Каковы планы Путина, не знает даже сам Путин, что подтверждается некоторыми «сливами» из Москвы...

Каковы планы Путина, не знает даже сам Путин, что подтверждается некоторыми «сливами» из Москвы...

Украина имеет 3-6 недель для успешного наступления на юге страны

Каковы планы Путина, не знает даже сам Путин, что подтверждается некоторыми «сливами» из Москвы. Но очевидно, что одной из целей Кремля является аннексия в том или ином виде оккупированных территорий. После этого Украине угрожают разделом страны по корейскому образцу, а Путин путем газового шантажа в холодную зиму принудит Запад прекратить или резко сократить поддержку Украины, прежде всего, вооружениями, пользуясь критической зависимостью Украины от Запада. Результатом станет некая фиксация раздела Украины и оккупация ее части, что позволит Москве сделать передышку и накопления сил для следующей агрессии, причем не обязательно только против Украины.
 

В преддверии зимы, на фоне гигантского роста цен на газ и его дефицита, о таком сценарии опять много говорят на Западе. Опасность такого сценария очевидна, кстати, для многих на Западе тоже, если судить по публикациям в медиа. В ответ прозвучали заявления, в том числе, Зеленского о том, что контрнаступление на юге Украине направлением на Херсон и Приазовье следует начинать немедленно, чтобы к зиме добиться результатов. По некоторым сведениям, наступление уже идет, хотя имеет несколько непривычную до сих пор у нас форму.

К тому же, в последнее время много говорят о неких критических сроках освобождения Украины.

Поэтому следует взглянуть на перспективы войны и дискуссии, которые ведутся относительно этого на Западе, чтобы понять, к чему Украине следует быть готовой.

Неадекватные мечтания о построении Южной Кореи в Северной Украине

Тема некоей фиксации оккупированных Москвой территорий и замораживания конфликта условно по корейскому образцу дискутируется в последнее время на Западе многими СМИ и персонажами, в том числе, весьма известными.

В частности, бывший командующий силами НАТО адмирал Джеймс Ставридис провел параллель с Корейской войной, по его словам, «крайне очевидно», что конфликт захлебнулся с обеих сторон. Об этом сообщило американское издание Business Insider в публикации с исчерпывающим названием «Ex-NATO commander says Russia’s war in Ukraine will likely end and become a ‘frozen conflict’ in 4 to 6 months, compares to Korean War», то есть «Бывший командующий НАТО заявил, что война России в Украине приостановится и перерастет в замороженный конфликт в течение 4-6 месяцев по примеру Корейской войны».

По мнению бравого американского адмирала, как и в случае с Корейской войной, текущая ситуация, по мнению Ставридиса, движется к перемирию, милитаризованной зоне между двумя сторонами, продолжающейся враждебности, своего рода замороженному конфликт в течение до полугода, поскольку ни одна из сторон не может выдержать намного больше этого.

Адмирал Ставридис далеко не первый, кто поднимает этот вопрос. Еще в начале июня в публикации «Biden hunkers down for a long, limited war in Ukraine» (Байден готовится к долгой, ограниченной войне на Украине) издание The Washington Post писало, что Украину может ожидать «корейский сценарий» с разделением на две части.

Автором публикации выступил «тот самый знаменитый» Дэвид Игнатиус, который считается одним из авторитетов в американской международной журналистике. Не опускаясь до оценок, отметим, что сравнение Украины 2022 года с Корейским полуостровом 1950-1953 годов, мягко говоря, хромает на обе ноги, но в сравнительные подробности вдаваться не будем, поскольку сейчас это будет пустыми разговорами.

Тем не менее, Игнатиус считает, что Байден может поступить с Украиной, как США в свое время с Кореей, где они согласились на существование двух Корей – Южной и Северной, поскольку тогда Штаты не смогли добиться полного подчинения Корейского полуострова из-за активного противодействия СССР и только что появившегося в 1949 году маоистского Китая.

Игнатиус считает, что идет неявный торг с Россией, и в какой-то момент «мы перейдем к прямым переговорам, чтобы разрешить этот ужасный конфликт».

Отметим, что ни Байден, ни кто-либо из его администрации подобных заявлений пока не делал. Что, впрочем, не означают, что подобного рода идеи не витают и подковерные переговоры не идут.

Колумнист издания The Washington Post Игнатиус при этом не преминул заметить, что Южная Корея является одной из экономических жемчужин мира, и высказал предположение, что это может быть перспективой послевоенной Украины.

Подобного рода мнения дали многих комментаторам основания для пространных рассуждений, смысл которых сводился к следующему. Дескать, если Путин таки аннексирует оккупированные территории Юго-Востока, то оставшуюся северную часть ожидает такой расцвет, как в Южной Корее.

Подобные рассуждизмы вызывают реакцию отторжения по целому ряду причин.

Во-первых, ситуация в Южной Корее относительно стабилизировалась в последние десятилетия. Но еще в 1970-1980-х страну трясло от коррупции (которая сохранилась по сей день), а также от классовой борьбы рабочих и студентов, которые часто переходили в уличную войну на баррикадах.

Во-вторых, в теперь уже далеком 2014 году пришлось вдоволь наслушаться разговоров разного рода «ыкспёрдов» о том, что давайте, дескать, откажемся от «не нужного нам» Донбасса, отколовшегося тогда в ЛДНР, а на оставшейся подконтрольной территории Украины построим Европу, и Крым с Донбассом сами назад попросятся, а мы подумаем, брать их или нет. Чем это окончилось хорошо видно сейчас, и комментировать смысла нет, как нет смысла говорить, что с уходом Донбасса, Украина лишилась угля, металла, машиностроения и многого другого, что составляло экономическую основу страны и способствовало ее обороноспособности. На этом фоне более чем неадекватно выглядят разговоры на тему о том, как бы лишиться Херсона, Приазовья, портов на Азовском море, металлургии и машиностроения Мариуполя, контролируемой части Донбасса, Запорожской атомной станции, Каховской ГЭС и многого другого, а взамен получить какую-то мифическую «Европу» где-то в районе Черткова Тернопольской области.

В-третьих, на данный момент пока что не видно серьезных намерений со стороны кого-либо устроить «Европу» на подконтрольной части Украины. И дело не только в том, что все эти «планы Маршалла», «туризм в Лугано» и «триллионы долларов на восстановление Украины» есть ни что иное как пустая болтовня и попытка занять место у несуществующего «корыта». Главное, что в стране идет война, и даже если она будет на время приостановлена по корейскому или другому сценарию, как это было в 2014-2015 году, совершенно очевидно, что Кремль на этом не остановится и через некоторое время может возобновить агрессию. Кстати, в этом состоит одно из важнейших отличий нашей ситуации от корейского сценария. В этих условиях никто в Украину вкладывать деньги и ресурсы не будет.

Время не ждет, а Запад опять сомневается

Честно говоря, все эти сомнения Запада в Украине, включая разноголосую болтовню в западных медиа, все больше начинают напрягать. Но эта болтовня формирует общественное мнение на Западе, а соответственно – и политические решения, в том числе, в части поддержки Украины. Какой бы ни была демократия на Западе, но она там есть, и решения правящей верхушки зависят от настроений обывательских масс. В отличие от России, где ничего этого нет, и там «сбрендивший с ума» моральный урод творит сам не знает что, а подавляющее большинство народонаселения радостно поддерживают политику Путина, ведущую всех в могилу.

Посему настроения на Западе, в западных СМИ, у западных аналитиков, влияющих на принятие решений, надо знать, чтобы быть готовым к разного рода неприятным неожиданностям.

Например, есть в США такой Институт по изучению войны (Institute for the Study of War; ISW), мнения которого у нас сейчас стало модно публиковать. Это американский аналитический центр, основанный в 2007 году. Институт проводит исследования в области обороны и международных дел. Функционирует за счёт грантов и пожертвований крупных оборонных подрядчиков, включая Raytheon, General Dynamics, DynCorp и других. Расположен в Вашингтоне.

Недавно эта организация поразила наше воображение откровением следующего содержания: дескать, Россия может использовать ядерные угрозы для сдерживания контрнаступления Украины… Ну, мы как бы и сами давно были в курсе дела подобных наклонностей Путина и его клики, но, как говорится, спасибо за предупреждение…

По мнению ISW, после официальной аннексии захваченных территорий, например, в виде «присоединения» их к России, Путин может прямо или косвенно заявить, что российская доктрина, разрешающая применение ядерного оружия для защиты территории России, применяется к вновь присоединенным территориям.

«Такие действия угрожают Украине и ее партнерам ядерной атакой, если украинские контрнаступления по освобождению оккупированной Россией территории продолжатся», — считают в Институте исследования войны.

Поэтому у Киева и Запада имеется «сужающееся окно возможностей» для поддержки украинского контрнаступления до того, как Кремль проведет аннексию. Вполне возможно, что Москва попытается официально присоединить к себе все оккупированные территории уже 11 сентября 2022 года в так называемый единый день голосования в РФ.

О возможности прямой войны НАТО и России на фоне конфликта в Украине высказывается в своем докладе американский аналитический центр Rand Corporation.

В Rand утверждают, что причиной войны может стать ситуация, когда Россия сочтет, что Альянс готовится атаковать РФ на территории Украины, если натовские силы примут участие в украинском конфликте или на восточных границах НАТО будет сосредоточение натовских войск в наступательных конфигурациях. Поскольку ракетное оружие с обычными боеголовками у Москвы исчерпываются в войне с Украиной, то Россия может нанести удар тактическими ядерными зарядами.

Одной из причин, по которой Россия может вступить в войну с НАТО, может стать слишком резкое увеличение поставок ударных западных вооружений в Украину. Кстати, здесь видится причина того, почему эти поставки до сих пор столь незначительны.

Rand дает руководству НАТО ряд рекомендаций относительно того, как избежать столкновения с Москвой. Рекомендации, откровенно говоря, весьма банальные, и останавливаться на них особого смысла нет. Положительным моментом следует считать то, что среди этих рекомендаций отсутствуют в явном виде советы прекратить или сократить поставки вооружений Украине. Как говорится, и на том спасибо…

В свою очередь, издание The New York Times в публикации «Ukraine Tries to Make the Case That It Can Win, Citing Recent Strikes» (Украина пытается доказать, что может победить, ссылаясь на недавние удары) высказывает не менее «глубокую» догадку о том, что успешные удары установок Himars по российским складам, мостам и иным логистическим объектам в последнее время – это попытка Киева продемонстрировать Западу эффективность ВСУ и убедить нарастить военную поддержку. По мнению издания, поддержка в последнее мнение ослабела, поскольку на Западе опять появился скептицизм относительно того, что Украина может выиграть войну на истощение, или что приток современного оружия переломит ситуацию.

Ссылаясь на мнение неких западных экспертов, The New York Times называет три проблемы в связи с поставками оружия:

— большие объемы истощат собственно американские запасы;

— нет уверенности, что ВСУ смогут быстро все это освоить и ввести в бой;

— Киев может слишком рано начать контрнаступление, будучи к нему не готовым.

«Пока никто не может сказать, сможет ли Украина победить вторгшуюся российскую армию, обладающую превосходством в численности и вооружении, и как вообще может выглядеть эта победа. А мольбы Украины об оружии стали настолько постоянным рефреном, что некоторые на Западе отбросили его как нереалистичный фоновый шум», — пишет издание The New York Times.

Если несколько перефразировать известное изречение одного из главарей гитлеровского режима, то при чтении подобных рассуждизмов рука инстинктивно тянется передернуть затвор автомата Калашникова…

На этом The New York Times не останавливается. В публикации «Eyeing a City Captured by Russia, Ukraine Prepares an Ambitious Counterattack» (Присматриваясь к захваченному Россией городу, Украина готовит амбициозную контратаку) говорится о том, что контрнаступление на Херсон потребует огромных ресурсов и может привести к большим потерям ().

Издание информирует, что украинские войска готовятся к одному из самых амбициозных и значительных действий войны, то есть взятию Херсона, причем ВСУ к настоящему времени освободили 44 населенных пункта вдоль границы Херсонской области, что составляет около 15 процентов ее территории.

Но при этом The New York Times, отмечает, что на Западе необходимость более масштабных контратак вызывает споры. Для контратаки потребуется огромное количество войск и гораздо больше систем наступательного вооружения, чем Украина имеет в настоящее время. В целом Украина расходует от 6000 до 8000 снарядов в день. При активном наступлении на Херсон их потребовалось бы в три-четыре раза больше. Штурм же самого Херсона может повлечь за собой ожесточенные городские бои с огромными потерями в солдатах и технике.

Логика подобных высказываний непонятна. Оставить Херсон Путину, чтобы сэкономить снаряды?..

Масла в огонь подливает британское издание Financial Times. В публикации «Ukraine shifts gear with debt deals as war takes toll on finances», что можно перевести как «Украина переключает передачи с долговыми сделками, поскольку война сказывается на финансах», со ссылкой на некоего инвестиционного директора одной из британских управляющих компаний, говорится, что, на фоне роста военных расходов, финансовые ресурсы Украины могут закончиться уже этой осенью, и это обернется катастрофой.

«Если они сожгут свои резервы, им придется решить, платить ли им солдатам или медсестрам. У них будут проблемы с управлением школами и больницами», — заявил он.

Поддержка из-за рубежа идет недостаточно быстро, из обещанных иностранными правительствами и фондами 38 млрд предоставлены лишь 12,7 млрд.

«Нужно что-то делать внутри страны — либо повышать налоги, либо сокращать расходы, которые не являются критическими. Все думали, что война скоро закончится. Но на это уйдут месяцы, если не годы», — сказал изданию профессор экономики Калифорнийского университета в Беркли Юрий Городниченко.

При этом советник Зеленского по экономическим вопросам Олег Устенко заявил, что дефицит бюджета Украины, который сейчас держится на уровне пяти миллиардов долларов, к концу года достигнет $50 млрд.

В целом, все это очевидно, но это не повод отдавать Путину те 20% территории, которые он уже успел оккупировать, да еще и стремится продолжить оккупацию далее.

А наступление-то уже вроде идет…

Тема подготовки к наступлению смотрится несколько по-иному после ознакомления с публикацией «Ждете мощной огневой подготовки и контрнаступления? Этого не будет. Все уже началось» в издании «Зеркало недели». Автор этой публикации отставной генерал-майор ВСУ Сергей Савченко утверждает, как следует из названия, что наступление уже давно началось, о чем свидетельствует массированное уничтожение нашей ракетной и ствольной артиллерией и авиацией складов боеприпасов и ГСМ, коммуникаций и других объектов на всю возможную оперативную глубину оккупированной территории юга Украины. Генерал Савченко утверждает, что применяется западная стратегия и тактика, которая ранее в наших краях не применялась.

По словам генерала, путинская армия воюет по шаблонам Второй или даже Первой мировой войны, которым соответствуют требования российских руководящих военных документов. Суть этих шаблонов проста: создание преимущества сосредоточением сил на определенном направлении, нанесение противнику огневого поражения, использование его результатов путем нанесения удара войсками. Как результат — овладение определенной частью территории. Целью таких действий ставится прорыв обороны противника и развитие наступления вглубь. Но такого результата агрессору ни разу достичь не удалось благодаря стойкости и героизму наших бойцов, в результате чего враг, по мнению генерала Савченко, измотан и обескровлен, даже с учетом своего многократного превосходства в средствах поражения.

По словам генерала Савченко, современная война строится на других принципах и концепциях:

«Речь идет о принципе одновременного огневого поражения противника на всю глубину оперативного построения. Концепции изоляции поля боя (уничтожение тактических резервов противника еще до введения их в бой) и изоляции района боевых действий (уничтожение оперативных резервов противника).

Совокупность этих и других положений современного военного искусства позволяет реализовать концепцию так называемой бесконтактной войны, когда исчезает позиционная война, в определенной степени стирается линия столкновения между воюющими сторонами. В такой войне исчезает грань между наступлением и обороной. Уничтожая резервы противника еще до выхода их на поле боя, сторона, успешно выполняющая такие действия, расчищает пространство для продвижения вперед с минимальными потерями своих войск.

Реализация такой концепции была применена в войне в Персидском заливе 1990–1991 годов, притом, что решающую роль в разгроме противника в той войне играла авиация.

Разгром армии Саддама Хусейна, захватившей Кувейт, начался не с наступления (контрнаступления) наземной группировки. Ему предшествовала операция «Буря в пустыне», во время которой противнику было нанесено поражение на всю глубину оперативного построения. При этом были решены оперативные задачи по уничтожению системы ПВО, группировок авиации, систем управления и логистики.

Были нанесены удары и по наземным группировкам противника, для чего в начальной фазе операции выделялось всего до 15% имеющегося ресурса средств поражения.

Коалиционные войска получили полное огневое преимущество над врагом.

Операция «Буря в пустыне» длилась 39 дней. После этого операция наземной группировки войск коалиции «Меч пустыни» продолжалась четыре дня и закончилась полным разгромом противника и его капитуляцией.

Для ведения такой войны необходимо в первую очередь современное высокотехнологичное вооружение. Именно такое вооружение мы получаем от наших союзников. Эффективность его применения восхищает и укрепляет уверенность, что победа над врагом неминуема, и она не за горами».

Сразу же следует отметить, что имеющегося сейчас в распоряжении нашей армии западного дальнобойного точного вооружения крайне недостаточно. Его количество ни в какое сравнение не идет с теми его количествами, которые имелись у западной коалиции во время «Бури в пустыне», хотя армия Саддама ни в какое сравнение не идет с армией Путина.

Генерал Савченко также отмечает:

«Кроме высокотехнологичного оружия, ведение такой современной войны по определенным выше принципам требует новейшего подхода к планированию и ведению операций. Он не прописан в наших руководящих документах и не изучался в наших военных учебных заведениях. И это естественно, потому что еще год назад мы и не мечтали, что вскоре у нас будет такое оружие.

Но я уверен: наше военное руководство, прежде всего оперативно-стратегического звена, одолеет этот вызов».

Опираясь на личный анализ, генерал утверждает, что контрнаступательные действия наших Вооруженных сил уже начались, но не с огневой подготовки по переднему краю обороны противника, а с нанесения ударов на всю глубину его оперативного построения. При этом в качестве приоритета избрана оперативная задача по разрушению системы логистики противника. Кроме ракетного и артиллерийского вооружения, к операции, вероятно, будут привлекаться Силы специального назначения.

Все это должно окончательно уничтожить способность войск противника к наступательным действиям и обратить его в бегство. Но остается проблема ограниченности необходимых вооружений.

Что в планах у Путина, и что у него в голове

Толкований на вынесенную подзаголовок тему существует достаточное количество.

В частности, научный сотрудник фонда Карнеги Татьяна Становая в колонке для The New York Times под названием «Путин верит, что побеждает» (Putin Thinks He’s Winning) утверждает, что Путин верит свою победу на Украиной в долгосрочной перспективе .

В отличие от первых месяцев боевых действий, ознаменовавшихся провалом блиц-крига, теперь у Кремля есть «четкий план» из трёх взаимодополняющих целей:

1.Территориальные приобретения. Захват востока Украины и удержание завоеваний на юге. Путин считает это возможным в силу того, что Запад показал пределы своей военной поддержки Украины и в целом не перешёл «красных линий», озвученных Кремлём. Поэтому в Москве рассчитывают на продвижение своих войск на Донбассе и удержание остальных захваченных территорий.

2. Принуждение Украины к капитуляции. Выражается это, по мнению РФ, в принятии условий по «денацификации» и «демилитаризации». И в разрыве сотрудничества с Западом. По мнению Становой, в Кремле рассчитывают, что за год-два Украина будет истощена экономически настолько, что элиты поменяются и смогут внедрить эти изменения без необходимости штурмовать Киев.

3. Третья цель – новые договоренности с Западом на базе иного международного порядка. Путин не антизападник, полагает Татьяна Становая. Но для него существует «плохой» Запад нынешних политических элит и «хороший» Запад рядовых граждан и бизнеса, который хочет сотрудничать с Россией. Кремль рассчитывает на то, что кризис вокруг Украины и связанный с ним экономический шторм «выметет» из власти нынешнюю политическую элиту, место которой займут национально-ориентированные лидеры вроде Орбана, Ле Пен или Трампа, с которыми будет проще договориться.

Автор колонки считает «план Путина» нереализуемым, особенно в третьей части. И считает, что ситуация станет наиболее опасной, когда сам президент России начнет понимать, что «по-хорошему» договориться с Западом не выйдет.

От себя отметим, что последнее утверждение о том, что Путину не удастся договориться с Западом, представляется крайне сомнительным. Также обращает внимание то, что речь уже идет о годах войны…

Правда, некоторые «сливы» в Москве (если им верить!) свидетельствуют, что в бункере и в голове Путина не все так просто и однозначно.

Так московский аноним, прячущийся под псевдо «генерал службы внешней разведки» в одноименном телеграмм канале пишет следующее.

«На сегодняшний день у президента России Владимира Путина НЕТ принятого решения, как поступать с оккупированными территориями Украины. Есть распоряжения готовить несколько вариантов реализации целого ряда решений, но какой из этих вариантов, в конечном счёте, будет реализован и будет ли какое-то из подготовленных решений воплощено в жизнь, пока вообще неизвестно.

Создание союза трёх славянских народов России, Украины и Республики Беларусь, когда захваченные регионы Украины признаются «настоящей Украиной» во главе с «легитимным» президентом Виктором Януковичем — это вариант на сегодняшний день основной, к которому склоняется часть людей из ближнего круга президента, да и сам Владимир Путин благоволит именно к этому варианту, но принятого окончательного решения нет.

Есть ещё часть людей из политических элит мечтающих быть в ближнем кругу президента, которые подталкивают его к реализации варианта присоединения захваченных территорий к России после проведения там «референдумов». Этот вариант тоже на столе у президента, но реализация этого решения практически однозначно ставит крест на существовании путинского режима и самого Путина в качестве президента России, да и существование России в ее сегодняшнем виде ставит под большое сомнение.

Представим, что решение принято и реализовано, регионы Украины, не важно это Херсонская и Запорожская области или Донецкая и Луганская, или все вместе входят в состав России. Но нет никаких сомнений, что ВСУ при поддержке западных вооружений будут предпринимать попытки деоккупации этих территорий. Гарантировать удержание этих территорий российскими войсками может только откровенный идиот или провокатор, хотя бы потому, что нет понимания, какие вооружения еще и в каких количествах Запад может предоставить Украине в обозримой перспективе. Оснащенные в достаточном количестве современными вооружениями украинские вооруженные силы способны реализовать планы по деоккупации территорий, которые они считают своими.

Для Путина и для режима в целом это будет конец. Для внутрироссийской повестки де-факто и де-юре это будет означать нападение и захват территорий России, проглотить такое будет невозможно, здесь не прокатит «жест доброй воли» или другие варианты. Для большинства элит, да и населения России Путин будет не собирателем земель, а «просерателем» этих земель и неудачником, который влез сам и втащил страну в провальную авантюру с катастрофическими последствиями для России.

Есть конечно безумный вариант с применением ядерного оружия, который повлечёт за собой ещё более катастрофические последствия, но это уже совсем другая, еще более печальная история и другой конец. Именно поэтому, несмотря на все заявления о желании присоединиться к России уже вот-вот, ЛДНРы сообщают об открытии посольства в Северной Корее. Какое посольство, когда со дня на день в Россию? Более того, а зачем тогда посольство в России открывать? Нет на сегодняшний день решения у Путина и понимания нет. Предстоящий выбор или его отсутствие покажет кто на самом деле Владимир Путин: идиот, трус или самоубийца. Вариантов не много, все для страны плохие, но, что имеем».

В свете сказанного вся эта суета на оккупированных территориях на тему «вхождения в состав России» выглядит гиперактивностью индивидов с отставанием в развитии.

А вот еще один крайне любопытный «слив» от того же источника :

«Политические, бизнес, силовые и военные элиты и особенно ближний круг президента в последнее время проявляет недовольство нерешительностью Путина, отмечая несвоевременность в принятии решений. Так, секретарь Совета безопасности РФ Николай Патрушев высказался в присутствии нескольких людей, что он не видит смысла участвовать в «пустых» совещаниях, которые регулярно проводит президент. Представители Генштаба и министерства обороны РФ также в последнее время обсуждают запоздалые решения президента, а то и вовсе отсутствие утверждения важных решений способных поменять и «улучшить» ситуацию на фронте. В этом ключе всё чаще вспоминают кризисную ситуацию в Казахстане в начале этого года, когда Путин давал «четкую» установку готовить аннексию то северных частей, то всего Казахстана, а в итоге ни одно из подготовленных решений не было реализовано и близко, и тогда уже нерешительность президента вызывала недовольное роптание в руководстве силового и военного блоков.

Сейчас возмущение отсутствием решений со стороны Путина растёт настолько явно и ощутимо в силовых и военных элитах, что всё чаще критическое мнение высказывается вслух без оглядки на то, что это может дойти и вызвать негативную реакцию у президента. Возможность проигрыша в войне и последующий крах режима уже всерьёз обсуждают и в Администрации президента РФ, причём понимание безысходности ситуации в АП даже выше чем у силовиков и военных. Путин действительно очень нерешительный человек, он и на большую войну решался восемь лет , так что все решения которые будут приниматься президентом своевременными не будут в априори».

Повторим, что подтвердить или опровергнуть информацию «генерала СВР» невозможно, но многие его высказывания часто находят подтверждение в реальности.

В смысле возможных планов Путина и перспектив войны вообще вызывает интерес мнение видного российского оппозиционера Леонида Волкова:

«Сейчас Путину страстно, максимально необходимо перемирие. Не только для того, чтобы подтянуть резервы (резервы подтянет и Украина), не только для того, чтобы дать войскам передышку (передышкой воспользуется и Украина) — а в первую очередь для того, чтобы зафиксировать статус кво.

Перемирие и прекращение огня означают, что возникнет некая признанная, нарисованная на карте линия разграничения, и она станет определять политическую реальность — вероятно, на годы вперед. Нет ничего более постоянного, чем временное… Дело не только в том, что Россия окопается, укрепится вдоль этой линии. Дело в первую очередь в том, что как только будет заключено перемирие, в Европе победит партия «худой мир лучше доброй войны».

Политики придут к избирателям с хорошими новостями: «мы смогли остановить войну» — скажут они. Больше не стреляют, остановился поток беженцев, снижаются цены на топливо: все эти немедленные последствия перемирия будут немедленно капитализированы европейскими политиками, превратятся в политические очки, в проценты на ближайших выборах.

А что до отложенных последствий… То, что Путин никуда не денется, и будет снова копить силы и злость для следующей смертоносной и кровавой атаки через несколько лет; то, что огромные территории Украины останутся под оккупацией, миллионы их жителей в статусе перемещенных лиц; то, что зло не будет наказано — что ж, с этим, в случае заморозки конфликта, предстоит разбираться следующим поколениям политиков, не так ли?

Сейчас Украина пользуется значительной (хотя не безусловной и далеко недостаточной) поддержкой Запада. Но если линия на карте будет нарисована и воцарится «худой мир» — ситуация радикально изменится. Начать боевые действия снова — когда европейские избиратели уже выдохнули с облегчением от того, что война закончилась, и все вернулись к своим привычным рутинным делам, зализывая раны и снова накапливая жирок — будет политически бесконечно сложно. Даже если будут накоплены большие силы и подготовлена современная техника, попытка деоккупации Херсона или Изюма будет совсем иначе воспринята общественным мнением на Западе: «ну только же успокоилось всё, а они опять начинают стрелять» — вот что будут думать многие европейские избиратели.

Уверен, что всё это отлично понимают в Киеве; но и в Москве тоже понимают. Следующая большая ставка Путина в украинской войне — спецоперация по принуждению к перемирию, которое позволит зафиксировать территориальные приобретения, провести там «референдумы» и оформить аннексию, даст паузу в несколько лет для подготовки следующего этапа войны.

Как же Путин планируется добиваться столь необходимого ему перемирия? Мы видели это уже в июне: через шантаж. Путин понимает, что Украина ни на какое перемирие не пойдет. Общественное мнение в Украине совершенно однозначно требует от Зеленского продолжения борьбы — несмотря на огромные потери, несмотря на террористические обстрелы мирных городов далеко за линией фронта. Украина, в отличие от России — демократическая страна, и игнорировать мнение подавляющего большинства избирателей Зеленский не может (иначе — от любви до ненависти один шаг).

Ахиллесова пята Украины — в ее зависимости от Запада. Еще бы: войной уничтожена большая часть промышленного и сельскохозяйственного потенциала, драматически упали налоговые поступления; воевать, без западного вооружения, тоже нечем. Не по своей вине, разумеется, но Киев сейчас не справится без поддержки Европы — и это создает возможности для давления и шантажа.

Месседж Путина в июне был очень простой: «дорогие Шольц, Макрон, Драги — либо вы надавите на Зеленского и принудите его к миру, либо я устрою голод в Северной Африке, вы получите миллионы новых беженцев в Европе, и ваши правительства будут сметены праворадикалами (которых я же сам и профинансирую)».

Это было убедительно, но только вот не помогло. Когда в июне европейские лидеры поехали в Киев, многие писали: «едут прогибать Зеленского на уступки». К тому же в их руках был еще и мощный рычаг в виде статуса кандидата в Евросоюз. Как выяснилось, эксперты зря думали о европейских лидерах плохо — путинский шантаж голодом не прошел, принципы и ценности победили.

Но у Путина, как известно, два союзника. И раз генерал Голод не справился с заданием, теперь на передовую будет отправлен фельдмаршал Холод.

Еще одну вещь Путин выучил за 22 года у власти: если не получается договориться с западными политиками напрямую, надо работать через их избирателей. Они ведь тоже зависят от общественного мнения (и в этом их сила, но Путин уверен, что это — слабость).

Зима близко. Это позволяет уже в ближайшие месяцы разыгрывать газовую карту максимально эффективно. Вот, что будет делать Путин в ближайшие месяцы — он постарается напугать европейцев перспективой замерзнуть в своих домах этой зимой.

Для этого он задействует всю агентуру, все накопленные за много лет работы ресурсы: продажных политиков и журналистов, псевдо-НКО, маргинальные партии, квазиреспектабельных «аналитиков» и «экспертов». (И хорошо еще, что главную помойку, Russia Today, забанили). Но и без RT найдется вагон желающих освоить путинские деньги, чтобы с глубокомысленным видом сказать: «Украину, конечно, жалко, но чтобы Европа не замерзла, надо пойти Путину навстречу…».

Записывайте и запоминайте всех, кто будет это говорить. 20% из них — полезные идиоты. 80% — агенты Путина, которые будут поднимать эту информационную волну по его заданию.

Что с этим всем делать?

1. Предупрежден — значит, вооружен. Не ведитесь. Европу, вероятно, ждет непростая зима (хотя зависимость именно домохозяйств от российского газа не стоит преувеличивать; трудно придется заточенной на российский газ тяжелой промышленности, но замерзнуть никто не рискует) — но это вынужденная плата за восемь прошлых лет равнодушия и бездействия. Эту зиму надо пережить: если сейчас уступить и прогнуться под путинские условия, то еще через лет 6-8 Европу будет почти наверняка ждать другая зима, ядерная.

2. Окно возможностей для деоккупации Херсона и других территорий у Украины не так уж велико: чем ближе к зиме, тем более важным фактором будет газовый шантаж (очевидно, в Украине это хорошо понимают, и готовятся к контрнаступлению ударными темпами). Серьезные военные достижения нужны не только сами по себе, но и для работы с все тем же общественным мнением в Европу: чтобы оно поверило в возможность украинской победы и было готово стискивать зубы и терпеть.

3. Помнить, что Путин прибегает к шантажу голодом и холодом не от хорошей жизни. Его военная авантюра провалилась. Путин стремительно утрачивает поддержку внутри России. Он тоже понимает, что у него есть разве что 2-3 месяца, чтобы зафиксировать перемирие на выгодных условиях. Это будут, возможно, самые сложные 2-3 месяца, но потом Путин проиграет».

По информации американского издания Politico, именно в этом ключе Зеленский сделал заявление во время недавней встречи с делегацией Конгресса США. Потребовав резкого увеличения поставок вооружений, Зеленский сказал, что Украина имеет 3-6 недель для успешного наступления на юге страны.
 

Автор: Александр Карпец


- Беларусь принимает "мобиков": ждать ли нападения
- Стала известна официальная причина смерти королевы Елизаветы II
- Генштаб ВСУ: Активная линия фронта - 850 км
- "Хочу жить": россияне подали более 2000 обращений о сдаче в плен
- Арестович спрогнозировал дальнейшую судьбу Крымского моста
- В РФ за неделю мобилизовали более 100 тысяч человек - Генштаб ВСУ
- Советник главы ОП об аннексии территорий Украины: Освободим силой
09:21Август, 07 2022 1917

ТОП Новости 
неделя
месяц