Как живется участникам санкционных списков СНБО

Как живется участникам санкционных списков СНБО

И кто будет убегать, цепляясь за шасси? Кто успеет

Практика внесудебных расправ через решения СНБО затрагивает все больше украинских граждан. В том числе и журналистов.

В феврале под санкции попали три информационных телеканала – ZIK, NewsOne и "112 Украина", которые были затем немедленно отключены от эфира. 20 августа ввели санкции против главного редактора "Страны" Игоря Гужвы, что привело к блокировке сайта нашего издания большинством украинских провайдеров. В тот же день под санкции попал проект "Эра-Медиа", который принадлежит нардепу Андрею Деркачу. Сам Деркач тоже оказался в санкционном списке СНБО.

До этого СНБО выдавала несколько санкционных списков, куда попали "топ-контрабандисты" и "воры в законе", а также крупные предприниматели и оппозиционные политики.

Причем санкции эти вводились без суда и следствия. И по ним последствия наступали буквально сразу - блокировались счета, отнимался контроль над предприятиями. 

При этом возможности оспорить Указы президента о введении санкций через Верховный суд практически заблокированы властями - на судей оказывается давление, из-за которого они увольняются, а СБУ проводит проверку суда. В любом случае, перспектива решения по санкциям - это многие месяцы.

Как живут другие участники "списков СНБО" и как на них повлияли санкции.

"Теперь каждому объясняй, что я не жулик" 

Часть бизнесменов, которые попали в санкционный список СНБО, заявляют, что из-за этого фактически потеряли свой бизнес.

Так произошло, к примеру, с Орестом Фирманюком, которого в СНБО назвали "топ-контрабандистом".

До введения санкций Фирманюк был таможенным брокером и владельцем нескольких фирм, работающих в сфере внешнеэкономической деятельности (ООО "Валгер групп", "Аэропорт Киев Карго").

После санкций же от бизнеса Ореста Фирманюка ничего не осталось.

"Бизнеса нет", – коротко отвечает "топ-контрабандист" на вопрос "Страны" о последствиях санкций СНБО.

Более того, сотрудники его компаний, которых пришлось уволить, теперь не могут найти себе новую работу.

"Всех, кто работал в моей компании, внесли в какой-то "чёрный список". Их мониторят через налоговую и спецслужбы. И когда они приходят в новые компании, туда звонят и говорят, чтобы их не брали на работу. Мне известно как минимум о 15 таких случаях", – говорит "Стране" Фирманюк.

При этом санкции в случае Ореста Фирманюка не имели никакого юридического продолжения. А именно – против участника санкционного списка не возбуждено никаких уголовных дел. По крайней мере, самому Фирманюку о них неизвестно.

"По мне нет никакого уголовного преследования. В крайнем случае, я о нем не знаю. Если бы было, я мог бы это как-то оспаривать. А так просто записали в санкционный список по беспределу, сделали из нас каких-то жуликов. Теперь нам с этим ходить, как с клеймом. А жаловаться некому", – возмущен Фирманюк.

При этом на личной жизни Фирманюка и свободе передвижений это никак не отразилось. Он волен в любое время въезжать и выезжать из страны. Но вот вести предпринимательскую деятельность он уже не может.

"Самая большая проблема – это деловая репутация. Партнёры же не разбираются, есть основания для санкций или нет. Я бизнесмен – и для меня это клеймо. Теперь каждому объясняй, что я не жулик", – рассуждает Орест Фирманюк.

На вопрос о том, какие убытки он понес из-за попадания в санкционный "список контрабандистов", предприниматель говорит, что деньгами этого не измерить.

"Три года, согласно решению о санкциях, ты не можешь работать. А дальше – всю жизнь ходишь с клеймом, будто входишь в какие-то криминальные списки и каждому должен объяснять, за что. Просто взяли и перечеркнули всю жизнь, как это можно измерить деньгами?" – отмечает Орест Фирманюк.

Как и почему Орест Фирманюк попал в санкционный список контрабандистов, сам бизнесмен знает. По его мнению, таким образом недоброжелатели решили свести с ним личные счеты. Хоть конкретных имен злопыхателей предпочитает не называть.

"Я понимаю, кто это мог сделать. Если люди, которые ко мне лично плохо относятся, и они таким способом, наверное, обманули Офис президента. Это просто манипуляция. Нескольким людям дали возможность занести в списки определенных людей, и потом за ними никто не проверял, почему их туда внесли и на каких основаниях", – считает Фирманюк.

Кроме того, по его мнению, многие люди в списке топ-контрабандистов оказались случайно. Некоторые просто работали на таможне.

"Там 99% людей, которых нельзя было записывать в санкционный список", - полагает Орест Фирманюк.

Фирманюк, как и многие другие участники санкционного списка, оказался в патовой ситуации. Его ни в чем не подозревают, нет расследования его возможных преступлений, которые легли в основу санкций СНБО. То есть вина не доказана. Он может спокойно жить в Украине дальше. Но вести бизнес здесь Орест не может.

"Я могу жить в Украине, но не могу работать. Может, завтра кто-то сделает ревизию всех этих указов по решениям СНБО, тогда можно пробовать оспаривать их. Но это же может длиться всю жизнь", – резюмирует Орест.

"На меня в жизни, кроме "Део Ланоса", ничего не было записано"

Другим людям, которые оказались жертвами санкций СНБО, повезло больше. Им удалось сохранить свои бизнесы. Но только потому, что и раньше они, в основном, работали "в серую" и не светили свои обороты и активы. 

"Когда ввели санкции, на меня неделю друзья смотрели как на умершего, сочувствующим взглядом. А через неделю я понял, что ничего не происходит, все спокойно", – вспоминает один из участников санкционного списка, пожелавший сохранить анонимность.

Он утверждает, что по факту санкции ни на что в его жизни не повлияли. Разве что его охранник стал формально богаче, чем был – теперь он расплачивается везде картой вместо "санкционщика".

"ФОП теперь у меня оформлен на старшего охранника, он ходит с карточкой и вместо меня везде рассчитывается. Я и раньше картой рассчитывался на небольшие суммы: абонплаты, интернет, мобильные номера – базовые вещи. У меня по карте был оборот 700-800 тысяч гривен в год. Единственное, что изменилось – теперь такой оборот по карте у моего охранника", – говорит "Стране" участник санкционного списка СНБО.

Никаких бытовых сложностей у этого человека нет. На вопрос о том, с какими неудобствами столкнулся из-за санкций, он в шутку отвечает: "Боевой корабль не могу вводить в территориальные воды Украины, но ничего страшного, как-то переживу".

На вопрос, как ему удалось сохранить бизнес, он отвечает, что просто не регистрировал его на себя: "У меня весь бизнес всегда был на компаниях-нерезидентах. На меня в жизни, кроме "Део Ланоса", ничего не было записано".

Однако в этом случае одними санкциями дело не ограничилось. Против нашего собеседника возбудили уголовное дело и уже вызывали на допросы. Впрочем, по словам "санкционщика", дело это абсолютно "пустое" и расследуется лишь формально.

"В нашем случае санкции вводятся на основании информации СБУ о причастности человека к террористическим действиям. Дела автоматически возбуждаются, но они пустые. Там один рапорт какого-то несчастного эсбэушника, по которому тебя и допрашивают", – комментирует собеседник.

"Клоун, который еще два года назад выступал на корпоративах, рассказывает, что я террорист"

При этом собеседник  из санкционного списка свободно влетает и вылетает из страны чуть ли не каждую неделю – как на частных самолётах, так и обычными рейсами. И никаких проблем с пересечением границы у него нет.

"Мне даже европейские банки счета не позакрывали – не могут без судебного решения. Украинские банки закрыли счета по нормативу Нацбанка", – уточняет собеседник.

Впрочем, наш источник оспаривает в судебном порядке каждое подобное решение. В том числе, он судится с Нацбанком, а также – с президентом Украины Владимиром Зеленским. А ещё с каждым органом власти отдельно по исполнению указа президента.

"Я сужусь с президентом – по его указу о введении санкций СНБО, и с каждым органом власти, который его исполняет. С президентом – в Верховном Суде, а с остальными – в обычном админсуде. Я написал множество заявлений в ГБР на каждого из них, требую меня опросить и признать потерпевшим. Они, конечно же, этого не делают, но мы заставляем следователей активно работать, пишем жалобы, скандалим. От меня госорганы уже шарахаются. То есть я занимаю максимально активную наступательную позицию", – рассказывает  участник санкционного списка.

Всего он планирует подать 12 исков к четырём органам власти. Пока подана только половина из них. В свою очередь, ответчики в лице представителей власти тянут время, засекречивая те самые материалы, которые стали основанием для введения санкций.

Однако наш собеседник привлек к процессу профессиональных юристов, и по их прогнозу, есть все шансы выиграть в суде.

"Я даю вероятность 70%, что я выиграю Верховный Суд. Думаю, это займёт у меня год-полтора", – уверен источник.

Сейчас же главная задача, которую он ставит перед собой, – чтобы все, кто исполнял противозаконные решения президента Украины о введении санкций, понимали, что будут последствия.

"Им никто ничего не забудет. Поэтому мы сейчас занимаемся документированием и наполнением материалов уголовного дела в отношении незаконно преследующих меня людей. Пока нет политической конъюнктуры, это может не дать быстрого результата. Но рано или поздно им придётся ответить", – уверен наш собеседник.

Но даже если в судах не удастся оспорить указ президента о введении санкций, источник намерен идти до конца. Это – дело принципа.

"Украина – моя страна, я тут всю жизнь прожил, хотя мог жить где угодно. А когда какой-то клоун, который еще два года назад выступал на корпоративах, рассказывает, что я террорист и пытается меня растоптать, я не могу "отморозиться", – сказал источник.

В его случае внесение в санкционный список было продиктовано отказом выполнять личные просьбы близкого окружения президента Зеленского.

Впрочем, уже после введения санкций на нашего собеседника "вышли" представители власти с предложением от этих самых санкций избавиться. В обмен требовали не деньги – услуги.

"Мне действительно предложили механизм, как снять эти санкции. Это были не финансовые услуги, а немного другое. Но я не настроен. Люди пытаются терроризировать мою семью и говорят: "Может, мы с тобой договоримся?". С террористами не о чем разговаривать", – подытоживает источник".

"Все просто смеются над санкциями"

Еще один участник санкционного списка СНБО из числа "контрабандистов" утверждает, что ему тоже удалось пережить это с минимальными потерями. Причина проста: ни один бизнес не был оформлен на него.

"Я не являлся де-юре учредителем ни одного бизнеса, поэтому санкции к моим предприятиям не имеют никакого отношения. У меня было время вывести денежные активы. Свобода передвижения не ограничивается, потому что в санкциях об этом не написано. Единственное, что неудобно – все мои кредитные карты заблокированы, все счета в местных банках заблокированы. Но счета в зарубежных банках не заблокированы", – признается  один из "топ-контрабандистов".

Кроме того, он утверждает, что на его деловой репутации попадание под санкции никак не отразилось. Это не более чем повод для анекдотов. 

"Все вокруг просто смеются над этими санкциями, потому что понимают, что это, во-первых, противозаконно, а во-вторых, бессмысленно", – отмечает наш собеседник.

По его словам, санкции СНБО не имели под собой никаких юридических оснований и доказательной базы. Это была попытка перераспределить существующие потоки с одних людей на других.

Его так же, как и других "топ-контрабандистов", вызывали на допросы по делам о терроризме. И он тоже считает их формальностью.

"Какие-то дела они возбудили, чисто "фонарные". Я там прохожу как свидетель. Сами допросы проходят анекдотично. Спрашивали, знаю ли такие-то фирмы, где мы сейчас работаем. Говорю: "Как мы сейчас можем работать, мы же под санкциями, вы же не даёте работать никому". Примерно такой уровень вопросов. Никаких подозрений мне не предъявили, и мне вообще непонятно, в чем меня конкретно обвиняют. Где я, а где терроризм. Еще б можно было понять, если нас бы вызывали по делам о контрабанде - ведь нас внесли в список как якобы контрабандистов. Но дела о контрабанде не дают даже формального права применять против нас санкции СНБО. Поэтому и пришлось выдумать какой-то бред про терроризм", – рассказывает  участник списка.

Его юристы также обжалуют решение СНБО о санкциях, однако заседания Верховного Суда все время переносятся. К рассмотрению иска по сути еще не приступали.

"Зрители звонили и говорили, что нас нет в эфире"

Еще до того, как по решению СНБО в Украине заблокировали сайт "Страны", власть отработала этот механизм внесудебной блокировки на других медиа.

В феврале 2021 года СНБО ввел санкции против владельца трех телеканалов – "ZIK", "NewsOne" и "112 Украина", – Тараса Козака. Этим решением медиа были выключены из эфира.

В тот же вечер все три канала пропали из эфира. Им аннулировали лицензию на вещание.

"Когда мы узнали о санкциях, первым делом, как профессионалы, мы дали информацию в эфир. Однако спустя некоторое время нам начали приходить звонки от наших зрителей, что нас нет в эфире. Никто и подумать не мог, что власть дойдет до того, чтобы грубо нарушать закон и лишать людей права на объективную информацию", - говорит в комментарии Артем Марчевский, генеральный продюсер канала "112 Украина".

Спустя несколько месяцев журналисты закрытых без суда и следствия медиа создали новый телеканал – "Первый независимый". Однако его тоже заблокировали спустя несколько часов после запуска и первого выхода в эфир. Причем уже без всякого решения СНБО - просто по звонку из СБУ.

С момента введения санкций прошло уже семь месяцев. "Первый независимый" продолжает работать в YouTube.

В данный момент юристы телеканалов оспаривают введение санкций в судебном порядке.

"Дела о санкциях против телеканалов рассматриваются Верховным Судом как судом первой инстанции. Суд потребовал дополнительные доказательства от Службы безопасности Украины и Нацсовета по теле- и радиовещанию. Отличительной чертой указов является то, что жесткие ограничительные меры принимаются по внесудебной закрытой процедуре. При этом о конкретных причинах для введения санкций не сообщают, а дают весьма размытую ссылку на интересы национальной безопасности", - говорит Марчевский.

Кроме судов, руководство телеканалов заручилось поддержкой мирового сообщества. Так, по словам Марчевского, ведущие европейские политики, международные и украинские эксперты и мировые СМИ раскритиковали указ Зеленского о прекращении работы телеканалов "112 Украина", NewsOne и Zik.

Артем Марчевский верит, что это поможет доказать безосновательность санкций.

"В мониторинговой миссии ООН уже призвали Зеленского вернуть наши каналы в эфир. Президент Freedom House написал письмо Джо Байдену, в котором Зеленского фактически назвали цензором, который закрывает неугодные СМИ", - приводит пример генпродюсер.

По словам Марчевского, с такой политикой украинская власть рискует стать изгоем на международной арене.

"Мы уверены, что санкции будут сняты, и наш зритель вернет свое право на честную и объективную информацию", - резюмирует Марчевский.

"Разумков не знает, как мне зарплату платить"

Андрей Деркач – пожалуй, единственный в Украине "дважды подсанкционный" депутат. В прошлом году против него ввел санкции Минфин США, а теперь – еще и украинское СНБО.

Впрочем, как тогда, так и сейчас Деркач отнесся к санкциям по-философски. Он утверждает, что на его жизнь они особо не повлияли.

После введения санкций Минфина США Андрей Деркач рассказывал, что не ощутил никаких изменений в жизни.

"Для меня ничего не изменилось. Счетов за рубежом или недвижимости у меня и так не было, у государства не воровал ни газ, ни нефть, ни тарифы. Поэтому для меня эта история такая себе. Визы меня лишили еще раньше, где-то в марте. Но это же не мешает общению. С учетом пандемии все в ZOOM. У меня много друзей в США, поддерживаем общение", – сообщил  Деркач.

Сейчас уже двойные санкции не мешают Деркачу по-прежнему исполнять обязанности народного депутата. Он имеет доступ в казенный кабинет, может голосовать за законопроекты в Верховной Раде – и в целом, не ощущает особых ограничений из-за санкций. Единственная трудность – Деркач не может получить депутатскую зарплату на карточку.

"Заблокировали банковскую карточку, на которую я получал депутатскую зарплату. Недавно зашел к спикеру Рады Дмитрию Разумкову и спросил, как он будет мне зарплату платить. Разумков ответил, что сам ох@ел и не знает как", – сообщил  Деркач.

По его словам, санкции против украинцев создают правовой коллапс Конституции и законов Украины. То есть голосовать своей карточкой в зале Деркач может, а зарплату получать — нет.

А вот работа проекта Деркача "Эра-Медиа" из-за санкций оказалась заблокирована. Сейчас юристы работают над тем, чтобы оспорить санкции и продолжать работать на базе "Ера-Медиа".

Деркач не знает, что лежит в основе санкций СНБО по нему.

"Мы подали официальные адвокатские запросы, на которые нет и не будет никакого ответа. Потому что нет никаких фактов. Их и не может существовать: санкции — это политическая внесудебная репрессия", – утверждает Деркач.

Деркач полагает, что американские и украинские санкции взаимосвязаны: санкции США были своеобразной "репетицией" перед санкциями СНБО. Более того, депутат уверен, что санкции СНБО против украинских граждан вводятся с одобрения США.

"А вы думаете, посольство стратегических партнеров этого (санкций СНБО - Ред.) не видит? Они разрешают это делать. Президенты отдают им ключи от страны", - заявил Деркач "Стране". По мнению нардепа, посольство США разрешило украинской власти использовать санкции СНБО как инструмент внесудебной расправы – в обмен на внешнее управление.

По мнению Деркача, президент Зеленский с помощью аппарата СНБО вступил на опасную дорожку, которая может привести к созданию украинского аналога "Талибана" в центре Европы.

— И кто будет убегать, цепляясь за шасси?
  
— Кто успеет, – ответил Деркач.

Поделитесь с друзьями:

Надоела ложь на подцензурных олигархических СМИ? Хотите знать, что происходит в стране? Читайте новостной телеграм-канал «БезЦензор» 

ТЕЛЕГРАМ - самый свободный, быстрый и удобный формат получения новостей

 
- МОЗ разрешил вакцинировать детей от Covid-19: кого и чем
- Президентская республика? Проснись, Вова …
- Четыре главные причины, почему в Украине идея накопительных пенсий обязательно провалится
- Украина - локдаун: вопрос уже стоит не "если", а "когда"
- «Человек без мозга» Данилов решил показать, что мозг у него есть: но не получилось — Станислав Речинский
- Зеленского хотят переизбрать в Раде. ВИДЕО
- "Типичный пример цензуры". Эксперты раскритиковали "глоссарий" СНБО по "борьбе с российской пропагандой"
22:49Сентябрь, 16 2021 688

Читайте БезЦензор в GoogleNews 

ТОП Новости 
неделя
месяц