Зеленский и декоммунизация: Как будет жить Институт национальной памяти при новой власти?

В Институте национальной памяти сотрудники ждут решения своей судьбы, то бишь завершения досрочных парламентских выборов и формирования Кабмина. Именно правительство назначит нового главу института. Или не назначит, оставив прежнего – Владимира Вятровича. Хотя наши источники утверждают: Вятрович с поста уйдет, а с ним, очевидно, и большая часть его команды. Президент Зеленский, скорее всего, не станет вмешиваться в институт как таковой, но охотно расстанется с его нынешним руководителем, заменив Вятровича на более нейтральную фигуру. Именно так в свое время поступил Виктор Янукович, во время правления которого физик по образованию и "нашеукраинец" по партийной принадлежности Игорь Юхновский уступил кресло историку Валерию Солдатенко, который и руководил институтом с 2010 по 2014 год. При Януковиче, правда, весь институт поменял свой статус – с "центрального органа исполнительной власти" на "научно-исследовательское учреждение". После Революции достоинства все отыграли назад, и Институт национальной памяти опять стал "властью" со 127-миллионным (данные за 2019-й) годовым бюджетом. Что будет с институтом дальше – вопрос открытый. Фактом является то, что общение главы государства и руководителя института началось не лучшим образом. "К президенту я присматривался внимательно" Два Владимира – Вятрович и Зеленский – знакомы лишь заочно. Так утверждает первый из них в интервью изданию censor.net.ua. Он же добавляет, что следит за гуманитарной деятельностью президента достаточно внимательно. "Никаких отношений (с командой Зеленского) у меня нет, – говорит Вятрович. – Есть заочное общение через Фейсбук. Для любого руководителя государства важно его поведение в гуманитарной политике. Я отслеживал это и у Порошенко, и у Януковича, и у Ющенко. В меру возможности пытался влиять на эту гуманитарную политику. Считаю, что с Порошенко это достаточно успешно удавалось. Очевидно, что после избрания нового президента я внимательно присматривался к его шагам в гуманитарной политике, еще когда он был кандидатом". "Что меня беспокоило, – продолжает Вятрович, – замалчивание проблем. Мы понимаем, что Зеленский стал президентом за счет молчания: он не давал ответа на ключевые вопросы. С трудом журналисты из него вытянули, что он якобы не против декоммунизации. С трудом вытащили, что и Бандера для него герой". В интервью "Цензора" Вятрович говорит и о том, что он не против остаться на своей нынешней должности, но "при условии, что не будет попыток изменить то, чем занимался институт в течение последних пяти лет". Впрочем, сейчас директор института баллотируется в Верховную Раду по спискам порошенковской "Европейской солидарности" и имеет условно проходное 25-е место. Карьерная альтернатива в виде депутатского мандата Вятровичу почти обеспечена. А вот что будет с его начинаниями в качестве главы института, пока не известно. Тем более когда представитель президента в Верховной Раде Руслан Стефанчук делает взаимоисключающие заявления. То он исключает откат в вопросе декоммунизации, то просит не называть улицы так, чтобы это провоцировало конфликты. "Что касается конкретно законов о декоммунизации: они работают, и слава Богу, но я предметно не изучал их имплементацию. Я уверен, что нам надо немного изменить точку зрения. Все, что сделано, прекрасно. Если надо будет сделать что-то большее, то я уверен, что Владимир Зеленский как патриот Украины приложит к этому все усилия. Но надо не искать проблемы в прошлом, как с теми же поляками или венграми, а нарабатывать пути сближения, примирения, понимания друг друга", – заявил Стефанчук. И добавил по поводу переименований населенных пунктов: "Я могу сказать личное мнение. Я бы очень хотел, чтобы в Украине было больше улиц Шелковичных, Вишневых, Яблоневых. Тех, названия которых не провоцируют конфликт. У Украины очень сложная история, но моментов, которые объединяют украинцев, гораздо больше, чем вещей, которые разъединяют... Основная задача государства, на мой взгляд, – это не "разделяй и властвуй", а "объединяй и приумножай", – подчеркнул Стефанчук. В теории подобные примирительные тезисы звучат хорошо, но на практике все получается совсем не так. Жуков преткновения Первый момент, из-за которого поссорились Институт национальной памяти и команда президента Зеленского, связан с харьковским памятником Жукову. Собственно, на тот момент, когда писался этот материал, стычки возле сооружения продолжались, хотя конфликт шел уже третью неделю. От памятника остался теперь один монумент – советского маршала снесли с насиженного места еще 2 июня, при этом мэр города Геннадий Кернес тут же пообещал памятник восстановить.  Эта идея (с вмешательством Кернеса) почему-то понравилась официальному представителю Зеленского Юлии Мендель, которая заявила, что "сейчас мэр Харькова должен взять на себя ответственность как главный арбитр". Она же добавила, что закон о декоммунизации предусматривает снос памятников советским деятелям, но в то же время там есть пункты, согласно которым исключениями являются деятели, которые способствовали деоккупации Украины от нацистов. "Это касается не только памятника Жукову, но и переулка Жукова (…). Владимир Зеленский призывает власти Харькова выяснить правовую коллизию, поскольку здесь должны быть четкие обсуждения с общественностью. Должно быть принято решение, наиболее приемлемое для всех сторон", – заявила Мендель. А в заключение подчеркнула, что текущая ситуация в Харькове является примером непродуманной гуманитарной политики, которая продолжалась последние несколько лет. Слова президентского пресс-секретаря и его апеллирование к Кернесу крайне возмутили Институт национальной памяти. "Мэр Харькова не может быть арбитром в ситуации с Жуковым. Он спровоцировал обострение, не выполняя закон", – отреагировал в Фейсбуке Владимир Вятрович. 3 июня, то есть на следующий день после харьковских эксцессов, институт опубликовал заявление, где говорилось о том, что никакие исключения для Жукова законом не предусмотрены и что памятник этому деятелю должен быть снесен в полном соответствии с законом о декоммунизации. "Здесь нет никакой коллизии. Упомянутые спикером президента исключения нельзя применить к данной ситуации", – отметил юрист института Сергей Рябенко. Он же указал Юлии Мендель на ее некомпетентность: мол, никаких улиц или проспектов, названных в честь Жукова, в Харькове уже не осталось. А переименовывать их обратно, присваивая имена советских деятелей и тому подобное, не позволяет закон. (Правда, недавеча как 19 июня депутаты Харьковского городского совета успешно проигнорировали закон, большинством голосов вернув проспекту Петра Григоренко имя маршала Жукова. В Институте национальной памяти еще раз указали на недопустимость подобных решений, но в Харькове данный вопрос, похоже, для себя уже закрыли.) Вятрович vs Добкин? Мы опросили экспертов и попросили их обрисовать будущее как Института национальной памяти и Владимира Вятровича, так и декоммунизации в целом. И вот что они ответили. "У Зеленского еще не сформировалось окончательное убеждение, нужно или нет проводить декоммунизацию. Он в значительно большей степени зависим от общественного мнения, чем Петр Порошенко. А общественное мнение всегда консервативно, и многие люди выступают против любых изменений, чего бы они не касались. Негативное отношение было в свое время к ВНО, когда данное тестирование только внедряли, хотя я считаю, что это была настоящая реформа, причем одна из наиболее успешных", – говорит 112.ua Богдан Петренко, заместитель директора Украинского института исследования экстремизма. "Но возвращаясь к декоммунизации. Она у нас уже осуществлена, поэтому вопрос лишь в том, может ли быть откат назад, как это происходит сейчас с памятником Жукову в Харькове. В подобных конфликтных ситуациях Зеленский, как мне кажется, просто спустит ситуацию на места – дабы ответственные решения принимали общины и сами разбирались с тем, нужны ли им советские названия и памятники, или не нужны", – добавляет он. Что же касается института, то с ним все будет в порядке, потому что "все-таки среди поклонников Зеленского есть немало патриотически настроенных людей, ведь у него достаточно широкий спектр электората, и он сегодня сам окончательно не определился с тем, на что конкретно будет делать ставку. Но Вятровича, скорее всего, заменят на кого-то другого – кого-то более близкого к команде Зеленского. Возможно, ему даже оставят нынешнее финансирование. Но заниматься институт будет уже не декоммунизацией, а, возможно, поиском каких-либо достопримечательностей и прочее. Тут вопрос не так в институте как таковом, как в персоналии, которая его возглавляет", – убежден эксперт. На уточняющий вопрос о том, что не так с личностью самого Вятровича, Петренко отвечает так: в качестве главы института нужен человек, который "не будет ломать через колено украинцев, но бороться с их консервативным сознанием". Институт национальной памяти "тихонько себе будет существовать и будет привлекать минимум внимания. Ликвидировать институт Зеленскому было бы нецелесообразно, это только бы добавляло шума и драйва националистическим силам – Порошенко, Вакарчуку и другим его оппонентам", – считает директор Института глобальных стратегий Вадим Карасев. "У Вятровича было много идеологизации, хотя надо отметить, что человек он последовательный. Но вся его идеология больше подходит Галичине, чем всей Украине", – говорит он. "Декоммунизация будет продолжаться, но не в тех масштабах, и противостояние спустится с общегосударственного на региональный уровень. Но пока закон о декоммунизации еще есть, процесс может продолжаться. Вопросы языка, веры, истории спустятся на более низкий уровень, чем президентский, и будут, скорее, отмечать региональную политику", – комментирует для 112.ua директор Украинского института анализа и менеджмента политики Руслан Бортник. В одном из пунктов Бортник согласен с двумя предыдущими ораторами: ломать все, что было наработано предыдущей властью, администрации действующего президента не выгодно: "Институт останется, потому что его ликвидация будет трактоваться оппонентами Зеленского как отказ от определенного политического курса. Но возглавит институт более рассудительный человек. Кто именно, будет решать правительство". А вот касательно объемов вливания в учреждение бюджетных денег Бортник не уверен, сохранится ли нынешний статус-кво. "Финансирование будет зависеть от функций института. Если их будет меньше, то меньше будет и финансирование. Эта институция сегодня превратилась в чисто политическое образование, функций государственного управления в ней почти нет. Всем тем, чем она сейчас занимается, должны заниматься министерства культуры, юстиции, региональные органы власти, вновь созданная служба по вопросам свободы совести. Подобные институты существуют в таком виде, как у нас, только в постсоветских странах и играют роль десоветизации. Считаю, что в этом случае подобные институты следует ликвидировать, а их функции передавать профильным министерствам и ведомствам. Еще и потому, что сейчас количество чиновников в Украине в десять раз больше, чем в 1991 году, и это при том, что население уменьшилось чуть ли не в половину", – обращает внимание эксперт. Еще резче отзывается Андрей Золотарев, руководитель центра "Третий сектор". "В том виде, в котором институт действует сейчас, это сплошная сусловщина, если кто-то помнит этого идеолога ЦК КПСС (Михаила Суслова, – авт.), потому что у него что-то есть общее с господином Вятровичем. Содержать такие учреждения за бюджетный счет? Считаю, что господин Зеленский будет экономить". "Декоммунизация – это изменение общественных отношений, а не смена названий и война с памятниками. И вот в плане как раз общественных отношений многое из того, что делал Вятрович, напоминает коммунистические времена. То есть нетолерантность к чужому мнению, игнорирование мнений общества. Поэтому я бы пожелал господину Зеленскому декоммунизировать декоммунизаторов", – иронизирует Золотарев. Но тут же и отмечает, что "господин Зеленский проводит референтную политику, то есть старается понравиться всем. Углублять декоммунизацию он не станет, но и отменять ничего не будет". Что касается Владимира Вятровича, то за него Андрей Золотарев спокоен. "Сладкая жизнь Вятровича подходит к концу, но из политики он не исчезнет. Есть определенный запрос на те идеи, которые он артикулирует. Вятрович возродится как парламентарий и будет, видимо, драться с трибуны с Добкиным", – говорит эксперт. В качестве постскриптума В ожидании этого зрелища добавим, что Конституционный суд по представлению 46 народных депутатов сейчас рассматривает соответствие декоммунизации Основному закону Украины. Хотя слово "рассматривает" здесь не совсем уместно. За это дело КСУ взялся еще месяц назад, 20 мая, при этом было объявлено, что заседание будет проходить в закрытом режиме. Режим оказался настолько закрытым, что и по сей день не известно, как продвигаются слушания по декоммунизации. Политолог Алексей Якубин утверждает, что в действительности этим делом (как и рядом других, например, "церковными законами", то есть образованием ПЦУ) в Конституционном суде никто не занимается. Судьи сосредоточены на одном – как выйти из сложной и неприятной для них коллизии, связанной с досрочными выборами. "Если вердикт будет таким, что выборы нельзя проводить, КСУ сам станет жертвой общественного недовольства: оно перенесется из Рады на суд", – прогнозирует Якубин. Но это уже совсем другая история.

Наталья Лебедь


Источник

Поделиться​​ новостью:


- Уничтожаешь Хлеб - множь Зрелища!
- Контрабандисты против коломойских, коломойские против соросят. Кто с кем и зачем воюет внутри "Слуг"
- Зеленский не стал ликвидатором старой системы, он занял в ней отведенное ему ложе — Сергей Гайдай
- Коломойский разболтал тайну Порошенко, о которой все молчат
- ОП не будет возвращать ПриватБанк Коломойскому
- Полиграф-шоу. Дубинский и Арахамия проходят детектор лжи. ФОТО. ВИДЕО. Как это было
- Рада собирается снять неприкосновенность с одного из нардепов
- Стало известно, как "слуг народа" на полиграфе будут проверять
- Рябошапка уволил из ГПУ Горбатюка
- Новые правила для водителей. Что изменилось
11:17Июнь, 20 2019 339

► РЕЗОНАНС
сегодня
за неделю