Рента преткновения: почему бизнес против увеличения налога в угоду Коломойскому

Рента преткновения: почему бизнес против увеличения налога в угоду Коломойскому

Каждый раз победившая команда начинает менять правила игры для бизнеса, вследствие чего вместо ожидаемой прибыли страна в общем итоге закономерно получает убытки. Так было с рентой на добычу газа (ну, и где обещанный рост добычи после вытеснения «Укргаздобычей» частного бизнеса с перспективных скважин?). Так сегодня происходит и с рентой для железной руды, которую депутаты предлагают поднять.

Об этом говорится в публикации «Апострофа».

И сколько не втолковывай народным избранникам, что для развития бизнеса и прихода зарубежных инвесторов краеугольным камнем является стабильность законодательной базы — но нет. Каждый раз вмешиваются вполне конкретные интересы, вполне конкретных заинтересованных олигархов, вследствие чего стабильные рынки начинает трясти после попыток депутатов законодательно «подкрутить гайки» для той или иной отрасли.

Спорный законопроект

Рынок полезных ископаемых никогда не отличался особой ценовой стабильностью. Стоит лишь вспомнить, что в последние годы происходит с ценами на нефть. Что касается железной руды — то действительно, сейчас ее стоимость колеблется на отметке около $80 (при прогнозе $74), позволяющей отечественным предприятиям зарабатывать, в том числе — на зарубежных рынках. Но еще несколько лет назад была чуть выше $40, на грани и даже ниже себестоимости добычи, что ставило под вопрос существования в Украине добывающих ее предприятий в принципе. И, тем не менее, тогда бизнес не останавливал добычу, понимая, что конъюнктура рынка изменчива, и за падением всегда идет рост.

Однако то, что украинские горнодобывающие предприятия начали зарабатывать, платя больше налогов в бюджет, похоже, нравится далеко не всем в новоприбывшей к власти команде. Как следствие, 30 августа на сайте парламента появился законопроект №1210 авторства главы комитета по вопросам финансов, налоговой и таможенной политики Даниила Гетьманцева, относительно усовершенствования администрирования налогов, который, помимо прочего, содержит раздел о повышении с 8 до 10% ставок ренты на добычу железной руды. Причем, исключительно этого типа природных ископаемых, а марганцевую руду (напомним, предприятия по ее добыче — среди главных активов олигарха Игоря Коломойского) в законопроекте вниманием стыдливо обошли. Но главное даже не в повышении, а в смене базы налогообложения. Если раньше рента взималась с добытой руды, то теперь предлагается это делать и с продуктов ее переработки. Для ГОКов это означает значительные потери, возможную утрату зарубежных рынков и в перспективе — даже закрытие.

Что характерно, незадолго до появления законопроекта Игорь Валерьевич жестко прошелся по своим коллегам, владеющим горнодобывающими бизнесами, мол — чего это они зарабатывают, а я нет. Непорядок. Нужно ренту повысить. При этом, напомним, Коломойский формально — ни разу не политик, а наш новый президент пообещал, что никакого влияния олигарха на власть не будет. Да уж, действительно, «никакого влияния».

Предлагаемые изменения, ожидаемо, вызвали полное недоумение у бизнеса. Ведь какая-либо логика в повышении ренты отсутствует. Увеличение отчислений в бюджет? Их не будет, поскольку украинские предприятия после увеличения ренты потеряют рынки Европейского Союза и Китая, что в итоге наоборот приведет к потерям бюджета. Увеличение отечественного производства стали? Так опять же нет, поскольку горнодобывающие предприятия и сегодня готовы полностью закрыть потребности сталелитейных заводов — мощностей вполне хватает, только вот те больше руды почему-то не просят.

Сразу же после появления законопроекта по инициативе профильных ассоциаций было проведено исследование, которое однозначно говорит: плюсов от увеличения ренты никаких, а вот минусов — воз и маленькая тележка.

Стальные аргументы бизнеса

К чести автора законопроекта Гетьманцева и возглавляемого им комитета, после появления негативной реакции на инициативу те не стали прятать голову в песок, а наоборот — пошли навстречу бизнесу, собрав 12 сентября на базе комитета специальную рабочую группу для обсуждения вопросов размера ренты и принципов подходя к налогообложению добытой руды.

«Апостроф» был основательно удивлен, обнаружив сколько народа интересуется вопросами повышения ренты. Помимо членов комитета и журналистов, присутствовали представители (и даже владельцы) всех до единого ведущих добывающих и перерабатывающих руду предприятий, профильных ассоциаций, представители консалтинговых и исследовательских компаний, аналитических центров и даже ученые — всего порядка сотни человек.

Еще большее удивление вызвал тот факт, что, оказывается, отвечает за блок о повышении ренты в законопроекте №1210 лично заместитель главы комитета Александр Дубинский (который, как известно, является рупором и медиа-тенью упомянутого выше Игоря Коломойского). Об этом во вступительном слове заявил Даниил Гетьманцев и затем передал бразды правления на заседания своему коллеге.

Дубинский начал достаточно корректно, объяснив, что целью повышения ренты является увеличение поступлений в бюджет, и что, поскольку вопрос слишком дискуссионный, комитет готов выслушать и обсудить все замечания и предложения и контраргументы.

«Мы выходим из того, что нам требуется увеличить доходы бюджета… Но я уже получил очень большое количество писем от металлургов, производителей и перевозчиков. Они приводят свои замечания и свои аргументы, и мы эти аргументы хотим услышать. Это очень важно, ведь металлургическая отрасль — одна из крупнейших поставщиков валютной выручки в страну. Поэтому мы будем учитывать все позиции, будем основательно подходить к определению размера этой ренты и хотим продемонстрировать, что мы готовы выслушать все аргументы, которые будут влиять на принятие решения комитетом, на принятие решения в зале», — сказал заместитель главы комитета.

Следом слово взял президент ОП «Укрметаллургпром», бывший замминистра Александр Каленков, который повторил главные контраргументы против повышения ренты, изложенные в исследовании, и привел новые.

По его словам, горнодобытчиков беспокоит не столько 2 процента увеличения ренты, сколько пересмотр базы налогообложения. Ведь одно дело взимать ренту с добытой руды, но совсем другое с уже обогащенной, как предлагается в законопроекте. Ведь, при этом совершенно не учитываются затраты на этот процесс.

«Именно это даст повышение ренты для нас, фактически, в 4 раза. Если брать наших основных конкурентов — Австралию, Бразилию, там содержание железа порядка 60%. То есть они копают, и сразу могут продавать. У нас же — очень бедные руды. Средние содержание железа – это 32%, но есть такие, в которых 25%. Поэтому наша руда должна проходить процесс обогащения. Из-за этого и себестоимость у нас в разы отличается от наших основных конкурентов за рубежом», — объяснил Каленков.

Помимо конкуренции со стороны Австралии и Бразилии, по словам Каленкова, существенную (если не основную) опасность для наших горнодобывающих предприятий представляет Россия.

«Из-за себестоимости энергоносителей — это газ, электроэнергия, еще дизель — мы существенно проигрываем россиянам. И даже по ж/д тарифу. Сейчас россияне имеют, по крайней мере, 10% преимущества по отношению к нам. И ренту они платят меньше. Что будет, если законопроект будет принят в таком виде? Разница между нами и россиянами еще больше увеличится. Сейчас у нас под риском экспорт в страны ЕС железорудного концентрата, железорудных окатышей — где-то 16 миллионов тонн. Мы все понимаем, что сейчас ожидается охлаждение рынка. И первыми, кто выйдет с европейского рынка – это мы. К сожалению, из-за логистики, из-за энергоносителей мы уже существенно проигрываем россиянам и они завоевывают наши рынки в Европе», — подчеркнул Каленков.

Кроме потерь поставок 16 млн тонн руды на рынки ЕС, повышение ренты приведет также и к потере для Украины китайского рынка, а это еще 10 млн. тонн.

«Что это значит, если посмотреть масштабно? 26 млн тонн — это фактически 35% всего производства железорудного сырья в Украине или порядка 70 с лишним процентов нашего экспорта… Если эти прогнозы сбудутся, мы потеряем 11,3 миллиарда гривен. То есть если государство рассчитывает дополнительно получить 8,8 миллиарда гривен (от принятия законопроекта), то фактически будет потеряно (для бюджета) 2,5 млрд грн. И это еще не учитывая, что этот же тоннаж – 26 миллионов тонн перевозит железная дорога. Для них это, наверное, груз номер два после зерна. Поэтому, если собрать все потери еще и в смежных областях, по нашим оценкам потери бюджета могут достигать до десяти миллиардов гривен», — пояснил глава объединения металлургов.

«Мы, как отрасль – и металлургия, и горняки, никогда не рассчитывали на какие-то льготы и прочие преференции. Потому что мы конкурируем на западных рынках, где из-за льгот есть очень хорошая «возможность» попасть под субсидиарные расследования. Поэтому нам не нужны льготы, а нужна грамотная промышленная и налоговая политика. Государство должно посмотреть на другие страны, в том числе те, с которыми мы конкурируем, и как это отражается на конкурентоспособности нашего товара. Чтобы не привести к тому, что из-за резкого уменьшения конкурентоспособности, мы продадим меньше и в итоге государство получит меньше», — акцентировал Каленков.

Похожую мысль относительно использования мирового опыта высказал и бизнесмен, владелец производителя железорудного сырья Ferrexpo Константин Жеваго. По его словам, эксперимент с повышением ренты, который сегодня запланировали депутаты, не соответствует принятым в мире практикам, негативно отразится на бизнес-климате и подаст негативный сигнал инвесторам.

«Мы должны посмотреть лучшие практики, и ими пользоваться. Мы здесь (на мировом рынке руды) не устанавливаем правила, мы следуем тем, которые существуют в мире. Мы представляем на мировом рынке реально 4-5% объемов производства. 95% — это Бразилия, Швеция, Канада, США, Австралия. Соответственно, мы должны в этой ситуации приспосабливаться… Будьте любезны, народные депутаты, изучите мировую практику и сравнивайте, с мировой: шведское законодательство, американское, канадское, австралийское. В странах кредибильных, с которыми мы конкурируем. Изменения в закон, которые вы пытаетесь внести, не существует ни в одной стране мира. Если вы хотите, как народные депутаты, получить нобелевскую премию в сфере экономики, то у вас это вряд ли получится по одной простой причине — все хорошее уже давно изобретено», — сказал Жеваго.

Он также предложил членам комитета воспользоваться услугами ведущих мировых агентств для анализа ситуации и подготовки взвешенного решения.

В том же духе высказывались и другие представители горнодобывающих предприятий. Так, представитель «Метинвеста» с цифрами в руках показала, что повышение ренты и изменение базы налогообложения может лишить украинские предприятия конкурентного преимущества за рубежом из-за увеличения себестоимости продукции.

«$40 — это монетарная себестоимость концентрата на вагонах предприятия. Далее, чтобы довести товар, например, в Китай, нужно потратиться на ж/д тарифы, фрахт, перевалку в порту. Есть еще затраты, которые предприятие несет при обслуживании аккредитивов, это обычный бизнес-процесс. И (в результате) мы получаем $69 себестоимость продукции в Китае… Это $8 чистого денежного дохода. То есть ни о каких сверхприбылях речь не идет. Но при этом Platts $91 (стоимость в Китае на данный момент) — очень нестабильный, поскольку консенсус-прогноз всех агентств — $70-75», — пояснила представитель компании.

А учитывая понижающий коэффициент 0,9, для украинских предприятий цена составит $63-67,5, что получится ниже себестоимости.

«И мы ведь еще помним ситуацию конца 2015 — начала 2016 годов, когда цена была $45-50», — подчеркнула представитель компании.

Ее поддержал и лидер практики налогообложения и юридических услуг крупнейшей мировой аудиторской компании Price waterhouse Coopers (PwC)

По его словам, если парламент поднимет ренту, доля рентных платежей в отношении коммерческой прибыли металлургических предприятий Украины в 10 раз превысит аналогичные в других странах-конкурентах. И, в случае мирового падения цен на руду, украинский бизнес просто будет вытеснен с зарубежных рынков из-за потери конкурентоспособности продукции украинских горнообогатительных комбинатов. В связи с этим, считают в PwC, с повышением ренты спешить не следует, а стоит продолжить консультации с бизнесом и профильными специалистами экономики.

Чужая прибыль — бельмо в глазу

Выступления и вопросы оппонентов представителей горнодобывающим предприятий в вопросе повышения ренты на фоне аргументации бизнеса и экспертов смотрелись на порядок более блеклыми. Так, логику повышения попытались объяснить Дубинский, еще несколько его коллег-нардепов — членов комитета, а также представители Государственной налоговой службы.

Один из аргументов Дубинского был в том, что в сравнении со всеми рентными отчислениями (39,8 млрд грн) рента с железной руды 2,04 млрд выглядит не слишком впечатляюще. По его мнению, это слишком мало в сравнении с той выручкой, которую предприятия получают от продажи руды.

В ответ на это представители бизнеса заявили, что на самом деле поступления от ренты и не должны быть главными в этом вопросе. Ведь гораздо важнее налог на прибыль, поступления в бюджет от которого исчисляются десятками млрд грн, что стало возможным как раз благодаря адекватной ренте.

Еще один сторонник повышения, член комитета Игорь Палица, привел пример в своей родной Волынской области, где только коммунальное предприятие получило разрешение на разработку недр.

«Мое большое убеждение, что этим (недрами) должен владеть народ Украины… Вот, к нам приходят инвесторы, а лицензия — у коммунального предприятия. Оно принадлежит народу Украины, жителям Волынской области. Вкладывайте инвестиции, определяйтесь, где и что вы хотите добывать, но 50% прибыли — пожалуйста заплатите в бюджет области… Мне кажется, раз уж началась такая дискуссия, что мы должны пройтись комплексно по налогам и ренте. Для меня рента — это когда государство забирает сверхприбыли», — заявил нардеп.

Только вот забыл он уточнить, будет ли государство делить и убытки, если себестоимость добываемого сырья вдруг окажется выше цены продажи, в случае негативных тенденций на рынке. И стоит ли относить к «недрам» окатыши, которые, собственно, не являются рудой, а продуктом ее переработки, и которые сегодня почему то планируется обложить рентой.

В течение заседания тезис о необходимости лишить бизнес сверхприбылей звучал из уст сторонников повышения ренты несколько раз. Складывалось впечатление, что именно этот вопрос их беспокоит в первую очередь. А экономические обоснования, что государство прибыли и не получит, а украинские предприятия будут вытеснены с зарубежных рынков — вопросы второй значимости.

Попытался объяснить логику и механизмы повышения ренты и глава Государственной налоговой службы Сергей Верланов. По его словам, к расчету при начислении ренты будет приниматься так называемая таможенная стоимость руды за вычетом трех затратных составляющих.

«Мы предлагаем, чтобы ставка (ренты) и база формировались по следующей логике. Есть определенная таможенная стоимость, в порту от нее отнимаются расходы на транспортировку, окомкование и агломерацию. И фактическая стоимость, то есть — минус расходы, она и будет объектом», — пояснил представитель налоговой.

Однако ему возразил Сергей Беленький, глава Федерации металлургов. Он в который раз напомнил, что у каждого предприятия разные затраты на производство продукта, готового для продажи. Соответственно, изменение базы серьезно ударит по тем из них, кому приходится перерабатывать руду.

«Существует два типа предприятий по добыче железной руды — подземные шахты, которые добывают аглоруду, и для них практически изменяется только ставка ренты. Потому что они сразу добывают готовый продукт. И есть горнообогатительные комбинаты, которые не добывают продукт, который можно назвать конечным. Он таковым становится после очень серьезной переработки. И для них это увеличение ренты будет наихудшим. Потому что если раньше они облагались по себестоимости, плюс какая-то рентабельность, то теперь это (отчисления на ренту) вырастет примерно в четыре раза», — пояснил Беленький.

Экспертное мнение

Как отметил в комментарии изданию эксперт Международного центра перспективных исследований Егор Киян, в целом инициатива депутатов получить дополнительную прибыль вполне понятна. Однако в случае с повышением ренты они рискуют, условно говоря, убить курицу, несущую для бюджета золотые яйца.

«Действительно, с одной стороны мы видим справедливое желание чиновников наполнить бюджет. Но с другой стороны — попираются интересы металлургических предприятий, которые еще полностью не перешли на новые технологические нормы и, как следствие, имеют достаточно высокую себестоимость продукции по сравнению с другими странами. Главное, чтобы желание первых не превратилось в навязчивую идею с фокусом и слепым концентрированием на «найти и отобрать сверхприбыли» для наполнения бюджета, а не на развитие экономики и создание стимулов. Предприятия, в свою очередь, должны искать способы повышения своей эффективности. В противном случае, такая ситуация ни к чему хорошему не приведет», — считает аналитик.

По его мнению, сейчас крайне важно взаимопонимание сторон и диалог между ними. При этом он обратил внимание, что немаловажным фактором должны стать и мировые тренды на рынке железной руды.

«Ведь не исключено замедление мировой экономики, и мировые цены начнут падать. А учитывая возможные изменения украинской налоговой политики и состояние наших предприятий, пространства для уменьшения цены для них уже не останется», — отмечает Киян.

По его словам, в любом случае необходимо искать консенсус между позицией инициаторов законопроекта и бизнесом.

«Кардинальные изменения можно проводить тогда, когда ситуация стабильна и предсказуема, а не когда на носу замедление мировой экономики. При этом, помимо внешних факторов турбулентности рынков, может наложится еще и фактор внутренней политики, что еще больше расшатает ситуацию, причем к потерям обеих сторон», — отметил эксперт МЦПИ.

Он также добавил, что пока предложенная представителями ГНС формула определения базы для ренты, как впрочем и другая аргументация, не выглядит достаточно проработанной и комплексной.

«У себя в докладах они оперировали в основном абсолютным показателям (суммы, цены, себестоимость) и игнорировали относительные показатели (проценты, соотношения, качество и т.д.), которые хоть как-то могли бы показать перспективу качественных изменений и картину в других странах. Ориентация же только на себестоимость продукции может привести к волатильности налоговых платежей. Интересен и тот факт, что, по сути, после изменения объекта налогообложения: продукт переработки вместо руды — вряд ли уже можно называть этот налог «рентным платежом». Это выглядит как случайная неточность, или даже подмена понятий.

В целом считаю, что политика в этом вопросе должна быть взвешенной. Любые изменения необходимо проводить постепенно. Ведь непродуманные решения могут потом дорого стоить и бизнесу, и работникам, и стране в целом. Очевидно, что следовало бы сначала обсудить спорные моменты, а затем уже разрабатывать законопроект. В данном случае все произошло наоборот, да еще и наспех, — соответственно теперь ошибки и неточности сложнее будет устранить. Но, тем не менее, вести дискуссию и находить консенсус — нужно обязательно», — полагает Егор Киян.

Похоже, что к аналогичному мнению — что вопрос требует серьезной проработки при участии всех заинтересованных сторон и экспертов — пришел и Александр Дубинский. В результате по итогам рабочей группы он попросил руководителя Государственной налоговой службы сформировать рабочую группу и в сжатые сроки наработать консенсусное решение по вопросам размера ренты и базы для ее начисления.

«Я прошу главу ГНС создать рабочую группу при участии представителей бизнеса… от бизнеса два три человека, которая в течение недели, не больше, вышла бы на тот компромиссный вариант, который вы бы нам передали на окончательное утверждение», — отметил заместитель председателя парламентского комитета по вопросам финансов, налоговой и таможенной политики.

Каковы будут результаты работы этой группы — узнаем уже в следующий четверг.

Поделиться​​ новостью:


- Почему власть не предпринимает мер против Порошенко, который готовит Майдан на 14 октября? — экс-нардеп
- Мошенники украли за год 245 млн гривен с банковских карт: как себя обезопасить и вернуть деньги
- Рыночная цена газа по-украински: повысятся ли тарифы
- ДНРовский "чиновники" внезапно стали эвакуировать семьи в Россию
- Эксперты: У власти выбор - Портнов или правосудие
- Порошенко vs Зеленский: кому не доверяют украинцы
- Кабмин вдруг устроил масштабные кадровые перестановки: список
- Каким бизнесом владеют депутаты аграрного комитета Рады
- Порошенко срочно вылетел из Украины: "всплыл" экс-президент в ожидаемом месте
- Супрун заявила о рейдерском захвате МОЗ, Гончарук обвинил ее во лжи. Что случилось в Минздраве
19:09Сентябрь, 17 2019 1032

► РЕЗОНАНС
сегодня
за неделю