Кремль уже устал: все, что нужно знать о сегодняшней ситуации в Донбассе и действиях России. Логика событий

Кремль уже устал: все, что нужно знать о сегодняшней ситуации в Донбассе и действиях России. Логика событий

О новых трендах развития конфликта

 

 

Москва осознала свою ошибку, которую она совершила, официально «потянув мазу» за своих марионеток из ОРДЛО. Можно было, так же как и сейчас, поставлять на Донбасс оружие, «отпускников» и рубли, точно так же руководить военными действиями против Украины, но не «вписываться» за них в «Минске» и «нормандской четверке» (N4). Тогда у Киева и Запада было бы меньше поводов и зацепок накладывать на РФ санкции и вообще чего-то от нее требовать. Но, войдя в оба формата (минский и нормандский), Россия в буквальном смысле подписалась под их документами, а соответственно взяла на себя определенные обязательства. В качестве кого? Ответ на этот вопрос Запад и Москва трактуют по-разному: первый считает РФ стороной конфликта, вторая мнит себя посредником. Но какие обязательства могут быть у посредника? Кто «назначил» Москву на это «посредничество», кроме нее самой? И почему «посредник» всегда занимает позицию одной стороны? Может, потому, что он сам ею и является?

Ответы на эти вопросы так очевидны, что Кремль устал извращаться в изобретении своих «версий» этих ответов и решил просто сбросить с себя узы, которые по ошибке надел. Тем более что если в 2014 году, в условиях самоустранения Вашингтона от «украинского вопроса», и «Минск», и Берлин с Парижем помогали Москве усмирить Украину, то сегодня позиция американцев более внятна, а влияние вечно «глубоко озабоченных» западноевропейских столиц на Киев заметно снизилось. Одним словом, N4 стала Кремлю уже просто не нужна, а «Минск» она решила поставить на паузу, пока «хохлы» не станут сговорчивее. Отсюда логика всех тех событий, которые происходили в последние месяцы на Донбассе и вокруг него.

Те, кто не любит читать длинные тексты и узнаёт новости из заголовков, могут прочесть следующие 10 абзацев и получить представление об основных смыслах этой статьи. Тем же, кому интересны не только выводы, но и аргументы, придется напрячься и читать дальше.

Россия продолжает дистанцироваться от обязательств по минским договоренностям. С этой целью все ее действия в минском процессе направлены на преобразование трехстороннего формата в пятисторонний, где она позиционирует себя как «второй посредник», а стороной конфликта называет «Донецк и Луганск».

В эту же стратегию ложатся и ее действия относительно ОБСЕ. Начиная с отказа от наблюдательной миссии ОБСЕ на российско-украинской границе и заканчивая акциями по блокировке СММ в Донецке. Выставляя субъектами давления на ОБСЕ именно «республики», Москва добивается повышения их субъектности на уровне ТКГ и ОБСЕ — единственных международных площадках, дающих им признаки такой субъектности.

При этом тактика России строится на вызывающих действиях ОРДЛО, направленных на откровенную провокацию. Как в отношении Украины, так и ОБСЕ. Таким образом Москва пытается силой добиться от членов миссии ОБСЕ в Украине большей лояльности к себе.

Цели позиционирования ОРДЛО как самостоятельных субъектов международных отношений и диалога с Киевом служит и создание в Донецке собственного военно-промышленного комплекса (ВПК). Он может использоваться для «легализации» поставленных туда РФ вооружений — под видом собственного производства «республики». Это может кардинально изменить расстановку сил в конфликте на Донбассе и вызвать его серьезное обострение.

Применение Украиной БПЛА «Байрактар» существенно изменило расклад сил в театре военных действий на Донбассе. Но теперь Киеву нужно постоянно поддерживать и демонстрировать свое преимущество, чтобы оно стало не новым витком эскалации, а фактором ее сдерживания.

Усиливается тренд на изоляцию ОРДЛО от Украины и «ментальную» интеграцию в РФ. Признаками этого является как участие жителей ОРДЛО в выборах в российскую Госдуму, так и усилившаяся блокировка КПВВ со стороны ОРДЛО, а также политика по замене украинских документов на «республиканские».

Также Москва продолжает политику, направленную на выкачку демографических и трудовых ресурсов из оккупированной части Донбасса и уменьшение иждивенческой части его населения. Инструментами этого являются российская паспортизация жителей ОРДЛО и ковид.

Попытки снижения стоимости содержания ОРДЛО для РФ говорят о том, что Москва намерена законсервировать решение конфликта на Донбассе до тех пор, пока в Украине не сложатся условия, благоприятные для его окончания на российских условиях. Это демонстрирует неготовность Кремля к компромиссам и делает бессмысленными дипломатические усилия, направленные на урегулирование кризиса мирным путем.

Параллельно с этим Россия блокирует возможности прямого диалога по урегулированию конфликта между Киевом и Москвой. Руководство Кремля избрало тактику игнорирования Украины как субъекта международных отношений и создания вокруг нее кольца проблем, которые в конечном счете, по мнению российского руководства, должны склонить Украину к союзу с Россией. Это проявляется как в заявлениях российских топ-политиков о несостоятельности украинского руководства и вассальном положении Киева перед США, так и в лишении Украины статуса газового транзитера, а также в создании военной угрозы Киеву со стороны Беларуси.

Постоянным источником раздражения Кремля является «украинская» политика Соединенных Штатов и любые заявления о перспективе вступления Украины в НАТО. Москва по-прежнему рассматривает Донбасс как один из основных инструментов противодействия проНАТОвской политике Киева и Вашингтона.

Россия и ОБСЕ. Косяк ни при чем

Акция по блокировке членов ОБСЕ в Донецке и Горловке, проводившаяся в октябре под предлогом требования освобождения задержанного украинскими военными боевика «ЛНР» Андрея Косяка, была лишь одним из ряда мероприятий Москвы по давлению на ОБСЕ.

Ранее РФ выставила неприемлемые для БДИПЧ ОБСЕ условия наблюдения за выборами в Госдуму России. Это привело к тому, что впервые с 1991 года выборы прошли без участия БДИПЧ.

После этого последовал отказ Москвы от продления мандата наблюдательной миссии на российско-украинской границе. Причем эта миссия, декоративно присутствуя лишь на двух погранпереходах (в общей сложности — пара километров из 400-километрового неконтролируемого Киевом участка российско-украинской границы), ничем не мешала Москве перебрасывать на Донбасс свои войска и технику. Ее члены фактически были ограничены помещениями, где они находились, им было запрещено даже пользоваться биноклями, видео и фото-техникой…

Также, начиная с сентября, после ротации команды ОБСЕ, модерирующей переговоры в «минской» Трехсторонней контактной группе, заметно изменилась тональность по отношению к ОБСЕ со стороны РФ и подконтрольных Москве «представителей ОРДЛО» из Донецка и Луганска.

Позиция новых модераторов, не отягощенных весьма специфической «дипломатической практикой» этих переговоров, является более объективной и приближенной к документам минских договоренностей. Естественно, Москве не нравится такая объективная позиция. Она привыкла работать с «ручными» послами, и это недовольство быстро проявилось в виде грубого и неприкрытого шантажа.

В частности поводом для выдвижения членам Мониторинговой миссии ОБСЕ в Украине откровенно политических ультимативных требований стало задержание боевика «ЛНР» Андрея Косяка. Требования артикулировали лидеры «ДНР» и «ЛНР» Пушилин и Пасечник. Они обвинили СММ ОБСЕ в необъективности. При этом первый заявил: «Данной международной организации необходимо в кратчайшие сроки занять активную и жесткую позицию… и использовать все имеющиеся инструменты влияния на Киев». А второй потребовал уравнять в статусе «представителей ЛНР и ДНР» в СЦКК с представителями Украины: «Как можно говорить о беспристрастности, когда СММ ОБСЕ в своих отчетах делает принципиальную разницу в статусе и иммунитете для наблюдателей в СЦКК от Киева и от «ЛНР» и «ДНР», называя украинцев представителями СЦКК, а наших представителей — «вооруженными формированиями»?». При этом члены миссии, заблокированные в Донецке, подвергались звуковым пыткам, поскольку музыка, которую их вынуждали постоянно слушать «протестующие», превышала 100 децибел.

Лидеры оккупационных администраций не могут не знать, что СММ ОБСЕ не имеют механизмов влияния на судебную систему Украины (решением украинского суда 18 октября А.Косяк был арестован). Также в текстах минских договоренностей нет таких аббревиатур как «ДНР»/«ЛНР», а СЦКК образован Генеральными штабами Украины и РФ, соответственно в отчетах СММ ОБСЕ не может быть «представителей «ДНР» и «ЛНР».

Это позволяет сделать вывод, что реальной целью акций было не освобождение Косяка, а давление на ОБСЕ с целью увеличения субъектности марионеточных «ДНР»/«ЛНР» в отношениях с этой организацией и соответствующего понижения ответственности России за их действия на Донбассе. Это подтверждает и мотивация, которую озвучил, распуская акцию по блокировке ОБСЕ в Донецке, «мэр» города Алексей Кулемзин. «Вам удалось достичь результата — миссия ОБСЕ начала взаимодействовать с нами, начала проводить совместные мероприятия!», — сказал он.

РФ отрицает наличие у нее каких-либо обязательств по минским договоренностям или решениям N4 и дистанцируется от участия в событиях, миссиях или институтах, которые могут свидетельствовать об этих обязательствах.

Данный тренд по дистанцированию Москвы от обязательств по «Минску», «приручению» представителей ОБСЕ и повышению субъектности ОРДЛО в минском процессе как стороны конфликта будет продолжаться и далее. Это усугубит кризис в работе ТКГ и неэффективность «Минска» как инструмента урегулирования конфликта. Россия заинтересована в такой ситуации, поскольку, отчаявшись добиться от Киева реализации минских договоренностей в ее трактовке, она решила просто сохранять статус-кво, медленно ослаблять Украину войной на Донбассе, пока вожделенный «плод» сам не созреет и не упадет.

Более того, несложно спрогнозировать, что Москва попытается свести на нет ставший невыгодным для нее нормандский формат. Для этого сейчас как раз удобный момент, учитывая уход с политической арены Ангелы Меркель и предстоящие президентские выборы во Франции. А механизмом такой утилизации N4 является просто отказ Москвы под различными предлогами от саммитов «четверки». Эта тактика Кремля очень четко проявляется как раз сейчас, когда министр иностранных дел России Лавров делает все, чтобы сорвать встречу N4 даже на уровне министров.

Конечно, внешнеполитические советники глав государств могут и дальше общаться и даже о чем-то договариваться, но если нет саммитов, то нет и решений N4, а без конкретных четко зафиксированных решений глав государств это общение — не более чем болтовня, ни к чему Москву не обязывающая…

Субъективизация ОРДЛО и их «ментальная» интеграция в РФ

В последние месяцы Россия продолжала политику, направленную на изоляцию ОРДЛО от Украины, и как следствие — выкачку их демографических и трудовых ресурсов в РФ. В первую очередь это достигается за счет создания в ОРДЛО низкого уровня жизни и оплаты труда на фоне более привлекательных материальных условий в РФ. Во вторую — отсутствием альтернативы в виде возможности выезда в Украину из-за закрытых российской стороной КПВВ.

С этой целью Москва осуществляет комплекс мероприятий, направленных на «ментальную» интеграцию жителей ОРДЛО в РФ.

Прежде всего это выдача российских паспортов жителям оккупированной части Донбасса, и де-факто проведение на территории ОРДЛО избирательной кампании и самих выборов в Госдуму России.

В этом же ряду — беспрецедентное количество различных «интеграционных» мероприятий с участием депутатов Госдумы РФ, которые мы наблюдали с начала этого года.

Кроме того, в августе российский президент Владимир Путин подписал указ, которым разрешается принимать на госслужбу граждан РФ, имеющих также иностранное гражданство, при невозможности от него избавиться. И, по словам пресс-секретаря президента РФ Дмитрия Пескова, речь идет именно о гражданах Украины.

Также министерство внутренних дел России разработало проект указа президента, согласно которому «соотечественники из отдельных районов Донецкой и Луганской областей Украины смогут подать заявление на участие в программе переселения в РФ непосредственно в России. Документ опубликован на портале проектов нормативных правовых актов. Сейчас участие украинских граждан в этой программе возможно только через консульские учреждения России, работающие на подконтрольной правительству Украины территории.

Звеном этой же политики является начавшаяся в ОРДЛО кампания по замене украинских водительских прав старого образца на «республиканские». При этом заявляется, что украинские водительские права нового образца остаются в силе, однако получить их в условиях заблокированных КПВВ люди не могут. Поэтому вынуждены получать «республиканские» водительские права. Распространяется информация, что те, кто будет ездить с правами старого образца, начиная с 26 декабря будут штрафоваться.

Еще одним существенным шагом к субъективизации ОРДЛО является создание в июле текущего года государственной корпорации «Алмаз». Согласно «указу» главаря «ДНР» Дениса Пушилина, «работа госкорпорации будет направлена на реализацию государственной политики в оборонно-промышленной сфере, в том числе разработку, производство и содействие разработке, производству и экспорту продукции гражданского, военного и двойного назначения». В состав ГК «Алмаз» войдут предприятия, ранее входившие в состав украинского ВПК: «Топаз» (производитель станций радиотехнической разведки «Кольчуга»), Донецкий казенный завод химических изделий, а также Макеевский государственный проектный институт, НИИ комплексной автоматизации, Государственный НИИ пластических масс. В Донецке распространяются слухи о будущей сборке на «Топазе» российских ракет средней дальности.

В то же время, по мнению бывших сотрудников «Топаза», нынешний кадровый потенциал и техническое состояние предприятия непригодны для производства любого вида вооружений и даже «отверточной сборки» ракет. Учитывая это, можно сделать вывод, что ГК «Алмаз» создана не для производства, а для легализации российского вооружения, тайно поставляемого Москвой на подконтрольную ей часть Донбасса. Если это действительно будут ракеты, за производство которых Россия снимет с себя ответственность, переложив ее на «ДНР», это значительно повысит субъектность «республик» и существенно изменит расстановку военных сил на Донбассе. В свою очередь это вызовет адекватную реакцию Киева, результатом чего, безусловно, станет серьезное обострение на фронте.

Параллельно с этим Москва предпринимает ряд шагов для оптимизации своих расходов на содержание оккупированных территорий Донбасса и системы управления ими.

В частности это очередная попытка наладить работу промышленных предприятий ОРДЛО. Для этого Кремль сменил «куратора» промышленности «ДНР/ЛНР». Вместо компании «Внешторгсервис» (ВТС), которой управлял Сергей Курченко, горно-металлургический комплекс «республик» отдан в управление частной компании «Южный горно-металлургический комплекс» (ЮГМК), принадлежащей россиянину Евгению Юрченко, бывшему заместителю губернатора Воронежской области. «Власти» «республик» и сам Юрченко сделали ряд заявлений об «инвестициях» ЮГМК в промышленность Донбасса. Однако, учитывая, что на момент замены Курченко на Юрченко долги ВТС управляемым им предприятиям достигли 58 млрд руб. (согласно данным российских СМИ), то «инвестиции» ЮГМК пойдут не на развитие промышленности, а на частичное погашение этой задолженности. Естественно, такие «инвестиции» априори не могут стать толчком к развитию экономики ОРДЛО, а, значит ее стагнация будет продолжаться со всеми вытекающими социальными последствиями

Также к мероприятиям оптимизации расходов относится создание единого экономического пространства между «республиками» Донбасса, работу над которым «ДНР» и «ЛНР» начали с отмены 1 октября таможенных постов и таможенного оформления товаров на границе между ними.

«Интеграционные» мероприятия заложены в синхронно принятых в «республиках» программах социально-экономического развития на 2022–2024 годы. Одной из целей этих программ является снижение зависимости от поставок ресурсов из Украины. В частности планируется «сократить уровень потери воды в сетях в два раза, что позволит… Луганской Народной Республике отказаться от покупки воды со стороны Украины». В свою очередь, это даст возможность «ДНР», через которую осуществляется водоснабжение южных районов Донецкой области, сделать воду инструментом шантажа украинской власти.

COVID как оружие

Цели снижения стоимости содержания ОРДЛО для России служит и политика страны-агрессора относительно распространения пандемии коронавируса на контролируемой ею территории. Она заключается в создании благоприятных условий для распространения коронавируса и отсутствии возможности его лечения либо выезда с целью вакцинации сертифицированной вакциной в Украину.

Практически это заключалось в проведении массовых мероприятий в ходе предвыборной кампании «Единой России» на выборах в Госдуму РФ. Затем — в самом голосовании в так называемых информационно-консультативных центрах на территории ОРДЛО и с помощью организованного массового вывоза людей на территорию России. Параллельно с этим производилась выкачка из региона в РФ медицинских кадров путем раздачи им российских паспортов и обещания заработных плат в 5–10 раз выше, чем в ОРДЛО.

Важным фактором распространения коронавируса является также отсутствие у людей возможности выехать на подконтрольную правительству территорию, чтобы сделать вакцинацию. Так, 10 октября оккупационная администрация ОРДЛО закрыла для свободного передвижения последний и единственный постоянно работавший КПВВ в Станице Луганской.

Сомнения вызывает и эффективность или надлежащий режим температурного хранения тех российских вакцин, которые в рамках предвыборной агитационной кампании были ввезены в ОРДЛО «Единой Россией».

В результате, когда в РФ было заявлено о тысяче смертей от коронавируса в сутки, только в ОРДО (без ОРЛО) «официально» сообщалось о 132 умерших. Если пересчитать пропорционально количеству населения (144 млн и 2 млн соответственно), то получается, что в ОРДО уровень смертности от COVID-19 превышает соответствующий общероссийский показатель в 7,3 раза. И это при том, что РФ является одним из лидеров по смертности от коронавируса в мире.

Более того, есть все основания считать, что данные «официальной» статистики ОРДО — неполные и значительно ниже реального уровня заболеваемости и смертности. Население оккупированной части Донбасса просто не может позволить себе дорогие тесты на ковид (1500 руб. в Донецке, 1350 руб. в Луганске), поэтому занимается самолечением без обращения в больницы. Из-за переполненности моргов, тела умерших, в медицинском анамнезе которых есть тяжелые хронические заболевания, не вскрывают и на наличие коронавируса не исследуют. Посмертным диагнозом становится имевшееся хроническое заболевание или его осложнения.

Учитывая, что жертвами коронавируса являются преимущественно инвалиды и пенсионеры, Москва таким образом сокращает свои расходы на пенсионное обеспечение и социальные выплаты на оккупированной территории. Сегодня размер пенсионных выплат, финансируемых Москвой в ОРДЛО, составляет около 5 млрд руб. ежемесячно (согласно данным «Пенсионных фондов» «республик»).

Донбасс как жертва геополитики России

Москва продолжает использовать конфликт на Донбассе как инструмент своего внешнеполитического влияния на Запад, в первую очередь — США, ЕС и НАТО. Именно угрозу конфронтации на Донбассе РФ рассматривает как основной предохранитель от вступления Украины в Североатлантический альянс. Российские власти неоднократно заявляли, что вступление Киева в НАТО вызовет обострение конфликта на Донбассе. Пресс-секретарь российского президента Песков подчеркнул, что «это сценарий, выходящий за красные линии национальных интересов России,… который сможет заставить Россию принять активные меры для обеспечения собственной безопасности». Фактически это можно рассматривать как угрозу вторжения в Украину, «исторические» обоснования для которого в июле изложил в своей статье «об историческом единстве русских и украинцев» Путин.

В то же время, судя по авторским публикациям в СМИ влиятельных российских политиков и приближенных к властям аналитиков, можно сделать вывод, что Кремль уже не рассчитывает на быстрое решение украинской проблемы путем имплементации в украинское политическое пространство ОРДЛО, наделенных статусом некой «политической автономии». Ранее Москва рассчитывала через них влиять на внутреннюю и внешнюю политику Украины. Сейчас конфликт на Донбассе рассматривается ею, скорее, как орудие для достижения тактических, а не стратегических целей. Роль же стратегического оружия против Украины отведена энергетическим и другим экономическим спецоперациям. В первую очередь это «Северный поток-2», лишение Украины поступлений от газового транзита, создание проблем с энергоносителями и пр.

Особенно заметно это стало после саммита президентов Зеленского и Байдена, когда Кремль понял, что США не пойдут на неприемлемые для Украины компромиссы по Донбассу и не оставят Киев без поддержки в случае военной угрозы со стороны Москвы. Кроме того, усиление ВСУ вооружениями типа «Байрактаров» и «Джавелинов», наряду со значительным мобилизационным ресурсом имеющих боевой опыт военнообязанных, оставляет Кремлю все меньше шансов на успешную военную кампанию против Украины без провоцирования внутрироссийского политического кризиса. Другими словами, Россия увязла в Украине. Все это породило усталость российских элит от нее и заставило их сменить тактику блицкрига на тактику игры вдолгую. При этом Донбассу отводится роль постоянной угрозы дестабилизации для Запада и фактора ослабления украинского государства.

Именно для этих целей Кремль будет поддерживать управляемую конфронтацию на Востоке Украины. А для того чтобы она была управляемой, ему необходимо сохранить за собой лидерство в инициативе на этом театре военных действий. Существенной помехой этому лидерству стало предупредительное применение Украиной разведывательно-ударных БПЛА «Байрактар». У «республик» нет средств защиты от БПЛА, работающих на высоте 8 км. Теперь Москва оказалась перед выбором: поставить соответствующие средства борьбы на территорию Донбасса и этим спровоцировать новые санкции и обвинения в эскалации (что может повлиять на запуск «Северного потока-2») либо временно уступить позиционное лидерство Украине до запуска газопровода. Но тогда нужно обезопасить свой инструмент влияния на Киев («ДНР»/«ЛНР») другими методами. Один из них — учения российских войск близ украинских границ и концентрация там военной техники.

Однако такой метод визуального надувания мышц (в животном мире свидетельствующего о страхе перед противником) уже мало беспокоит Киев и направлен, скорее, на западных партнеров и «партнеров» Украины. Именно они, по замыслу Кремля, должны усмирить возможные военные амбиции Украины по освобождению ее территории на востоке.

Следует отметить, что на сегодняшний день тактика основных внешнеполитических акторов (США, Франции, Германии, НАТО, ЕС) на поле противостояния российской агрессии против Украины является пассивной, даже заигрывающей с Кремлем. Такая безнаказанность за гибридную агрессию против Украины стимулирует Россию к активизации операций гибридной войны и против стран НАТО. Мы в полной мере видим проявления этого на границах Беларуси с Литвой и Польшей, где «мирные беженцы», организованные ФСБ и режимом Лукашенко, штурмуют государственные границы членов НАТО. Та же подленькая тактика действий чужими руками «за спинами женщин и детей» (© — В.Путин), что была опробована в Украине…

источник

 

 


- Правительство против олигархов: пострадают все, кроме Коломойского. Главный удар будет нанесен по Ахметову…
- Почему почти все бывшие лидеры ЗЕкоманды сегодня уже в оппозиции?
- Эрдоган предлагает посредничество Украине и России
- Зеленского развели как лоха: казус Бутусова и повторение президентом ошибок и Порошенко, и Януковича. ВИДЕО
- Пересчет пенсий: как оформить услугу в смартфоне
- КНР подал в суд на Украину из-за «Мотор Сич». Подробности конфликта
- Украинский генерал рассказал, как Главу ОП Ермака называют в Москве
21:10Ноябрь, 11 2021 1104

 

ТОП Новости 
неделя
месяц