Потери российских оккупантов в наступлении и ресурс на перспективу

Это не теория. Это работающая система расчетов

Сегодня у многих возникают вопросы относительно того, что российские оккупационные войска несут тяжелые потери, но все же от месяца к месяцу имеют возможность наступать – отгрызая территории, пусть и малые. Вот и возникает диссонанс: потери рекордные, а наступление не снижает темпов. Давайте разберемся, почему так получается.

Подробнее об этом: 

В декабре 2023 года я отметил, что ведение войны для Украины переходит в исключительно оборонный формат, а сама фаза войны – в цикл истощения противника. При этом – без прямой привязки к территориальным локациям.

То есть в нынешнем промежутке времени важен процесс уничтожения ресурса врага, а не удержание или освобождение территорий.

Теперь к вопросу потенциала наступления российских оккупационных войск.

Российские оккупационные войска (РОВ) и вправду сейчас теряют рекордное количество живой силы и техники, но есть нюанс. В январе 2024 года оккупационная армия потеряла более 26 тыс. тел, в феврале 28,4 тыс. тел, в марте – более 28,2 тыс. тел. По состоянию на середину апреля потери РОВ составляют почти 12,5 тыс. тел. Но проблема в том, что мобилизационный потенциал в РФ сейчас позволяет каждый месяц поставлять 30 тыс. тел.

То есть ликвидируя 25-28 тыс. оккупантов в месяц, мы не создаем дисбаланса в мобпотенциале ВС РФ, который позволяет не только компенсировать потери в ноль, но и нарастить свою группировку на 2-5 тыс. тел в месяц.

Вывод? Вывод относится к той категории, что если его озвучить, то Facebook точно заблочит. На самом деле он предельно прост: просто нужно больше убивать российских оккупантов.

В настоящее время наступление РОВ имеет возможность каждый месяц поддерживать свой уровень интенсивности благодаря именно тому, что в месяц уничтожается меньше оккупантов, нежели компенсируется. Но данный показатель не является стабильным и имеет тенденцию расти.

Например, в сентябре 2022 года российские оккупационные войска потеряли более 11 тыс. тел, в октябре почти 13 тысяч, в ноябре – около 17 тысяч. В свою очередь в сентябре, октябре и ноябре 2022 года в России проходила частичная мобилизация, которая позволила призывать людского ресурса по 100 тысяч в месяц. То есть была компенсация потерь в 7 и даже 8 раз выше.

А с января 2023 года мобилизация в РФ стала выходить на показатель в 20-25 тысяч тел, что позволяло с увеличением компенсировать месячные потери.

То есть ранее потенциал мобилизации в России (без репрессивно-принудительной компоненты) давал возможность командованию не обращать внимания на потери, которые не только выводились в ноль ежемесячным сбором людского ресурса, но и позволяли увеличивать общую численность группировки.

Из-за этого в Украине сейчас находятся 475 тысяч российских оккупантов, в то время как в 2022-м вторгалось от 180 до 200 тысяч.

Но все же ситуация меняется не в пользу РОВ.

По мере того, как российские оккупационные войска начинают все больше испытывать дефицит техники в зоне боевых действий, особенно компоненты боевых бронированных машин, они начинают использовать, скажем так, непрофильную технику. На штурмы отправляются подразделения на автомобильном транспорте, на уазиках, на "Уралах", на багги и… даже на мотоциклах. Это не специализированная и не бронированная техника, ее применение влечет за собой рост потерь.

Но даже если мы говорим о бронированной, то и тут у оккупантов ситуация не лучше. Из-за дефицита ББМ и дисбаланса в соотношении живая сила / техника на одну единицу нагружают людской ресурс, не соответствующий ее вместимости, даже на броне. А это в случае поражения боевой единицы также чревато растущими потерями в категории "200"/"300".

И именно сейчас мы можем видеть то, как показатель ликвидации российских оккупантов начинает приближаться к первому граничному значению их мобилизационного потенциала – 30 тысяч в месяц. А, поскольку с техникой ситуация у РОВ не улучшится, а только наоборот, то и потери личного состава будут лишь расти и будет неизбежное превышение планки в 30 тысяч.

С другой стороны, когда это произойдет, требования к мобилизации у командования вырастут, и оно попытается повышать планку до 40 тысяч, затем и до 50 тысяч. А затем – предел. Непреодолимая планка. Хотя и 30 тысяч – это уже серьезный вызов для российского мобпотенциала.

Думаете, это лишь теория? А посмотрите на практику. В марте 2022 года РОВ потеряли почти четыре тысячи тел, а в марте 2024 года – уже более 28 200. Потери российских оккупантов на третьем году полномасштабной войны выросли более чем в семь раз.

Мобилизационный ресурс призыва на конец 2022 – начало 2023 года составлял 20-25 тыс. тел, а на начало 2024 года – 30 тысяч. Потери РОВ растут быстрее, чем их мобилизационная система способна наращивать системный набор.

И главное, как бы странно это ни звучало по отношению к России – стране, как считают, с бесконечным людским ресурсом, пределы есть у всего. И в вопросах дисбаланса в категории "потери – компенсация" мы уже догнали врага. А в перспективе без открытой и полной мобилизации наш враг из складывающейся патовой ситуации выйти не сможет.

Это не теория. Это работающая система расчетов.

Александр Коваленко


 

Читайте также!

 

 

 

 

- Доживет ли Российская Федерация до 2028 года?
- Байден помешал Китаю передать России оружие
- Генштаб ВСУ: за сутки уничтожено 1300 русских пидоров-оккупантов
- Русский православный ебанариум! В РПЦ заявили, что убитые в Украине российские солдаты начали воскресать
- Украинские дроны упали у дворца Путина-huilo
- Украина успешно ломает ядерный щит России
- Арденне, а не Курчатов, сделал Сталину атомную бомбу
11:03Апрель, 17 2024 1701

ТОП Новости 
неделя
месяц