Loading...

ВОЙНА....

ВОЙНА....

Нет. Я не верю в Бога. Я пережил на этой войне такое, что в голове не укладывается, как это мог допустить кто-то, кто есть Любовь

"А ты веришь в Бога?" - спросила у меня старушка. Я продолжал раскидывать куски обвалившегося потолка у неё в хате. Те кто хорошо меня знают, улыбнутся от такого вопроса. Нет. Я не верю в Бога. Я понимаю, тут Пасха только прошла. Но я же не политик и не артист, чтобы заигрывать с вами. Я пережил на этой войне такое, что в голове не укладывается, как это мог допустить кто-то, кто есть Любовь.

Когда мы развозили новогодние подарки, то попали под обстрел. Заскочили в ближайший дом. Прыгнули в подвал. Лежим на полу вместе с местными. Над нами так долбит, что можно материться во всю глотку и никто не услышит. Я в костюме Деда Мороза. Рядом со мной девочка лет 6-8. "Деда, открой рот" - говорит она мне. "Зачем, внученька?" - спрашиваю я. "Чтобы не оглохнуть" - отвечает кроха.

Вот скажи мне - это, бля, как понимать? Это в какой цивилизованной стране в 21-ом веке маленькая девочка должна знать о таком? Это какой нужно быть патриотической сукой, чтобы заставлять детей выучить это? Это как нужно хотеть проверить нашу веру, чтобы дети такое переживали? Это какой урок мы должны усвоить, чтобы не дети, а мы их хоронили? Посмотрите вокруг. Кто у власти и что они делают сейчас? Мы ведь, нихуя, не усвоили от этих уроков. Такие исторические моменты скорее учат чему-то будущее поколение, а не нас, взрослых. И если это урок для будущего, то зачем под корень вырезать его?

Но знаешь, я с искренним уважением отношусь к верующим. Я спокойно принимаю их традиции. И мне без разницы в Иисуса, пророка Мухамеда, Будду, святую Деву Марию, или ещё в кого-то они верят. Потому что я столько всего видел на войне, что знаю - когда жизнь перемешала тебя с грязью, кровью и говном, нужно верить во что-то по настоящему Светлое, Чистое. Иначе...

Знаешь, иногда, когда ярко светит месяц и тебе не спится, ты перематываешь воспоминания. Ты проходишь по комнатам приюта, где спят сироты. То здесь, то там под одеялами вздрагивают от ночных кошмаров ранимые души. А в одной из комнат раздаётся тихий плачь. "Поля, всё хорошо" - шепчешь десятилетней девочке и обнимаешь. "Всё хорошее у меня расстреляли" - срываясь на слёзы отвечает она. Говорят, Родина - это край, который оставили нам отцы. Эх, батя, что же мы наделали на своей земле.

У меня было много ненависти к тем русским, кто сюда приехал убивать и зарабатывать на войне. Возможно из-за того, что приходилось переживать в плену. Когда меня задержала какая-то бригада казаков, то закрыли в железном ящике. Ну знаешь, таком пожарном ящике, в котором в мирное время хранят песок. Мне говорили, что я "правосек". И хотели проверить - правда ли, что "правосеки" сделаны из стали.

Они обливали ящик бензином и поджигали. Стенки ящика, воздух внутри - всё становилось, пиздец, горячим. Ты старался расположиться как-то в центре ящика, чтобы ничего не касаться. Чтобы воздуха было больше со всех сторон. Ты стараешься вдыхать по чуть-чуть, чтобы не обжечь себе глотку и лёгкие. И когда начинает спадать жара, ты готов искренне упасть на колени и поблагодарить Бога за то что дал сил.

Но тут же в этот железный ящик начинали стрелять. Пули с таким звоном вмазываются в толстые листы металла. начинаешь орать. Чтобы как-то перебить этот лязг. Чтобы не так било по ушам. В ящик врезаются бетером. Его переворачивает несколько раз. Крышка изгибается. Твоя рука вываливается в какую-то щель. И её так придавливает, что нихуя уже не хочется от этой жизни.

Ты думаешь что это всё. Сегодня ты умрёшь. Никакой, сука, военной романтики. То обоссышься от страха. Всё пиздец. И тут тебя достают из ящика. Куда-то ведут. Вы проходите мимо какого-то разрушеного здания и слышишь - "Давай его сюда!". Те мудаки, что ведут тебя, что-то шутят про допрос с престрастием и воспитание от "старшего брата". А у тебя сквозь зубы вырывается - "Не ебите мне мозги". На пороге этой развалины слышишь мужской голос - "Давай, давай Сокол". В голове пролетает мысль - "Чо там, бля, творится?". Тебя заводят в одну из комнат. А там на ящиках от боеприпасов два содата ебут какого-то гражданского мужика.

Тебе, как и тому мужику, щедро предлагают выбор - сотрудничать или играть казацкую рулетку. "Чо за хуйня? Это те "вежливые люди", которые миролюбиво стояли в Крыму? Это те офицеры, которые с доблестью рассказывают о чести?" - естественно, с ненавистью, думаешь ты. А главное, не понимаешь, какой выбор сделал мужик, который сейчас как сука стонет под солдатами. Ты вырываешься. Забиваешься в угол, подбирая какой-то булыжник. И даёшь понять, что после увиденного, нахуй любое сотрудничество. Нахуй их всех. Живым ты не дашься.

На тебя наваливается три мужика. Приклад в голову. В ушах гул. В глазах пелена. Поплыл. И ты слышишь - "Значит рулетка". На тебя одевают броник. Прислоняют к стене. И начинается игра в казацкую рулетку. Что за игра? Каждый по очереди метров с 20-30 делает выстрел в броник. Победит тот, кто сможет попасть в повреждение от прошлого выстрела и пробить дырку. Попыток ровно столько, сколько патронов было в рожке. Если ты падаешь, тебя поднимают. Если не хочешь стоять, стреляют в плечо, ногу, руку. Но, сука, и в этой ситуации победить можешь и ты. Главное, чтобы никто дырку не пробил.

Ты стоишь и немного пошатываешься, уменьшая шанс попадания в одну точку. Ты падаешь и встаешь уже чуть под другим углом. Ну и что, что кровь изо рта. Как и при восхождении на вершину, если ты попал в передрягу, нужно ставить себе минимальные задачи - проползти ещё до того камня, продержаться ещё 15 минут. Так и тут. Твоя единственная цель - услышать следующий выстрел. Потом следующий. Потом ещё. И вот ты понимаешь, что уже дважды сжал оба кулака. Трижды один кулак. Осталось загнуть всего один палец. И ты победил. Это потом узнаешь, что у тебя отбита поджелудочная, отёк лёгкого и ушиб сердца. Это будет потом. А сейчас ты победил. И без чувств падаешь мордой в грязь.

У тебя на руках были все козыри - родная красавица, любящие дочурки, успешный бизнес. А ты закапывашь сердце где-то в окопах Донбасса. Вместо горя пережевываешь горькую калину. Родниковой водой приводишь себя в порядок. Ради чего? Ты же знаешь, страдания детей вырывает из груди куском, как смертельный цветок. Эх, ненько моя Україна. Як це сталося з нами?

Мы провели небольшой тест среди детей приюта. Мы предложили ребёнку представить большую комнату с дверью. Он посреди этой комнаты. И есть люди в военной форме. А потом спросили: "Где бы он хотел, чтобы они были - за дверью или в комнате? И почему?". Каждый ребёнок не хотел видеть солдатов, потому что он их боится и может быть они уйдут. Для кого-то это тест на доверие к военным. Кто-то может использовать его в политических целях. А для меня - это вопрос веры ребёнка в себя самого.

Когда мы чего-то боимся, то есть всего два пути - наблюдать за опасным и среагировать на любую угрозу или избегать страх и рассчитывать на случай. Я бы хотел, чтобы дети не убирали военных за дверь. И не потому, что они должны им доверять. Это всё пропаганда в нынешних условиях. Я хочу, чтобы дети поверили в свои силы. Чтобы знали как поступить, если солдат сделает хоть что-то опасное. А для этого их нужно видеть. И нужно искренне верить в себя. И я сделаю всё, чтобы они в это поверили.

"А ты веришь в Бога?" - спросила у меня старушка. Она осталась жить на передовой одна. Мы привозим ей продукты. Иногда помогаем дров наломать, завалы разобрать. Она рассказывает нам про внучку, которая погибла во время обстрела. Всегда при этом плачет и спрашивает - "За что её?". А потом она рассказывает, что внучка продолжает к ней приходить. Иногда отрывается входная дверь. Детский голос тихо говорит - "Бабуня, это я". Я с уважением отношусь к тому, что старушка верит в это. А когда она начинает жаловаться и говорить, что "скоро помирать", я переспрашиваю - "Внучка ещё приходит?". "Да" - говорит старушка. "Значит вы ещё не закончили тут свои дела" - говорю я ей.

Нам не обязательно доказывать свою правоту, чтобы сделать жизнь лучше. И не нужно искать ответы в священных писаниях и спорить с Богом. Если Высшие силы есть, то они подарили нам этот мир. Родители - жизнь. А остальное - это наш выбор. На много чаще достаточно верить в себя и давать свои ответы. Мы не станем от этого мудрыми и драгоценными на вес золота. Но жизнь поставит на нас высокую пробу.

Даниил Ив. Довбун


Поделиться​​ новостью:

- В Раде депутатишки подло обсуждают сценарии провала нового избирательного кодекса
- Якобы "независимое" НАПК - ручной орган Порошенко. Соломатина обнародовала доказательства преступной деятельности администрации президента Украины
- ВАЖНО! В движении "Визволення" заявили, что люди, похожие на спецназовцев, захватили одного из организаторов лагеря под Верховной Радой
- "АБЫНЕЮЛЬКА"! Вакарчук - патриот, но это не превращает его в государственного деятеля
- Вместо того, чтобы запрещать Сватов, лучше бы склады научились охранять и шпионов ловить
19:26Ноябрь, 04 2017 471

► РЕЗОНАНС
сегодня
за неделю