Юрий Касьянов: универсальный совет состоит в том, что по возможности район боевых действий нужно покинуть

Юрий Касьянов: универсальный совет состоит в том, что по возможности район боевых действий нужно покинуть

Я не даю советов нашему командованию, я высказываю свою точку зрения

Из интервью:

– Люди, живущие на временно оккупированных территориях, в частности, на юге страны, опасаясь активных военных действий из-за контрнаступления ВСУ, пытаются выехать оттуда. Каков ваш совет для тех украинцев, кто вынужден жить в условиях оккупации?

– Я не знаю, будет ли контрнаступление уже сейчас, но оккупированные территории чаще всего покидают по другим мотивам – из-за невозможности сосуществования на одной территории с агрессором, с его оккупационными войсками.

Мы прекрасно знаем, что оккупанты плохо относятся к проукраински настроенной части населения. Известно много фактов, когда людей, у которых проводят обыски и находят украинские флажки или другую украинскую символику, хватают, кидают "на подвал" и так далее. Особенно это касается бывших военнослужащих, бывших сотрудников силовых структур, государственных служащих.

Поэтому люди покидают оккупированные территории, в первую очередь, по этим мотивам. Многие не успели выехать в начале вторжения, когда российское наступление развивалось стремительно. Этому способствовали и факты предательства определенных лиц, иногда ошибки военного командования. В результате, засыпая вечером в постели в Украине, утром люди просыпались уже в оккупации под российским флагом.

Понятно, что многие мечтают покинуть это место, но бросить свой родной дом – это большая трагедия.

Что касается контрнаступления в этих районах, то мы все очень надеемся на то, что это случится как можно раньше. Понятно, что это произойдет в любом случае, мы освободим эти территории. И понятно, что современная война – это не средневековая война, когда армии выстраивались в поле и атаковали друг друга. Современная война задевает все слои общества, никто не может надеяться на то, что ему удастся отсидеться, когда он находится в районе боевых действий. Конечно, это очень опасно.

В современной войне неизбежно гибнет мирное население – и от обычных снарядов, и от ракет, и тогда, когда противник прикрывается людьми как живым щитом, занимает жилые постройки и выводит оттуда людей. Это неизбежность, это факт.

– Универсальный совет состоит в том, что по возможности район боевых действий необходимо покинуть.

– Конечно. Покинуть зону оккупации, если вы хотите выжить, не попасть "на подвал" и так далее.

Кроме того, оккупанты могут "мобилизовать" наших же сограждан и заставить воевать против нас. Мы это уже наблюдаем в "ДНР", "ЛНР" и Крыму, где наши бывшие граждане, которых принудительно перевели в российское гражданство, воюют на стороне оккупанта.

– По вашим оценкам, угрожает ли оккупация Киеву и другим крупным городам Украины?

– Оккупация Киеву не угрожает не только в ближайшей, но и в более отдаленной перспективе. Чтобы оккупировать Киев, противнику надо сначала его взять. Но вы видите, сколько времени у противника ушло на то, чтобы взять хотя бы Северодонецк. Это совсем не просто.

Если Мариуполь оказался в окружении фактически с третьего дня войны, то к обороне Киева подготовились очень хорошо. Чтобы захватить Киев, врагу нужно иметь армию в 3-4 раза больше той, которая есть на сегодня. Прежде всего, для этого нужно удержать под контролем окрестности Киева. Но, как мы видели, 40-тысячная армия противника под Киевом оказалась просто небоеспособной, растянутой, раскиданной.

Коммуникации врага обстреливаются, партизаны работают. Надо иметь миллионы людей, чтобы оккупировать Украину. Днепр, Киев – взять их физически невозможно. Потому что мы уже мобилизовались, подготовились. У противника нет тех миллионов солдат, чтобы занять каждое село. А без этого невозможно держать территорию под контролем.

Чтобы контролировать дороги, железнодорожные пути, мосты и так далее – это требует огромного напряжения сил врага. Ведь мы на своей земле, тут каждый следит за тем, чтобы все было в порядке. Но когда ты оказываешься на враждебной тебе территории и пытаешься оккупировать свободную страну, свободных людей, это тяжелее вдвойне. Потому что за тобой следят все глаза, все руки занимаются тем, чтобы делать тебе пакости. Это невозможно.

Для того, чтобы оккупировать хотя бы левобережную Украину, противнику надо иметь как минимум полтора миллиона солдат. Их нет.

– Можем ли мы надеяться на то, что контрнаступление ВСУ будет достаточно быстрым и достаточно эффективным? Что в короткие сроки мы сможем выйти, как минимум, на границы по состоянию на 23 февраля?

– Я не представляю военное командование и не могу делать такие прогнозы, потому что не обладаю всей полнотой информации. Конечно, я бы хотел, чтобы наше контрнаступление было стремительным, красивым, малокровным, победоносным, максимально эффективным. Но на сегодняшний день для проведения такого контрнаступления, как справедливо говорит наше военное командование, нам не хватает вооружений. Для контрнаступления нужно иметь перевес над противником в средствах поражения. Нужно иметь достаточное количество танков и бронемашин, чтобы двигаться вперед.

Потому что скорость движения пехотинца ограничена. Нести на себе огромное количество боеприпасов, с гранатометом в поисках вражеского танка – это смешно. Так не наступают.

Но другой вопрос, надо ли нам это контрнаступление, о котором так много говорят. Из этого сделали конфетку в красивой обертке, чтобы поддержать население. Но, на мой взгляд, нам нужно думать не о контрнаступлении и даже не о том, чтобы удержать какую-то территорию, какие-то ключевые города, хотя это тоже важно.

Мы можем потерять больше территорий. Но наша задача – не удержание территорий. Наша задача – уничтожение вражеских войск, всеми возможными методами громить войска противника, которые обладают существенным перевесом. Заманить врага в ловушку, отдать какой-то кусок нашей земли, все заминировать и разгромить эту группировку.

Мы должны быть более хитрыми, потому что у нас нет такого преимущества в технике, чтобы мы могли воевать с врагом лоб в лоб. Мы ценим своих людей. Для нас важнее не территории, а наши люди. Поэтому мы должны воевать грамотно, искусно, громить противника, чтобы в какой-то момент у него просто не оказалось сил не только для продолжения наступления в Украине, а для того, чтобы удерживать взятые позиции.

Например, так, как это было под Киевом. Наши войска, наши добровольцы действовали достаточно искусно. Они позволили противнику зайти далеко – настолько далеко, что ему приходилось оставлять в каждом селе по 10-20 человек, которые стали полностью небоеспособными. Они растянулись, их надо было как-то кормить, обеспечивать топливом, боеприпасами и так далее. В лесах под Киевом, в поселках и селах группировка просто потеряла свои боевые возможности. Точно так же надо действовать и на востоке, на Донбассе, на юге.

Когда мы упираемся за какой-то укрепрайон, воюем изо всех сил, да, мы перемалываем противника, но в то же время противник перемалывает и нас. У него больше артиллерии, он знает наши позиции, постоянно лупит по ним и превращает все в кровавое месиво, в марсианскую пустыню, где негде укрыться. Может быть, нам нужно действовать более мобильно, более искусно? Я не даю советов нашему командованию, я просто высказываю свою точку зрения.

Юрий Касьянов


- Курс валют: сколько стоит доллар в банках, обменниках и на межбанке
- Подоляк объяснил слова Арестовича о "скором контрнаступлении" ВСУ
- Арестованные корпоративные права OceanPlaza переданы в АРМА
- В Геническом районе взорван склад армии рф: ВСУ достают уже и туда
- Германия впервые купила нефть у США, вместо российской - Reuters
- Власть РФ грозится уничтожить завод Bayraktar в Украине
- РФ нужна оперативная пауза, а не переговоры - ОП
10:21Июнь, 28 2022 948

ТОП Новости 
неделя
месяц