► Аналитика
Мировые процессы "гибридной войны" входят в непредсказуемые фазы, - Горбулин Спросите себя: Вы такую Украину хотели в 1991-м, в 2004-м, в 2014-м? Сейчас? Для себя, для своих детей? Медреформа: 10 рисков, о которых молчит Супрун Что показывают акции протеста под Радой Фонд Карнеги: между Украиной и Западом нарастает напряженность из-за нежелания Порошенко бороться с коррупцией Кто разделит с Порошенко ответственность за «минский сговор»? Cамые "интересные" нюансы пенсионной реформы Страшный сон Запада. Он в конце концов, неизбежно проиграет в Украине Почему украинский парламент объявил итальянскую забастовку “Петушиный отряд шоколадного цеха” От урагана к миротворцам. Что изменится для Украины после встречи Трампа и Порошенко Порошенко ради личной наживы целенаправленно уничтожает Украину — Сенченко Альона Шкрум: ТРИ УРОКИ "ПРОРИВУ СААКАШВІЛІ"

Виктор Суслов: Экономику Украины ждет шоковая терапия с летальным исходом

Виктор Суслов: Экономику Украины ждет шоковая терапия с летальным исходом

Резкое повышение тарифов на коммуналку для населения без повышения жизненного уровня – это только первый шаг правительства Гройсмана в плане необъявленной шоковой терапии.

Что еще предстоит пережить украинцам в ходе этого эксперимента? И нужен ли он?

История применения принципов так называемой шоковой терапии в экономике мало чем отличается по странам и континентам. Везде, где применялись меры либерального подхода по изменению экономической модели с действующей на либеральную, результат был один. Население нищало, а экономика несколько лет находилась в кризисном состоянии.

Экс-министр экономики Украины, финансовый аналитик Виктор Суслов в интервью РИА Новости Украина спрогнозировал, чем закончится для нас эксперимент по внедрению принципов либеральной экономики в нашу действительность.

Виктор Иванович, недавно группа иностранных советников по реформам в Украине представила свою концепцию реформирования. Насколько оправдано привлечение иностранных советников?

– Действительно, создана так называемая Группа стратегических советников по поддержке реформ в Украине. Ее возглавили два сопредседателя: со стороны президента Украины – поляк Лешек Бальцерович, бывший польский вице-премьер, известный своими "шоковыми" реформами в Польше, а со стороны премьер-министра Украины – его советник, бывший словацкий вице-премьер и министр финансов Иван Миклош, также с репутацией "шокового" реформатора. Состав группы должен насчитывать до 15 человек, среди которых будут и украинцы.

Я, например, ожидаю увидеть там Виктора Пинзеныка, которому в 90-е годы прочили карьеру "реформатора" и "украинского Бальцеровича". Тогда не получилось. Сейчас для него – последний шанс стать "шокотерапевтом".

В целом я вижу большой плюс в том, что эта "бригада" не получает властных полномочий, так как новый закон о госслужбе не позволяет лицам с иностранным или двойным гражданством занимать государственные должности. Это позволит украинскому парламенту и украинскому правительству слушать разумные советы стратегических советников и отбрасывать неразумные. Так что положение Украины не безнадежно – оно по-прежнему зависит от разумности украинской власти.

Попытка сформировать стратегическую команду "шоковых терапевтов" дает нам повод посмотреть, как это было в истории Украины и в мире раньше, и попытаться спрогнозировать последствия ожидаемого массированного применения "шоковой терапии" к украинской экономике и обществу.

Насколько "шоковая терапия" необходима экономике?

– Так называемая "шоковая терапия" – это один из методов экономической политики, нацеленной на переход от действующей в стране экономической модели к модели свободной рыночной экономики.

"Шоковой терапии" обычно подвергают бывшие социалистические экономики, в том числе советского и постсоветского типа, а также экономики, содержащие значительные элементы централизованного планирования и защитных мер (протекционизма).

Теоретической основой политики "шоковой терапии" в настоящее время является либеральная монетаристская школа, представленная прежде всего нобелевским лауреатом Милтоном Фридманом (США) и его последователями и учениками. Поскольку Фридман работал в Чикагском университете, эта школа известна также как Чикагская школа, а ее воспитанники и приверженцы как "чикагские мальчики".

В чем суть принципов политики "шоковой терапии", являются ли они теоретически ошибочными?

– В том-то и дело, что теоретически они почти все правильные. Например, отказ от регулирования цен и тарифов и переход к свободному рыночному ценообразованию. Только вот "шоковая" реализация этого принципа в Украине с начала 90-х годов вызвала структурный шок в украинской экономике, привела к остановке и разрушению тысяч предприятий, вдруг обнаружив неконкурентоспособность этих предприятий при рыночной экономике.

Или, например, принцип свободы ведения внешнеэкономической деятельности всеми субъектами предпринимательства, тоже совершенно верный теоретически, вызвал паралич экономики, когда потоки произведенного в Украине сырья вдруг пошли на зарубежные предприятия, оставив без сырья отечественную перерабатывающую промышленность.

Никто ведь не будет оспаривать и теоретически бесспорный тезис о том, что жить надо по средствам, и поэтому государственный бюджет должен быть бездефицитным или, в крайнем случае, иметь минимальный дефицит. А то, что при этом нужно урезать финансирование огромного количества социальных программ и бросить миллионы людей за черту бедности, – это, как считают "шокотерапевты", собственные проблемы бедных, но отнюдь не государства.

Поэтому суть "шоковой терапии" и основная проблема состоит именно в очень быстром, без обоснования переходных этапов, внедрении основных принципов либеральной рыночной экономики с разрушением существующей экономической системы. Такая политика основана на ложной вере в то, что "невидимая рука рынка" все сама отрегулирует, и экономикой можно не управлять.

Вот и получилось, что через 25 лет от начала "рыночных" реформ в Украине объем валового внутреннего продукта страны не превышает 65% к уровню 1990 года, а структура ВВП резко ухудшилась за счет сокращения доли высокотехнологичных отраслей и приобрела ярко выраженный сырьевой характер. Уже почти никто не вспоминает, что когда-то Украина входила в десятку самых промышленно развитых стран мира.

А что показывает мировой опыт применения "шоковой терапии"?

– На эту тему издано фундаментальное исследование Наоми Кляйн "Доктрина шока. Расцвет капитализма катастроф", в котором обобщен опыт реализации "шоковой терапии" в Латинской Америке, особенно Чили и Аргентине, в Польше, России, Индонезии, Ираке и других странах.

Во всех странах, переживших "шоковую терапию", были свои национальные особенности и разные – иногда более разрушительные, а иногда менее разрушительные – последствия. Но нигде эти страны не освободились от долговой зависимости, а почти всегда только нарастили зависимость от внешних кредиторов. Везде были резко сокращены социальные программы и понизился жизненный уровень большинства граждан. Ни одна из этих стран не создала передовую высококонкурентную экономику.

Вывод исследования ясен: повсюду "шоковая терапия" навязывается извне и служит для расчистки поля деятельности крупнейших иностранных транснациональных корпораций, в первую очередь американских.

Давайте поговорим о применении "шоковой терапии" в Украине…

– Если отцом и "богом" шоковой терапии в мире был Милтон Фридман, то его "пророком" в Украине, России, Восточной Европе (особенно Польше), Латинской Америке (особенно Боливии) был американский экономист Джеффри Сакс. Он же во многом координировал реформы в названных странах с государственными учреждениями США и с МВФ. Сакс очень повлиял на содержание реформ в России и Украине в 1991-1994 гг., когда он был руководителем группы экономических советников Президента РФ Бориса Ельцина и также неоднократно приезжал в Украину, консультируя украинское правительство.

Мне довелось впервые встретится с Джеффри Саксом в декабре 1991 г. в Киеве, когда я в составе группы экономических консультантов вновь избранного Президента Украины Леонида Кравчука принимал участие в подготовке проекта программы экономических реформ первого президента. Надо сказать, что из нас "шоковых терапевтов" тогда не получилось. Украинские власти и позже действовали достаточно осторожно в проведении экономических реформ. Скорее мы были сторонниками подходов кейнсианской школы и верили в возможности государственного регулирования экономики и постепенного перехода к рыночной экономике.

Единственным, но достаточно сомнительным успехом Джеффри Сакса в России и Украине стал план сертификатной приватизации государственной собственности. Потому что схема приватизации заведомо была невыгодна, государственный бюджет ничего не получил, общенародная собственность за бесценок перешла в руки ограниченного круга олигархов, которые длительное время политически и экономически доминировали в России и продолжают доминировать в Украине. Позже Сакс объяснил свой провал "шоковой терапии" в России безудержным разгулом коррупции на государственном уровне.

В дальнейшем только МВФ продолжал настаивать на проведении политики "шоковой терапии" в Украине, включая в свои условия кредитования Украины требования снижения социальных стандартов, повышения пенсионного возраста, повышения цен на газ и электроэнергию, сокращения субсидий и т. п. Невыполнение этих требований и было основной причиной досрочного свертывания кредитования со стороны МВФ правительств Юлии Тимошенко и Николая Азарова в последние годы.

Первый этап реформ в Украине, по моему мнению, закончился Майданом 2013/2014 гг. Этот этап характеризовался довольно ограниченным применением методов "шоковой терапии" и в целом довольно стабильным развитием страны. И вот сейчас начался второй этап…

И что нас теперь ждет?

– Нас ждет настоящий, полномасштабный шок. Украина крайне ослаблена: войной на Донбассе, огромными долгами, постоянной угрозой дефолта и зависимостью от внешних кредиторов, потерей внешних рынков как на Востоке, так и на Западе, остановкой промышленности, кризисом банковской системы, ростом преступности, нарастающим расколом внутри украинского общества. А слабая Украина полностью зависима от внешних сил, от политической и экономической поддержки Запада, а значит и от денег МВФ. И эти внешние силы теперь диктуют нашу программу реформ. Очередной масштабный эксперимент в духе "шоковой терапии" абсолютно неизбежен. Он уже начался.

Последние новости известны: приняты решения правительства о повышении с 1 мая цен на газ и электроэнергию и с 1 июля тарифов на тепло и горячую воду (почти вдвое).

Известны также расчеты, доказывающие, что при нынешнем соотношении доходов граждан и цен на основные товары и услуги большинство граждан оказывается за чертой бедности, особенно пенсионеры, бюджетники, молодежь, семьи с детьми.

Чего еще хочет МВФ?

– Об этом мы точно узнаем, когда будет опубликована новая программа (Меморандум) по сотрудничеству с МВФ, обсуждение которой миссия МВФ сейчас ведет с правительством Украины.

Но из уже опубликованных ранее официальных материалов МВФ известно, что фонд хочет, во-первых, увеличения налогов в Украине. Это должно увеличить доходы бюджета и изыскать источники для выплаты внешних долгов.

Так, ставка единого социального взноса должна быть повышена с 22% не менее чем до 28%. Ставка налога на прибыль – с 18% до 20%. Ставка налога на добавленную стоимость – с 20% до 21%. Предельная ставка налога на доходы физических лиц – с 20% до 25% при сохранении прогрессивной системы налогообложения доходов. Должны быть значительно повышены акцизные налоги на алкогольные напитки, особенно пиво, сигареты (до уровня Евросоюза), а также акцизные налоги на легковые автомобили. Должно быть ужесточено налогообложение недвижимости.

Во-вторых, МВФ хочет ужесточения налогового режима и ограничения налоговых льгот. Предлагается резко ограничить применение упрощенной системы налогообложения для малого бизнеса и индивидуальных предпринимателей. Использование этой системы для юридических лиц должно быть запрещено. Ограничения для индивидуальных предпринимателей затронут (читай – лишат доходов) миллионы людей.

Должен быть ликвидирован специальный режим налогообложения в сельском хозяйстве, что может подорвать конкурентоспособность этой, на сегодня основной экспортной отрасли. Украина должна повысить ставку налогообложения налогом на добавленную стоимость лекарств с 7% до 21%, что вызовет резкий рост цен на и так недешевые лекарства.

В-третьих, МВФ хочет урезания расходов на бюджетные и социальные программы, особенно в сфере здравоохранения и образования. Вопрос дальнейшего повышения пенсионного возраста обсуждается. В-четвертых, МВФ хочет проведения приватизации крупнейших предприятий государственной формы собственности, в том числе высокоэффективных и вносящих немалый вклад в доходы бюджета. Список таких предприятий, утвержденных постановлением Кабинета министров Украины, содержит более 300 объектов, включая все 13 морских портов Украины. Но это еще не значит, что украинское правительство выполнит все пожелания МВФ. Подождем подписанный Меморандум. Но ясно, что переговорная позиция Украины слабая. Боюсь, что и переговорщики окажутся слабоватыми.

Но у Украины много и других, уже подписанных обязательств – перед ВТО, Евросоюзом, другими международными организациями и отдельными странами. Их же выполнять надо?

– Надо. При том, что многие подписанные обязательства не в интересах Украины. Вот читаю, что президент Украины наложил вето на закон об увеличении экспортной пошлины на вывоз металлолома, принятый Верховной Радой.

В последние годы экспорт металлолома из Украины растет. И в то же время без металлолома буквально загибается наша металлургия. Вот и пытались депутаты защитить интересы отечественного производителя. Не получилось, потому что это противоречит обязательствам страны в рамках соглашений по ВТО и Соглашению об ассоциации с ЕС.

Или другой пример: ввела Верховна Рада мораторий на экспорт необработанной древесины (леса-кругляка), чтобы воспрепятствовать хищнической вырубке лесов и стимулировать переработку древесины в Украине. И сразу протест со стороны ЕС – это тоже противоречит соглашению о зоне свободной торговли с ЕС. И этот мораторий придется отменить. А дальше я со страхом жду момента, когда придется отменить экспортную пошлину на вывоз семян подсолнечника (в соответствии с тем же самым Соглашением) и Украина потеряет свое первое место в мире по производству подсолнечного масла и утратит высокодоходную масложировую промышленность.

Вообще специалистам с самого начала было понятно, что создание зоны свободной торговли между самой развитой экономикой мира – экономикой Евросоюза и слаборазвитой, неконкурентоспособной украинской экономикой, да еще и на основе технических регламентов и стандартов ЕС, т. е. по правилам игры сильной экономики, должно будет превратить Украину в сырьевой придаток ЕС и привести к окончательному разрушению украинской промышленности.

Вот так внешние силы определили место Украины в системе мирового хозяйства исключительно как производителя сырья. Навязывание Украине заведомо невыгодных и экономически разрушительных международных соглашений я тоже рассматриваю как элемент "шоковой терапии"– терапии с ожидаемым летальным исходом.

Наталья Печорина


Поделиться​​ новостью:

- «СТРАТЕГИЧЕСКАЯ ВОСЬМЕРКА» ОЛИГАРХИЧЕСКОГО КОНСЕНСУСА УКРАИНЫ ВО ВРЕМЯ АПОКАЛИПСИСА
- МНОГОХОДОВОЧКА ИЗ ТРЕХ ПАЛЬЦЕВ
- Сто лет назад в Украине было то же самое - Касьянов
- Внешняя политика президента ведет в тупик
- «Сейчас народ нищий, злой, из-за чего трусость этого режима намного выше» – нардеп Игорь Луценко
Июнь, 14 2016 7828

► РЕЗОНАНС
сегодня
за неделю