Всеправославный Собор. Чего ожидать украинцам

Всеправославный Собор. Чего ожидать украинцам

Почему украинском не следует нервничать по поводу Собора на Крите.

19 июня на греческом острове Крит должен состояться Всеправославный Собор. Этому событию предшествует длительный период интриг и попыток его сорвать. После несколько скандального переноса Собора из Стамбула (из-за напряженности в российско-турецких отношениях), который находится в канонической юрисдикции Константинопольского Патриарха, - Собор в очередной раз находится под угрозой срыва или снижение статуса этого мероприятия к так называемой межцерковного совещания, то есть встречи представителей только нескольких (пусть даже большинства) православных церквей, передает glavcom.
 
Впрочем, согласно официальным заявлениям, Константинопольский патриархат в обычном режиме проводит подготовку к Собору, несмотря на «жалобы» (это язык церковной дипломатии), которые озвучили некоторые поместные православные церкви. В частности, к таким «жалобам» принадлежит достаточно жесткий отказ Болгарской православной церкви участвовать в Соборе. Формально 3 июня болгарские иерархи «всего лишь» потребовали перенести Собор на другое время, но если замечания Болгарской церкви не будут учтены, то приезд делегации будет отменен.
 
Также в Соборе отказалась участвовать Антиохийская церковь, одна из древнейших поместных церквей, объединяет православных христиан Сирии и Ливана. В Антиохийский Патриархат предложили отложить созыва Собора на тех времен, «когда восторжествуют миролюбивые отношения между Автокефальной Церковью и будет гарантирован православный консенсус по поводу повестки дня Собора, регламента, организационных и практических процедур».
 
Следует сказать, что эти шаги вряд ли можно связать с интригами РПЦ. А вот возможный отказ Сербской православной церкви - да, поскольку на это намекают в Москве.
 
Сомнения относительно достаточного представительства на западе - достаточного для того, чтобы Собор мог принимать решения, обязательные для исполнения всеми православными церквами, выразил «теневой кардинал» РПЦ, руководитель Отдела внешних церковных связей (которым до избрания патриархом руководил сам Кирилл) владыка Иларион (Алфеев). Кстати, доктор философии, который защитился в Оксфордском университете (1995), и, по мнению внутрицерковной оппозиции - не главный «прозападник» в нынешней верхушке РПЦ.
 
 
Это уточнение сделано для того, чтобы понимать - в РПЦ (как и в ее украинской «автономии» - УПЦ МП) происходят сложные процессы, в определенном смысле сравнению с интригами в Риме времен ранней Реформации, хотя с несколько обратным знаком. С одной стороны, руководство этой церкви трусливо ведет себя по отношению политического курса Владимира Путина, но с другой - большинство оппозиционеров внутри РПЦ (такие как Всеволод Чаплин, который недавно потерял едва ли не все важные должности) имеют еще более шовинистические политические взгляды, или же (что присуще раз истеблишмента УПЦ МП) лелеют изоляционистскую доктрину по координации государственной и церковной политики (то есть, по-человечески, не поддающихся автокефалии украинского православия).
 
Проблемы с проведением Собора возникли не вчера - и они очень разноплановые. Прежде всего это споры о канонических территориях.
 
Так, Антиохийская церковь "не поделила» с еще более древней Иерусалимской православной церковью ... государство Катар. В этом аравийском эмирате, где 78% населения составляют мусульмане, существует православная община. В 2013 году Иерусалимский патриархат основал здесь свою митрополию, хотя Антиохия считает Катар частью своей канонической территории. Третьего июня Антиохийский синод сообщил, что «с глубоким сожалением и ошеломление» получил предложение Константинополя приступить к решению конфликта с Иерусалимом не к началу Всеправославного Собора, а по его окончании.
 
В свою очередь, РПЦ постоянно находит причины для споров с Константинополем. В частности, по поводу Эстонии, где параллельно действуют Эстонская православная церковь Московского патриархата и Эстонская апостольская православная церковь в юрисдикции Константинополя. В 1996 году патриарх Московский и всея Руси Алексий II, протестуя по поводу действий Вселенского патриархата в Эстонии, разорвал общение с патриархом Варфоломеем. За три месяца общения было восстановлено, но распри никуда не делись. Еще более запутанная ситуация в непризнанной Абхазии. Здесь действует «вынужденно непризнанная» Абхазская православная церковь, которая вышла из подчинения Грузинской церкви, но не вошла в состав РПЦ. В 2012 году клирики этой церкви: иеромонахи Дорофей (Дбар) и Андрей (Ампаро), которых РПЦ обвинили в раскольничестве (или схизме - собственно, в западной христианской традиции едва ли не все православные - «схизматики»), перешли под юрисдикцию Константинополя.
 
Что касается болгар, то в них исторически непростые отношения с вселенским патриархатом - 73 года Константинополь не признавал самоуправления Болгарской церкви, называя ситуацию, что тогда существовала, «греко-болгарским расколом» ...
 
Другой проблемой Собора является итоговый документ - отдельные группы православных иерархов усмотрели в нем «экуменизм» (упрощая, «религиозную глобализации»), поскольку в нем «латинян» (католиков) и протестантов назвали «церквами», а не «еретиками». Здесь подбросил хвороста в огонь и сам московский патриарх Кирилл - своей Гаванского декларации по папой Франциском. Руководитель РПЦ, который, по иронии судьбы, этим шагом хотел усилить свои позиции в мировом православии, очевидно переоценил свое влияние в собственной церкви (включая УПЦ МП).
 
 
Смешно, но для консерваторов греческого Афона, нескольких епископов УПЦ МП и мощной партии православных активистов и популярных религиозных публицистов в России и Сербии - Кирилл и Варфоломей, отношения между которыми нельзя назвать дружественными, превратились в одинаковых «еретиков». Что касается позиции митрополита Киевского и всея Украины Онуфрия, то он является опытным игроком в большую церковную политику - нет никаких сомнений в том, что он является едва ли не лидером партии ультра-консерваторов в пределах всей РПЦ, но на амбразуру по этому поводу идут другие иерархи (например, одесский митрополит Агафангел или буковинский Банчены Лонгин - это важный нюанс с точки зрения происхождения нынешнего руководителя УПЦ МП). Консерваторы осуждают даже возможность легализации перевода «Символа веры» с церковнославянского на современный русский язык ...
 
Учитывая вышесказанное, возникает логичный вопрос - чего, собственно, Украинцы могут ожидать от этого Собора, причем всех трех обстоятельств:
 
а) он произойдет;
б) он не произойдет;
в) состоится в усеченной форме.
 
Выскажу непопулярную мысль - ничего. Предстоятель Константинопольской церкви - первый по чести, но равный среди равных. Это означает, что каждая поместная юрисдикция ведет свои дела самостоятельно. Так, именно на помощь Константинопольского патриарха Варфоломея рассчитывала и рассчитывает украинская власть, продвигая проект поместной церкви для Украины. Тем более, что канонически доказано - именно в юрисдикции Константинополя издавна находилась и наша страна. Да, возможно, через собственные причины Варфоломей и вспомнит, в случае проведения Собора и во время его мероприятий, о вопросах украинской автокефалии. Но дело в том, что на самом деле (примеры болгар и румын слишком красноречивы) автокефалия - это вопрос внутренней политики государства.
 
Решение о подчинении церкви интересам современного национального государства всегда принималось национальной элитой этого государства - а все эти многолетние разговоры о длительном межконфессиональный диалог и постепенное сближение позиций является ничем иным как маскировкой защиты политических и коммерческих интересов Москвы в Украине. Перед православной общиной в Украине сегодня есть два пути - первый, несколько грубый, но оптимальный, которая заключается в осуществлении давления на политикум по решению вопроса об автокефалии административно-правовым путем (так добились церковной самоуправления во всех странах Балкан), при котором Константинополь оказывается перед фактом и через некоторое время будет вынужден признать реальность. Второй - не двадцать лет печального наблюдения за скандализованою и мучительной дезинтеграцией УПЦ МП, потеряла народную легитимность во время событий революции и российской агрессии, но до сих пор всячески противится необходимости подчиниться старинном Аугсбургского принципа «чья земля - ​​того и вера».
 
Максим Михайленко
 


Поделиться​​ новостью:

- В Германии одним фото показали весь ужас войны на Донбассе
- Повысив себе зарплаты, нардепы в очередной раз не побоялись показать задницу украинскому народу
- Вечная проблема гаранта. Взять не тех людей. Назначить не на те должности. Мучиться вопросом, как от них избавиться
- Немыслимо: Банкам разрешили не отдавать украинцам депозиты
- Нардеп Рабинович: Пока что главная заслуга наших антикоррупционных органов – первое место Украины по коррупции
Июнь, 13 2016 524

► РЕЗОНАНС
сегодня
за неделю