывают все соцопросы, - в отличие от прошлых времен, имеет высокую степень доверия в обществе. Но власть наша к реформированию армии никакого отношения не имеет. Потому что те военные эксперты, с которыми я разговаривал, говорят: просто одеть солдат в новую форму – это не реформа, это ее имитация.

А если уж честно говорить, то создается впечатление, что без вмешательства власти реформирование армии было б куда более эффективным…

Неужели общество не может различать имитацию от реальных процессов?

Трудно обвинять общество, оно пока не созрело, не научилось разбираться в имитации. Я вам больше скажу - даже западные эксперты приезжают и говорят: мы ничего понять не можем. С одной стороны, у вас есть парламент, у вас есть президент, у вас есть механизм выборов, они проходят, у вас все так, как у нас, но у вас - невероятный уровень коррупции, как это может быть вообще?

Я им говорю, что президент наш, на самом деле, не является той институцией, функции которой выписаны в Конституции.

Власть в Украине - это группа дельцов, которые получили самые большие преференции в грабеже страны

А Верховная Рада - не является законодательным органом, который защищает интересы населения страны. Это просо порядка 400 человек, которые пришли лоббировать с помощью законодательства интересы своих финансово-промышленных группировок. 

Но так как внешне все это выглядит точно так же, как в любой европейской стране, иностранцам в этом трудно разобраться. 

Один иностранец мне недавно сказал: «Я смотрел на ваши экономические цифры, и по цифрам, безусловно, у вас ощущение абсолютного кризиса… И когда приезжаешь к вам, то готов увидеть полную разруху в стране. Но Украина, имея значительно худшие экономические показатели, чем, например, Грузия, выглядит значительно богаче…»

А я говорю: ты не понимаешь одну вещь. Украинцы, в отличии от грузин, научились жить без государства. Здесь официальная экономика действительно в сильнейшем упадке, а теневая - нет.

Мы все являемся элементами теневой экономики.

Вот знаете, в чем механизм шунтирования сердца? Его делают тогда, когда забиваются базовые кровеносные сосуды. И эти сосуды расширяют специальной пружинкой, либо вставляют новые сосуды, в обход нерабочим. Вот так и наша теневая экономика нас спасает, мы живем благодаря этой теневой экономики. Потому что она работает в обход официальной, которая, по цифрам, в полном упадке. 

Поэтому, если вы поедете на выходные в какой-нибудь загородный торгово-развлекательный центр, вы увидите там половину Киева. Потому что, повторю, все мы являемся частью теневой экономики. И это позволяет нам жить.

 

Вы хотите сказать, что общество живет в обход всех государственных механизмов и институций?

Да мы уже давно на самоорганизации живем, мы просто этого не осознаем! Вспомните: когда был Майдан, и когда киевская милиция исчезала, уровень преступности в Киеве не только не увеличился - он уменьшился. А когда власть стала сюда преступников завозить, титушек, которые поджигали машины, убивали обычных прохожих, помните? Что сделали киевляне? Организовались в отряды самообороны и эти отряды действовали куда эффективнее, чем любые милицейские патрули. Потому что патрули эти работу имитировали, а отряды самообороны вынуждены были по-настоящему охранять собственные дворы, собственные улицы. 

Я недавно был на передаче, в которой мы говорили о сложнейшей теме, о судьбе пленных. И ключевым вопросом было следующее: должно ли государство «вытаскивать» наших пленных из «ЛНР/ДНР» или, все-таки, пускай лучше работают волонтеры, которые делают это частным способом? У меня позиция была такая: я не верю в то, что наше неэффективное государство, которое ни с одним заданием не справилось, будет справляться с задачей «вытаскивания» пленных. Поэтому я больше склонен доверять тем частным инициативам, которые этих пленных достают оттуда, будь-то Церковь или волонтеры типа Владимира Рубана или Алексея Мочанова.

Поверьте, процесс освобождения пленных является заложником личного пиара Петра Алексеевича. Ему политтехнологи подсказали, что любое появление в президентском кабинете вытащенных из плена людей, - это плюс ему в рейтинг. Я не против, это правильно. Но если бы президент при этом еще и создал эффективный механизм освобождения этих пленных… 

Но очень многие волонтеры говорят, что такого механизма нет, что порой самой большой проблемой в их работе является личный пиар президента.

Конечно, я прекрасно понимаю, что и волонтеры порой действуют неэффективно и что порой многие из них просто зарабатывают себе какие-то репутационные плюсы. Но людей, прилагающих к этому усилия, и Надежду Савченко в том числе, я готов поддерживать. Я считаю, что это правильно, и воздержался бы от критики, на самом деле.

Вы симпатизируете Савченко?

Как специалист по пиару я, конечно же, заметил, что на Банковой «родили» беспрецедентную кампанию по обливанию грязью Савченко именно за ее частную инициативу по освобождению пленных. Извините, это перебор, - так сильно президенту бороться за монополию на право освобождать пленных.


Поделиться​​ новостью:

 

- 3-й Майдан будет коротким и кровавым — волонтер
- Судебная реформа от Порошенко: Янукович с Лавриновичем отдыхают — Гриценко
- Лиза Богуцкая: Анаконда агонирует. Витрина накрылась медным тазом
- Пранкеры Вован и Лексус "развели" львовского судью по делу Саакашвили (АУДИО)
- Керченская переправа. Порт Кавказ (территория РФ)
22:52Декабрь, 23 2016 1700

Loading...
► РЕЗОНАНС
сегодня
за неделю