Комик или боксер: из кого будет котлета по-киевски?

Комик или боксер: из кого будет котлета по-киевски?

Несколько лайфхаков от Зеленского, как правильно «съесть» Кличко. Банковая, ускоряя принятие закона о столице, готовится к новой большой сделке в Киеве

 

 

3 октября Государственное бюро расследований (ГБР) во главе с всегда удобным и.о. вышло с беспрецедентным обвинением в адрес мэра столицы и главы Киевской городской государственной администрации (КГГА) Виталия Кличко. Официальный антикоррупционный орган публично заявил о возможных 10 (!) миллиардах, которые ежегодно вымываются из 65-миллиардного бюджета столицы на преступных схемах с коммунальными предприятиями.

19 октября ровно через час после первой за год встречи Зеленского и Кличко на Банковой (о ней сам мэр столицы расскажет ниже), силовики получили команду действующего гаранта Конституции продолжать публичное давление на Кличко. На самом деле очень странно, когда из бюджета европейской столицы выводится почти 20% денег налогоплательщиков и за это никого не закрывают в СИЗО, а просто бездоказательно констатируют.

Однако, как подтверждают наши подозрения источники в ОПУ, основная цель — отнюдь не борьба с коррупцией в столице, а увеличение договороспособности мэра накануне стратегической сделки, которую будет заключать уже не Ермак или Тищенко, а сам Зеленский. Получив в столице официальный и законный рычаг — своего главу КГГА.

20 октября депутаты профильного комитета во главе с парламентским драйвером реформы Виталием Безгиным, самоотверженно поработавшие над провальным проектом закона о столице № 2143-3, попросили присутствующих на комитете не политизировать вопрос. И, поддержав почти полностью переделанный ко второму чтению законопроект, «завершить еще один важный этап децентрализации — рождение настоящего местного самоуправления в Киеве». Полномочия мэра и главы КГГА будут разведены, Киеврада, возглавляемая мэром, — получит свой исполком и полную власть в громаде, а Центр — инструмент контроля. Ура!

На фоне этих правильных (в контексте реформы) месседжей было действительно смешно слушать расплывчатые заявления поднявшегося на трибуну Виталия Кличко о «необходимой европейской экспертизе законопроекта» и «попранных правах «Муніципальної варти Києва». Но одновременно грустно. От очевидности иезуитской стратегии Банковой. В том числе и по отношению к собственным депутатам, которых ОПУ использует втемную.

Так или иначе, но внимательному наблюдателю очевидно, что ускоряя принятие правильного закона о столице ОПУ и лично Зеленский заканчивают последние приготовления к сытной политической трапезе. Конечно, она не обойдется без действующего мэра столицы: его билет на банкет — это мандат, выданный киевлянами на выборах. Вопрос исключительно в долях старательно приготовленного и поданного президенту «слугами народа» блюда. Ведь делить его теперь будет Зеленский, а не Кличко.

Однако, давайте по порядку.

Мы достаточно много внимания уделили описанию основных новелл многочисленных версий закона о столице, начиная еще от «царя Гороха». На выходе остался проект Юрия Ганущака, который в 2019 году был поддержан комитетом и подан как основной, но выбит проектом Ткаченко/Гурина, поддержанным Радой как раз в момент первой атаки «зеленых» на Кличко. «Рыба» законопроекта написана много лет назад и в итоге он должен выполнить три ключевые задачи:

  • развести полномочия городского головы и главы КГГА;
  • установить систему административного надзора со стороны КГГА за законностью актов Киеврады, ее исполнительных органов и должностных лиц;
  •  создав новые районы вернуть Киеву районные рады.

Но здесь, перед тем как привести позицию Виталия Кличко (а он, комментируя автору был намного конкретнее, чем на трибуне комитета, и уже после долгой встречи с президентом на Банковой, заявил «об открытом политическом давлении»), несколько важных ремарок.

Во-первых, разведение полномочий. Несмотря на то, что в переживающем кризис и заблокированном Конституционном суде до сих пор лежит представление 56 нардепов от Кличко на предмет очередного гадания на звездах — должен ли мэр возглавлять КГГА — эта норма была полностью согласована в процессе переговоров. Ни Кличко, ни Ассоциация городов Украины, им возглавляемая, по нашей информации, на финальной стадии уже не возражали против европейской демократической нормы. Хотя политически гнать волну, вызывая нужные эмоции у киевлян, Кличко не прекращает.

Во-вторых, префект. Здесь сложнее. Глава администрации остается в двойном подчинении — президенту и Кабмину — с контрольным пакетом акций назначающего его президента. Некогда высказанное Зеленским: «Главы ОГА — это моя вертикаль», не подвергается сомнению его командой. И дуализмом парламентско-президентской системы государственного управления. Хотя, справедливости ради стоит отметить, что в законопроекте заложен механизм, который в будущем (при наличии компетентного президента с государственным мышлением) позволит сделать институт префектов аполитичным.

«Рано или поздно президент (не важно, с какой фамилией) должен понять, что если он назначает судей, это не значит, что судьи ему подчиняются, — поясняет свою задумку Юрий Ганущак. — Так и с префектом. Если его назначает президент, это не значит, что префект выполняет его команды. Потому что на самом деле он представляет исполнительную власть, координируя ее территориальные органы и мониторя законность решений, принимаемых исполнительной властью громады Киева и любой другой». Для обеспечения такой перспективы префект законопроектом определен как государственный служащий, введен кадровый резерв и трехлетняя ротация. Механизм заработает после того, как будет принят закон о местных государственных администрациях (МГА), на который и идет отсылка в законе о столице. Ибо Киев ставится в один ряд со всеми остальными громадами.

Есть еще один важный нюанс: время имплементации. Если по всей Украине институт префектов на уровне районов заработает лишь через год после принятия закона об МГА, то в Киеве — сразу (через два месяца) после принятия закона о столице. АГУ на заседании комитета просила шесть месяцев, однако пока неясно вошла ли эта правка в финальный текст законопроекта. (Мы публикуем предстартовый вариант, так как окончательный — куда были внесены несколько правок — еще  в работе).

В любом случае если окунуться в сферу, которую согласно проекту закона мониторит глава КГГА, становится понятно, почему Кличко стоит волноваться. Глаза, уши и нюх политического ставленника Банковой (а иной при существующих раскладах просто невозможен) в идеале должны были бы сыграть антикоррупционную роль, однако в реале — станут органами чувств официального «смотрящего» за Киевом со всеми вытекающими последствиями. Теневой Комарницкий был нужен Ермаку, а Зеленскому достаточно будет официального Чернышова.

В-третьих, районные рады. Это, можно сказать, вишенка на торте. Потому что напрямую касается 65-миллиардного бюджета, о котором так печется ГБР. Мы даже не будем вступать в дискуссию о том, насколько быстро и почему в столице появятся некогда «убитые» районные рады. А тем более о том, зачем Кличко, все эти годы блокировавший создание райрад, вдруг организовал рабочую группу, которая должна их воскресить. Только отметим, что создание на уровне нормы закона (а не желания Киеврады) районных рад и, как следствие, районных бюджетов — важный антикоррупционный предохранитель. Но!

Сейчас объем средств, выделяемых для реализации полномочий районными государственными администрациями в Киеве, соответственно бюджету столицы составляет 23 миллиарда гривен. В частности, в ведение РГА в Киеве передан ряд программ в области культуры, спорта, жилищно-коммунального хозяйства, здравоохранения, охраны культурного наследия, спорта, транспортной инфраструктуры. В случае реализации норм законопроекта этот объем будет составлять лишь около одного миллиарда средств, что не соответствует принципу субсидиарности.

Таким образом очевидно, что миллиард, отщипнутый с барского стола в пользу районных рад, которым позволят отвечать лишь за уборку после чьей-то трапезы, и не почувствуется на фоне 65-милиардного городского бюджета. Он останется в распоряжении Киеврады и мэра. Как и десять миллиардов откатов, о которых говорит ГБР. Почему? Ну, члены профильного комитета поясняют это тем, что якобы потенциальные районные депутаты настолько отупели за время отсутствия местного самоуправления на районном уровне, что им нельзя поручать ничего серьезного — ни образования, ни медицины. О неофициальной же версии я спросила у Кличко, без сомнения заинтересованного в таком бюджетном раскладе. Однако Виталий Владимирович мастерски избежал экономических нюансов закона, зато добавил политических эффектов. Но не только.

— Виталий Владимирович, по вашему настроению и сегодняшним заявлениям на комитете очевидно, что вы уже смирились с тем, что произойдет в ближайшее время. Да и, честно говоря, финансово — с учетом будущего появления райрад с намеренно обрубленными полномочиями  — бюджет Киева не пострадал.

— Законопроект о столице должен быть доработан и отвечать ключевым статьям Конституции. Где прописано, что киевский городской голова, избранный киевлянами, должен быть назначен главой КГГА. И Конституционный суд в 2003 году дважды это подтвердил. А в 2019-м году 56 депутатов обратились в КСУ с просьбой еще раз растолковать это. До сегодняшнего дня дело, по причине кризиса КСУ, не рассмотрено. Поэтому ваши утверждения не соответствуют действительности. Я свою позицию давно озвучил и ее не менял.

— Но вы как мэр и глава Ассоциации городов Украины прекрасно знаете, что сейчас идет процесс децентрализации власти. И закон о столице (как и о местных государственных администрациях), который в ближайшее время будет рассмотрен по сокращенной процедуре, — абсолютно в контексте реформы. Она касается не только Киева, а всех громад. Институт префектов заработает на районном, а после принятия изменений в Конституцию — и на областном уровнях. Тем самым будет включен механизм государственного надзора за местным самоуправлением. Логика законодателя абсолютно выверена. И вы, делая подобные заявления, мягко говоря, не очень хорошо выглядите.

— Если мы хотим получить рабочий законопроект, нам действительно необходимы районные рады, нужно разделять полномочия. Но главное другое — закон должен полностью соответствовать экспертной оценке европейских партнеров и Конституции. Нынешняя версия, которую нам сегодня представили, не получала такой оценки. Но лишь после нее мы можем сказать, отвечает ли законопроект демократическим принципам и нормам децентрализации, или нет. Хуже всего всегда получается у тех ребят, которые говорят: «Смотрите, как я умею!» или «А, ну-ка я попробую!». И в этом ключе все, что сегодня озвучивалось, идет вразрез с Конституцией Украины.

— Но опять-таки, вы же знаете, что вся реформа идет вразрез с Конституцией. Так сложилось, что в силу разных причин (прежде всего — войны с Россией) оказалось сложно сразу внести изменения в Конституцию и поэтому пошли от частного к общему, а не наоборот. Процесс уже пошел. Чего вы на самом деле боитесь? Того что правильный инструмент попадет в руки к вашим политическим конкурентам?

— Я никого не боюсь, но я боюсь манипуляций.

— Во вторник на Банковой вы говорили с президентом об этом?

— Откуда у вас информация, что мы говорили с президентом?

— Так вы ее подтверждаете?

— Да. Мы действительно встречались. Первый раз за год.

— Это была его инициатива?

— Нет, моя. Мы пересеклись еще 6 октября на мероприятиях в честь 80-летия трагедии Бабьего Яра. Я сам подошел и предложил встретиться. Он согласился, и назначил встречу.

— Что обсуждали? Будущую имплементацию закона о столице?

— Говорили долго. Обсуждали Киев и его проблемы. За этот год накопилось огромное количество текущих вопросов.

— То есть вы договорились договариваться?

— Исключительно в интересах киевлян. Моих личных интересов здесь нет.

— Обсуждали кандидатуру префекта, с которым вам предстоит работать?

— Нет, этот вопрос мы не обсуждали. (На момент разговора с Кличко в моем распоряжении еще не было информации о том, что на встрече присутствовал потенциальный кандидат на должность префекта Киева — действующий министр развития громад и территорий Алексей Чернышов. — И.В.)

— И все-таки — бюджет? Районные рады, которые вы, кстати, тоже решили вдруг создать, хоть раньше и блокировали, получают мизер полномочий — на миллиард. 64 миллиарда остаются в городе. Нормальная экономика для вас, на самом деле.

— Мы не говорили о бюджете. И я, если честно, не хотел бы сейчас делать отчет о том, о чем мы говорили с президентом. И кандидатуру префекта точно не обсуждали.

— Вас напрягают возможные манипуляции именно с этой стороны? Ведь рядом с вами появится человек, который будет круглосуточно наблюдать за тем, что происходит в столице. На законных основаниях.

— На сегодняшний день за каждым работником Киевской городской государственной администрации и так уже пристально наблюдают правоохранительные органы. СБУ, ГБР, Офис генпрокурора, полиция… Не находите?

— Но как глава КГГА вы тоже имеете на них влияние.

— Вам не смешно это говорить?

— Нет. Может быть поэтому и реальных результатов нет, лишь страшилки. Силовики тоже делают свои ставки на будущих президентов.

— Я читаю заявления силовиков и смеюсь. Вы же помните заявления о том, что у «Муніципальной варти Києва» якобы нашли взрывчатку, незарегистрированное оружие и прочее. Где это все? А заявление генпрокуратуры о преступной группировке «Киевпасстранс»? Где наличных расчетов вообще не существует, где все платежи производятся онлайн. А недавнее заявление ГБР, что в результате децентрализации Киев получил 60 миллиардов и, по их оценкам, десять миллиардов воруют?

Государственное бюро расследований

 

Вы считаете, что это профессиональная оценка? Это факты? Я считаю, что это прямое политическое давление, которое под собой не имеет ничего. И я вам привел всего три примера. А таких — сотни.

— А по Палатному?

— Это вы у меня спрашиваете? Заседание суда по делу о тех деньгах, которые нашли у его жены, с которой он не живет уже десять лет, суд переносит уже третий раз. У меня есть четкое убеждение, что те методы, которые использует власть сейчас, — нонсенс. Шутка сейчас ходит по городу: «Виктор Федорович читает украинские новости и спрашивает: «А что, неужели так можно было?».

— Вы задавали Зеленскому прямой вопрос о причинах такого давления?

— Ответа на него я, к сожалению, не получил.

Здесь можно лишь посочувствовать Виталию Владимировичу, попавшему в такую себе передрягу. «Из числа предъявленных в течение августа-сентября этого года 25 подозрений работникам КГГА, в 11 случаях меры пресечения не избирались вообще, в трех случаях суд отказал в удовлетворении ходатайства об избрании меры пресечения. И лишь в одном случае судом применен ночной домашний арест. В остальных случаях суд ограничился избранием менее строгого пресечения — личного обязательства. Причиной такой ситуации с избранием мер пресечения является отсутствие обоснованных подозрений, — пишет на странице Фейсбук экс-заместитель генпрокурора Виктор Трепак.

И это при том, что ГБР заявляет о десяти выведенных из бюджета столицы миллиардах?! Где посадки, хотя бы в СИЗО, до разбирательства? Или почти 20% столичного бюджета — мелочь на фоне «Большого строительства», осваивающего сотни миллиардов гривен из госбюджета? «Похоже, руководителей правоохранительных органов, задействованных в «походе против Киева», это не очень беспокоит, — резюмирует Трепак. — Очевидно — для них сейчас главным является процесс, который чем дальше, тем больше конкретными фактами подтверждает свою предвзятость и политическую мотивированность.»

Если взять общие данные, обнародованные столичной прокуратурой, курирующей кампанию силовиков, 120 чиновникам команды мэра Виталия Кличко, начиная с 2019-го года, предъявлены подозрения. 53 уголовных производства по 75 сотрудникам администрации и руководителям КП столицы — переданы в суд. Однако, по информации наших источников в прокуратуре, открытых, но не доведенных до подозрений и суда дел, о которых громко сообщали СМИ, — было в разы больше. Эту цифру в столичной прокуратуре не озвучивают, считая ее некорректной. Все дела есть в Едином реестре досудебных расследований, но они растворились в общем многотысячном потоке.

Силовики традиционно держат нос по ветру. Под мэра, по указанию Банковой копают, но не глубоко. Рыба, которая задерживается в сетях прокуроров, — преимущественно мелкая. Система, чувствуя политику, пытается самосохраниться, чтобы избежать чисток в случае прихода другого президента. Однако мелкое, но многочисленное кровопускание может довести организм до истощения. Такая тактика, собственно, и применяется к Кличко, делая его договороспособным на фоне принятия правильного закона о столице. По информации наших источников, прокурор Киева Олег Кипер, прекрасно справляющийся с задачами этого крестового похода, — основной кандидат Банковой на пост генпрокурора. После того, как оттуда сдвинут Ирину Венедиктову.

Безусловно, происходящее в столице сегодня не имеет ничего общего ни с борьбой с коррупцией, ни с расширением прав местного самоуправления, ни с чем-то приличным. Деньги, как обычно, решили все. Зеленский и Кличко будут трапезничать вместе. Но теперь уже — на условиях исключительно гаранта Конституции. Возможную цену для киевлян ГБР уже огласила: 10 миллиардов гривен — почти 20% городского бюджета.

И Киев сполна оплатит этот банкет перед ключевым боем претендентов в 2024 году.

источник

 

 


- О том, как говорят "об Украине без Украины"
- Россия таки нападет на Украину, Ситуация запредельно критическая. Достоверность информации 100%. ВИДЕО
- Украина после Зеленского. Что будет?
- Многие "патриоты" ждут войны, она открывает им новые перспективы
- Как получить "Вовину тысячу" без приложения «Дия»: разъяснение
- Лекарства по полису: Минздрав Украины запускает пилотный проект медицинского страхования
- «России война не нужна». Военный эксперт полковник Константин Машовец об истинных намерениях оккупантов
00:34Октябрь, 22 2021 902

 

ТОП Новости 
неделя
месяц